Беда в селе Тибельти

Уже несколько лет житель небольшого села Тибельти в Слюдянском районе Виктор П. держит в страхе местных жителей. Только в этом году в селе произошли два вопиющих случая. В августе П., по словам местных жителей, изнасиловал 61-летнюю пенсионерку прямо в ее доме. Тогда он отделался штрафом в 8 тысяч рублей за моральный ущерб. А в ноябре напал на 70-летнюю старушку во дворе ее дома. Пожилая женщина долго боролась и кричала, но никто из односельчан так и не пришел на помощь. После нападения она сообщила о случившемся своим родственникам, которые вызвали полицию. Сейчас П. находится под стражей в Иркутском СИЗО.

По словам селян, 19-летний Виктор П. около 4 лет вел охоту на пожилых женщин и маленьких девочек. Очевидцы не раз вырывали несчастных жертв из рук извращенца.

— Он затаскивал в баню даже собственную мать, — рассказывает сын одной из потерпевших Олег М., — она громко кричала, ее отбили люди. Он нападал на сожительницу отца, на свою сестру. Несколько раз люди вызывали полицию, его увозили, экспертиза признавала его невменяемым, его клали в Иркутскую психбольницу. Там П. лечили и через полгода выпускали. Он получает пенсию по инвалидности, страдает психическим расстройством, в школе проучился до 6-го класса, по-моему. Нигде никогда не работал. Сейчас он сидит. Лучше будет, если его на всю жизнь закроют либо в тюрьме, либо в психбольнице. Потому что, если его выпустят, его здесь мужики просто на вилы поднимут.

В августе этого года, когда Олега не было дома (мужчина работает на лесозаготовках. — Прим. авт.), Виктор П. пришел к нему и сказал его 61-летней матери Ирине Ивановне, что ему нужно поговорить с ее сыном.

— Мать сказала, что меня нет дома, — продолжает Олег, — а когда я уезжал, попросил своего знакомого Диму помогать матери по хозяйству, он был в огороде. Ну, П. и предложил ему пива попить вместе. Когда пиво кончилось, он попросил Диму сбегать еще за одной бутылкой в магазин. А когда тот ушел, набросился на мою мать. Она не могла от него отбиться чисто физически, она маленькая, хрупкая, а он ростом примерно метр девяносто и здоровый по телосложению. Потом он 8 тысяч ей заплатил морального вреда. Сейчас сидит. И пусть даже не появляется теперь в нашем селе. По словам Олега М., Виктор П. всегда был озабоченным, домогался в основном маленьких девочек, одиноких беспомощных старушек, своих близких родственниц и даже к животным имел страсть.

— У нас одна жительница ферму держала, — говорит Олег, — зашла как-то, смотрит, П. в стойле чурочку к молодой телке подкатил и пристраивается. Самое страшное, что он чувствует себя безнаказанным. Ему мать с детства внушала, что он дурачок и может делать все, что хочет, все с рук сойдет. Хотя по его виду даже и не подумаешь, что ненормальный, и девушка у него была, он жил с ней. 70-летняя Анна П. до сих пор не может забыть 7 ноября. Примерно в два часа дня она собиралась навестить внучку в Слюдянке, но поездку пришлось отменить, и старушка вернулась домой. Прямо во дворе ее дома на нее напал Виктор, повалил женщину на землю, начал затыкать рот и раздевать.

— Он угрожал, что убьет меня, — плачет Анна Петровна, — мои крики о помощи никто из соседей не слышал, я живу на отшибе. Когда он все сделал, сказал, что убьет меня, если я кому-нибудь что-нибудь расскажу. Его нельзя выпускать, ему нужно все отрезать и посадить пожизненно! Он если выйдет, обозлится и начнет убивать.

После случившегося несчастная женщина очень долго не могла прийти в себя, плакала навзрыд, ее всю трясло: «Он мне ногу сломал, я в гипсе теперь хожу, — рассказывает Анна Петровна, — это же надо — до 70 лет дожила, и какой-то... со мной так... У меня же внуки старше его — 27, 28 и 30 лет. Если бы они в тот момент приехали, они бы его разорвали. Полицию вызвали мои родственники из Байкальска. Его схватили в доме его отца, он там напился и спал, как будто ничего не произошло. Он ведь и племянницу свою пытался изнасиловать, та вилкой отбилась, убежала. Сказала, если бы нож под руку попался, зарезала бы его. Таких, как он, нельзя отпускать на свободу — нужно пожизненно сажать».

— У нас такого никогда не было в селе, — говорит жительница Тибельти Алена З., — из-за таких, как П., боишься вечером с работы домой идти. Он озабоченный на это дело, на лечении несколько раз был в психушке. А потом в селе все старух караулил. Мать его сама боится, жалеет, он и ее изнасиловать пытался. Не сказать, что он алкоголик. Выпивал, конечно, но нечасто. Сейчас все боимся, что его выпустят.

Мать Виктора П., скрываясь от фотокамеры за высоким забором своего дома, говорит, что ее сына оговаривают несправедливо. — У меня есть дочери, про них тоже много что говорили плохого, — сказала женщина, — сына осуждают, обижают. Я считаю, что он не виноват.

Взяли под стражу

— Сейчас П. содержится под стражей в СИЗО № 1 Иркутска, — рассказал начальник полиции ОМВД России по Слюдянскому району подполковник полиции Игорь Борхолеев, — на данный момент проводятся следственные действия, направленные на установление всех обстоятельств произошедшего.

Вылечить невозможно

— У нас нет контроля за психическим здоровьем и принудительным лечением: неправильное законодательство о психиатрической помощи, — говорит психиатр-криминалист Михаил Виноградов. — Есть категория болезней, которая не излечивается, а залечивается. Можно добиться стабилизации, но как только пациент перестает принимать лекарство, начинается рецидив и болезнь берет свое. Таких больных невозможно вылечить. Маньяки должны содержаться в специальных интернатах и никогда не выходить на волю.

АННА КАТЕРУХИНА friday@pressa.irk.ru Фото автора. Имена селян и потерпевших изменены по этическим соображениям

Метки:
baikalpress_id:  15 743
Загрузка...