Ангарский Фаберже

И выеденное яйцо может быть бесценно

В Ангарском художественном центре прошла необычная выставка — резьба по яичной скорлупе. Работа настолько скрупулезная и тонкая, что искусствоведы сравнивают ее с ювелирными шедеврами Фаберже. По словам художника, этим мастерством в мире владеет около 800 человек, в России — менее десятка мастеров, а на всем просторе от Урала до Камчатки — только ангарчанин Валерий Степаненко. Ажурные скорлупки с аккуратно вырезанными на них узорами привлекают внимание, удивляют и завораживают. Многие не понимают, как такое возможно.

— Мы называем это «ангарские яйца Фаберже». Работа очень тонкая, ее можно сравнить только с ювелирной. Посетители строят догадки, как и чем это сделано, — рассказывает директор художественного центра Нина Власова. — Кроме резьбы Валерий Степаненко занимается гравировкой. Для этих целей он использует коричневые яйца, наносит орнамент и снимает с него верхний слой эмали. Таким образом на цветном яйце получается красивый белый рисунок. Выставку, на которой было представлено 16 яиц, предложил провести мастеру Степаненко художественный центр. Валерий Вениаминович сделал все экспонаты за три-четыре месяца. Каждое яйцо неповторимо, имеет свой рисунок и свой смысл. Тут есть и цветы, и снежинки, и правильные геометрические фигуры, капли дождя, кошачьи лапки.

— Иногда поводом для рисунка становятся подсмотренные или увиденные где-то сюжеты, пачка сигарет или дождь за окном, — рассказал Валерий Степаненко. — Есть даже серия яиц, посвященная взрослению дочки: сначала мягкие кошачьи лапки, потом лапки с коготками. Перед Новым годом по заказу художественного центра вырезал снежинки. Пытался вырезать руны, но это оказалось сложнее. Есть и хулиганские: на одном из яиц — знаки мужского и женского начала, сперматозоиды и сердца.

Идею мастер подсмотрел в Интернете три года назад, первый год работал на ведро. От содержимого яйца избавляется самым традиционным способом — делает два отверстия и выдувает. Рисунок на яйцо не наносит, иначе потом будут видны следы, а скорлупа может треснуть от приложенных усилий. Поэтому все узоры — на глаз. На саму работу может уйти дня два, а вот идея формируется неделями.

Дрель Валерий Степаненко называет своей кисточкой. Ее вес в 1,1 килограмма, естественно, осложняет работу с хрупким материалом: одно неосторожное движение — и все насмарку. О том, что яйцо не выдержит воздействия и сломается, мастер научился узнавать по звуку и вибрации. А вот закреплять хрупкую красоту специальным раствором категорически отказывается, говорит, что тогда потеряется весь смысл его работ.

— Наши кости и яичная скорлупа состоят из одного материала. Если их обработать химией, то они уже перестанут быть костями в привычном смысле. Проще тогда взять и вырезать из пластмассы. Каждый должен понимать, что яйцо хрупкое, ломкое, и учиться беречь это, — рассуждает Валерий. — Взял в руки — удержи каждую минуту своей жизни.

На философские размышления Валерия натолкнула работа. Он уже 38 лет работает водителем и приводит печальную статистику: в мире каждые 20—25 секунд на дорогах погибает один человек и еще один получает увечье. «Поэтому я и задумался о времени и о себе... Шоферы, наверное, все философы...» Мастер уже придумал, куда двигаться дальше, но пока не разглашает идею, чтобы не сглазить.

Чем не Фаберже

То, что Фаберже делал из металла и драгоценных камней в XIX веке, ангарчанин Валерий Степаненко делает сейчас из хрупкой яичной скорлупы при помощи тонкой сверхскоростной (около 400 оборотов в минуту) дрели. Для резьбы подходят любые яйца: куриные, гусиные, голубиные, перепелиные. Но чем толще скорлупа, тем работать проще. Трудно поверить, что это не пластиковая и не керамическая заготовка, а настоящая скорлупа.

Метки:
baikalpress_id:  15 819