Хоть горшком назови

Обозреватель «Пятницы» разбирается в причинах отсутствия у людей уважения к полиции

Президент Медведев на совещании с руководящим составом МВД в Твери высказал пожелание, что надо сделать так, чтобы уважение к МВД было на необходимом уровне, «как в развитых государствах». По его словам, это задача всего общества. Получается, что сами полицейские уже достигли необходимого уровня в плане безупречного отношения к службе, только вот народ подкачал: не хочет почему-то уважать, хоть тресни!

Результат есть

Напомню, в июле с моим 14-летним сыном случилась неприятная история: двое юношей пристали к нему на улице и начали прессовать на предмет наличия денег или мобильника, а потом один из них ударил со всей силы по шее. В итоге молодые люди были задержаны и отправлены в отдел инспекции по делам несовершеннолетних. Здесь у нас взяли показания, а потом отвели в отделение полиции. Около часу мы сидели в коридоре, и в 22 часа нас отправили восвояси, даже не выдав талон уведомления. Дальнейшее общение с сотрудниками полиции вынудило меня сделать грустный вывод: несмотря на реформу МВД, в методах работы полицейских практически ничего не изменилось. Особенно это стало понятно после откровенно грубого обращения сотрудницы ПДН. Обо всем этом я подробно рассказала в своей статье еще летом.

На что я рассчитывала? Если честно — на реакцию руководства МВД. Воспользовалась служебным положением... И буквально через несколько дней мне позвонили из Главного управления МВД России по Иркутской области и попросили дать послушать диктофонную запись разговора с инспектором. Затем мы встречались с руководством регионального отдела ПДН, подробно разбирались в случившемся. Меня попросили написать заявление с требованием провести проверку по фактам, изложенным в статье. И вот результат: недавно я получила официальное письмо за подписью начальника областного отдела ПДН Людмилы Храменковой:

«В результате проведения проверки подтвердились факты нарушений в деятельности сотрудников полиции, имевшие место в ходе приема, регистрации и работы по вашему заявлению. В связи с чем должностные лица ОП № 7 УМВД России по Иркутской области привлечены к дисциплинарной ответственности». Казалось бы, радоваться надо, справедливость восторжествовала, виновные понесли наказание. Да вот что-то не очень радостно. Как говорится, осадок остался.

В порядке вещей

На этом можно было успокоиться, но я ведь отлично понимаю, что мой случай — это капля в бескрайнем море похожих историй, статей и видеокадров, свидетельствующих, что в реформированных органах МВД ничего не изменилось, кроме названия.

Обратимся к фактам. Обычно мой день начинается с просмотра новостей на веб-портале «Преступная Россия» http://crimerussia.ru/. На него ежедневно стекаются криминальные новости со всех российских регионов. И практически в каждом пятом сообщении речь идет о правонарушении, совершенном сотрудником полиции. Вот несколько свежих заголовков: «На Урале сотрудник МВД, в пьяном угаре зарубивший брата топором, получил 3 года», «Осуждены двое милиционеров, заставившие обвиняемого взять на себя 50 нераскрытых краж и грабежей», «На Алтае опер стал посредником в передаче взятки», «Полицейский за пытки подозреваемого в угоне получил 3 года колонии», «Полицейскому, получившему 40 000 рублей под обещание условного приговора, назначен условный срок», «Полицейского-педофила неоднократно награждало руководство».

Кстати, в истории с педофилом в погонах из УВД города Заречного вообще много непостижимого. Как выяснилось, начальство буквально пылинки с него сдувало. Вячеславу Ланских (так его зовут) регулярно вручали благодарственные письма, грамоты и выписывали премии. В итоге извращенец дослужился до начальника отделения охраны общественного порядка местного УВД. И вдруг выясняется, что перспективный сотрудник насиловал 10-летних детей. Потом и бывшие сослуживцы признались, что оборотень в погонах почти каждый день употреблял алкоголь и все об этом знали.

Еще нагляднее реформированный облик российских полицейских представлен в многочисленных видеосюжетах, снятых камерами наблюдения или с помощью мобильных телефонов. Достаточно набрать в строке поиска веб-сайта YouTube слова «полицейский избил», или «пьяный», или «хам», как вывалятся сотни шокирующих сюжетов. Вот знаменитый ролик с «писающим полицейским» из Ленинградской области (http:// www.youtube.com/watch?v=Gopk59Ez5eo&feature=fvst). На видео, снятом в коридоре Ломоносовского ОМВД, ясно видно, как нетрезвый полковник полиции Алексей Исаков справляет нужду прямо у дверей своего кабинета, ничуть не стесняясь коллег и посетителей. Сотрудник ОМВД выложил этот ролик в Интернет, поскольку был уверен (видимо, не без оснований), что данный факт руководством будет скрыт.

Там же, на YouTube, можно найти еще одного пьяного полицейского из Воронежа, который справляет нужду прямо во дворе автовокзала (http://www.youtube.com/watch?v=lsliX50HL4U). А вот видео из Саратова, в котором пьяный в дугу полицейский ползет на четвереньках по коридору ГАИ (http://www.youtube.com/watch?v =LfFAzW_OdgM). Не меньше впечатляют кадры из Омского ГАИ, снятые во время планерки: переаттестованный начальник отдела кроет отборными матами своих сотрудников (http://www.youtube.com/watch?v=1LG_tlQjlfs). И видно, что никого это не возмущает, все считают, что так и должно быть. Если кто думает, что все эти ужасы происходят где-то там, далеко, а у нас в Иркутске все замечательно, то сомневающихся могу отослать к ролику, в котором действие как раз происходит в нашем родном городе (http://www.youtube.com/watch?v=w08qsNuqBpo).

Речь идет о недавнем скандале, когда в Сеть попала сцена, снятая камерами наблюдения в пятом отделении УМВД (расположенном на улице Фурье, в самом центре Иркутска. — Прим. авт.). На видео «господа полицейские» с явным смаком пинают мужчину в наручниках. Причем видно, что для них это обычное дело. Действительно, эка невидаль! Позже выяснилось, что били несчастного инвалида из Маркова, который ранее стал жертвой нападения неизвестных подонков на остановке «Бытовая». Но вместо того чтобы разобраться с негодяями, полицейские устроили расправу над потерпевшим. Пикантная подробность: у двух участников расправы матери работают судьями.

А теперь внимание, читатель: вскоре после появления кадров в Сети ко мне обратилась иркутянка Ирина В., которая в одном из «оборотней» опознала участкового Ивана Шипицына, с которым ей довелось иметь дело полгода назад. История эта довольно занимательная: весной на улице Марата у ее сына пытались отобрать телефон, но парень оказал сопротивление, и в результате ему сломали нос. Вычислить обидчиков оказалось очень легко: они постоянно торчат в одном из дворов, терроризируя всю округу. Родители с огромным трудом разыскали Ивана Шипицына, участкового, в надежде, что он им поможет наказать обидчиков. Однако...

— Из разговора стало абсолютно понятно, что ему совсем неохота искать хулиганов, разбираться, писать протоколы, — рассказала Ирина. — Он все время повторял одно и то же: «Что я могу сделать?» и «Что вы от меня хотите?». Мы пригласили его в школу на родительское собрание. Пытались задавать ему вопросы, призывали защитить наших детей. С его стороны — полнейшее равнодушие. Меня поразило, что он вообще не мог двух слов связать, хотя окончил юридический факультет ИГУ. На прощание сказал: «Скажите своим детям, чтоб они обходили этих бакланов». Удручающее впечатление. По словам Ирины, ее потрясли кадры, на которых тот самый «тихий» участковый с явным удовольствием избивает беспомощного человека. Теперь понятно, что он в полицию пришел не с целью ловить преступников. Естественно, возникают вопросы: каким образом Шипицыну удалось пройти переаттестацию? Неужели его начальники не видели, что он собой представляет? Лично я в это не верю. Как выяснилось, у Шипицына и раньше были дисциплинарные взыскания, но все сходило на тормозах. Почему? Ответ один: рыба гниет с головы. Уверена, что ответственный руководитель подразделения ни секунды бы не потерпел такого сотрудника. Кстати, в Интернете полным-полно свидетельств полицейских, добровольно покинувших органы. По их словам, невозможно работать в таких психологически тяжелых условиях, которые сегодня царят в полиции. Невозможно выдержать хамство, равнодушие и жестокость.

Теперь с Шипицыным и еще пятерыми его коллегами серьезно разбираются, возбуждены дела, и будем надеяться, что они больше уже никогда не наденут полицейскую форму.

Жаловаться полезно

О том, почему такие вещи происходят с сотрудниками полиции и что с этим делать, мы поговорили с инспектором ПДН Главного управления МВД России по Иркутской области майором полиции Татьяной Васильевной Тууль.

По словам Татьяны Васильевны, с подобными жалобами в руководство управления обращаются нечасто. Максимум одна-две жалобы в год. По мнению инспектора, то, что произошло с нами в ПДН, не повседневная реальность работы полицейских, а исключение из правил и даже ЧП. Она пояснила, что дисциплинарное взыскание, примененное по этому поводу к сотрудникам ПДН, является серьезным наказанием, повлекшим издание соответствующего приказа, занесение в личное дело.

— В условиях реформирования, я думаю, многие на месте этих сотрудниц предпочли бы денежное наказание, — добавила Татьяна Тууль.

Затем речь зашла об отношении граждан к полиции вообще. Не секрет, что у нас распространено мнение, что полицейские поголовно увязли в коррупции, не хотят ловить преступников, занимаются крышеванием преступников. По словам Татьяны Васильевны, с одной стороны, граждане охотно обсуждают, какие плохие полицейские, в Интернете, в коллективе и на кухнях, а с другой стороны, когда их обижает полицейский, они никуда не обращаются, считая это бесполезным.

— Сейчас принято полицию ругать, ругают даже те, кто вообще с ней не сталкивался. Я хочу заверить, что каждая жалоба, каждый случай рассматриваются, и если полицейский был неправ, то он обязательно будет наказан. Вы убедились, что писать и жаловаться небесполезно. Особенно сегодня.

Поговорили мы и об особенностях работы инспекторов ПДН, которые имеют дело с несовершеннолетними гражданами, детьми и подростками со всеми особенностями психики и восприятия действительности. Безусловно, работа с несовершеннолетними требует особых навыков и знаний. По словам Татьяны Васильевны, 80—90% сотрудников ПДН имеют педагогическое и юридическое образование. В прошлые годы именно наличие педагогического образования было решающим фактором для приема на работу. Сейчас ситуация несколько изменилась в пользу людей с дипломами юриста. — Что касается деликатности в подходе к несовершеннолетним, — добавила Татьяна Тууль, — то она должна быть, независимо от того, работаешь ты со взрослым или ребенком. И надо учитывать, что сотрудник ПДН три четверти времени проводит не с потерпевшими детьми, а с потенциальными преступниками, и иногда ему не так просто мгновенно перестроиться. Хотя это не может служить оправданием хамства и грубости.

Здесь мне подумалось, что, возможно, решением проблемы нейтрализации стресса могли бы стать регулярные психологические тренинги с сотрудниками полиции, как это делается в некоторых подразделениях МЧС. Понятно, что работа в полиции очень тяжелая и с годами происходит деформация личности.

Татьяна Тууль согласна: тренинги нужны, только надо, чтобы они проводились не для галочки и не в виде обычных лекций. А чтобы люди могли научиться справляться со своими эмоциями, не срывали их на других.

В разговоре с моей собеседницей возник еще один важный вопрос: как так получилось, что в ПДН работают одни женщины? Ведь им приходится иметь дело с неблагополучными детьми, где-то надо проявить жесткость, волю, силу — чисто мужские качества. Может быть, в эти отделы нужно активнее привлекать мужчин?

— Несколько мужчин работают по области, — подтвердила Татьяна Тууль, — а в Иркутске действительно только женщины. Это женская профессия. Почему-то мужчины не идут к нам работать. На моей памяти приходили мужчины в ПДН и очень быстро уходили. Не могут работать. Может быть, есть какие-то психофизиологические особенности. Приходится очень много боли через себя пропускать, очень многие моменты душу рвут. И все это происходит в отношении совсем маленьких детей, беспомощных и беззащитных. Возможно, где-то имеет место опять же деформация личности у сотрудников, которые долго проработали. Какая нервная система это выдержит — видеть детское горе каждый день. В этом смысле женщины оказываются крепче и выносливее мужчин — так природой заложено.

Отклики читателей

Помнится, министр МВД Рашид Нургалиев заявлял, что переименование милиции в полицию является не «сменой вывески», а «глубокой реформой». Но отклики читателей «Пятницы» показывают, что именно смена вывески оказалась единственным зримым достижением реформы МВД.

Дмитрий: «От переименования милиции в полицию или во что-то там еще ничего, абсолютно ничего не изменится. Лучше работать не станут, честнее тоже».

Майлз: «Переаттестация — профанация. Полиция охраняет только своих, тех, кто в погонах и у Великой Кормушки. Остальные — быдло, стадо, которое должно работать за копейки и не имеет прав с рождения. Надо бы все эти эпизоды документировать как можно тщательнее и методично клевать мозг УСБ, руководству всяческому». Vik: «Надо менять не состав, а идеологию управления. Сегодня на уровне мировоззрения провозглашена такая: «За все надо платить. На всем делаем прибыль». И за что тогда винить полиционеров, взяточников и проч., если они действуют строго в русле указанной идеологии? На днях смотрел в одном из эфиров обсуждение нынешней реформы. Как пример привели Индонезию, где пришлось трижды сменить весь личный состав, чтобы полиция заработала нормально. Интересно, сколько раз это надо сделать у нас».

Александр: «Официально заявляю, что это не частный случай, а система работы полиции в Иркутске. В апреле 2010 г. аналогичный случай произошел с моим внуком в предместье Рабочем. Прошло полтора года — и никакого результата, а действия сотрудников Куйбышевского РОВД во главе с начальником один в один схожи с работой упомянутых в статье».

Швен: «Конвейер монстров, а не страна. Очень просто сказать — доведите все до конца. Подонков, которые в результате скажут, что ваш сын сам себе набил шею, достаточно. Но все же... попробуйте. Ради вашего же сына, ведь это разочарование из разряда тех, которые могут стать судьбоносными. А пройдет определенный срок, и на ваши запросы вам ответят, что истек срок давности по вашему заявлению. Удачи вам и терпения».

В заключение я хочу сказать всем читателям большое спасибо за поддержку. И еще раз хочу обратить внимание, что многое зависит от нас самих и от нашей гражданской активности. Ведь полиция — это зеркальное отражение того, что происходит в обществе. Какое общество — такие и полицейские. Их к нам из другой страны не привезут. Если мы пассивно терпим к себе такое отношение, значит, заслуживаем его. Многим просто не хочется куда-то идти: писать жалобы, требовать наказания. Пускаем все на самотек, тем самым создавая благодатную почву для полицейского произвола. Согласна, бороться трудно, но необходимо.

Метки:
baikalpress_id:  31 286