Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Три года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*Я уже писала про осенний американский праздник под названием Хеллоуин, который просто ненавижу: все здесь, начиная от украшенных витрин магазинов и заканчивая частными вечеринками, наполнено образами мертвецов, скелетами, пауками с паутинами, окровавленными ножами и отрубленными конечностями. В общем, зрелище не для слабонервных. В остальном же я вижу в этом дне (точнее, ночи) то же, что происходит у нас в канун Нового года. Нет, елок тут, в США, как принято у нас, в России, не проводят. Никто не водит вокруг елочки хороводов. Но вот наряжаться в карнавальные костюмы здесь принято.

Но, повторюсь, не на Новый год, как заведено у нас, в России, а исключительно на Хеллоуин. И сладкие подарки (как правило, конфеты) здесь заведено вручать детям именно на Хеллоуин (на Рождество дарятся куда более солидные и дорогостоящие вещи). Лина в этом году решила нарядиться бабочкой. И за компанию с подружками отправиться на сбор конфет: в канун Хеллоуина в каждом доме детей поджидают сладости. Таким образом, постучав в очередную дверь и получив очередную пригоршню шоколада, дети снабжают себя сладким провиантом на год вперед. Лине эти дармовые конфеты не нужны, потому что она их не ест. Ее привлекает лишь сам процесс сбора «Сникерсов» и «Милки вэев» килограммами...

Пользуясь моментом, одна из местных стоматологических клиник для детей решила устроить себе «партизанскую рекламу»: стоматологи готовы скупать у детей собранные сладости по доллару за фунт (фунт — 450 граммов). Также один из сдающих американским зубникам свою шоколадно-карамельную добычу счастливчик получит в подарок самый настоящий IPod. Куда стоматологи денут обменянные на доллары конфеты? Безвозмездно отдадут в местный продуктовый банк (куда в любое время могут обратиться все желающие за продуктовой помощью).

*Мои подруги — бывшие россиянки, живущие в Америке и близко знакомые с нашей семьей — нет-нет да и задают вопрос: «Марина, ты уже скоро четыре года замужем... Ну объясни нам, как твой муж на тебе женился? Как его угораздило-то? Готовить ты не умеешь — даже борща нормального не сваришь! И дома от тебя толку никакого — уборкой заниматься ты не любишь тоже. А ты хоть раз за четыре года жизни тут, в Америке, выгладила мужу хоть одну рубашку? А как насчет того, чтобы пуговицу пришить? И в церковь ты ходить не любишь... Да и вообще, дома тебе не сидится. И зачем ему такая жена вообще?!» Я не знаю, почему мой муж женился именно на мне — неугомонной искательнице приключений, а не на какой-нибудь стряпухе-рукодельнице, которая и носа из дому не высунет, проводя дни напролет на кухне.

Но факт остается фактом: мы вместе уже без малого четыре года, и на днях я получила подарок к нашей очередной годовщине: путешествие на Барбадос. Карибы. Багамы. Нескончаемая лазурная гладь воды и небо без горизонта... И теплынь. И пальмы! О чем еще мечтать, когда за окном серое угрюмое ноябрьское небо и уже почти совсем оголившиеся деревья? ...На работе меня отпустили без разговоров, стоило мне лишь назвать пункт прибытия. Менеджер так и сказала: «Ну, Марина, везет же тебе! Такое особенное путешествие бывает раз в жизни, да и то не у всех. Езжай, но только ненадолго». И тут же выдвинула мне условие: с работы меня отпустят только после того, как я отработаю сполна... первый день месяца. Тут, в Америке, даже есть такое понятие — «первый день месяца». И если у нас, в России, «день год кормит», то здесь «день кормит месяц».

Потому что ежемесячно, первого числа, на карты малоимущего американского (индейского, мексиканского...) населения падают энные суммы, которые все эти осчастливленные государством граждане (да и не только!) спешат оприходовать. Или даже обналичить (это не возбраняется). Суммы поступают немалые. На каждый рот — по нескольку сотен долларов на пропитание и на предметы личной гигиены. И все бы ничего (можно даже восхищаться таким вот государством, которое так рьяно заботится о людях), если бы не одно «но»: таких вот едоков, которые якобы сами не в состоянии себя и своих многочисленных детей прокормить, тут, в Соединенных Штатах Америки, каждый седьмой!!!

*...Еще да переезда в Америку слышала словосочетание «белый мусор», но в голове как-то не укладывалось: черный мусор или коричневый — это еще куда ни шло. Но вот чтобы мусор был белый?! Белолицый? Русоволосый? Такого не может быть, потому что не может быть никогда! Как же я ошибалась!!! Теперь вижу отчетливо, что мусор может быть не только с африканским или даже с мексиканским акцентом. Он может и вправду быть белым и именоваться не иначе как «белая шваль». Термин появился в 1820-е и применялся к белым поденщикам, работавшим наравне с неграми и выполнявшим самые низкоквалифицированные работы. Другим распространснным выражением стало «глиноеды» (англ. clay eaters), связанное с тем, что многие белые бедняки владели фермами с плохой почвой и часто голодали. Но те американские «глиноеды» прошлых времен хоть как-то работали...

А нынешние?! Нынешние заметно, надо сказать, измельчали. Они не заняты ничем, кроме разве что активного сметания с полок супермаркетов первого числа каждого месяца всего того, что попадается им на глаза. Даже любимые мной торты идут в расход! Даже свадебные (и отнюдь не дешевые!), что иной раз подтверждает мои подозрения в том, что люди эти — белая шваль — не голодают. А даже совсем наоборот: они просто не знают уже, как бы поскорее истратить те деньги, что годами, десятилетиями (и даже уже, если верить истории, столетиями!) безвозмездно подкидывает им государство. Черпая из карманов тех, кто работает. А откуда ж еще взяться дармовым деньгам?! Становится дурно, как представлю, что и я кормлю вот эти необразованные, невежественные и несусветно жирные туши, которых тьма и тьма... А ведь не стоит забывать, что «белый мусор»... плодится.

Из поколения в поколение. И с каждым днем здесь, в Америке, их все больше и больше... Я и прежде наблюдала, как в тележки в супермаркетах США летят свиные окрока, головки элитных сыров, море фруктов и пива, и всегда дивилась: «Ну как же так, люди ведь за все это деньги будут платить, а так небрежно, неуважительно относятся ко всем этим продуктам и товарам. Могут на свежеиспеченный хлеб кинуть мешок с картошкой»... Теперь я поняла: «белый мусор» не покупает, а отоваривается. Урывает. Жрет чуть ли не ежедневно в ресторанах, используя эти самые продуктовые карты. Успевая и подворовывать. Потому что отношение ко всему у них — исключительно потребительское. К еде. К питью. К одежде. К людям. В июне этого года таких вот питающихся по «фуд-стампам»(то есть за счет тех, кто в отличие от «белой швали», пашет) в США было без малого... 45,2 миллиона. Но цифра эта не уменьшается, а даже наоборот, растет день ото дня, уже перевалив за десять процентов.

Загрузка...