Оставляя в горах свое сердце

Хроники гималайской экспедиции иркутских альпинистов

Гималайская экспедиция иркутских альпинистов, посвященная юбилею города, вернулась домой. Спортсменам удалось совершить запланированное восхождение на вершину Киозо Ри, однако за это пришлось заплатить слишком дорогой ценой — смертью старшего тренера, известного альпиниста Валерия Попова (об этом наш еженедельник писал две недели назад). Сегодня в «Пятнице» рассказывает о ходе экспедиици ее руководитель Александра Финкельштейн.

В Гималаи после 17-летнего перерыва

Поездка иркутских спортсменов в горы Непала — само по себе событие важное и знаковое. В последний раз это было 17 лет назад. Тогда в экспедиции принимали участие сильнейшие спортсмены региона, которые впоследствии стали известны в спортивных кругах в масштабах всей страны, в том числе Екатерина Иванова (первая советская женщина-восходитель на Эверест), Павел Бонадысенко, Александр Токарев, Александр Яковенко. Потом последовал долгий перерыв, который был связан с тяжелыми застойными временами и в целом упадком альпинизма в Приангарье. Но в юбилейный для Иркутска год администрация города изыскала средства и помогла организовать команду в Гималаи.

— Целью экспедиции было восхождение как минимум на Киозо Ри (6186 м), второй вершиной могла стать Фари-Лапча (6018 м). Как только мы прилетели в Катманду, стало понятно, что восхождение будет осложнено — полторы недели до приезда, по словам ранее прибывших сюда альпинистов, снег и дождь не позволяли начать работу на маршруте, — говорит Александра.

Погода продержала иркутян в Катманду почти неделю — вылет до следующего аэропорта в городе Лукла постоянно откладывался. Из-за этого заброску до базового лагеря, который разбили на высоте 4600 м, пришлось делать быстрее — вместо запланированных 4 дней забежали за 2,5 суток. Занести 380 кг груза (веревки, железо, скальное снаряжение, газовая печь, керосин, палатки) и продуктов (мешок картошки, полмешка риса, сахар и прочее) помогали 6 яков и шерпы. Место для базового лагеря было выбрано на леднике, откуда было удобно совершать восхождения на обе вершины.

Стратегию пришлось поменять

Из-за непогоды — солнце выглядывало только с 6.30 до 7.15, все остальное время небо вокруг было затянуто облаками — разглядеть нитку маршрута из лагеря не представлялось возможным. Поэтому организовали три разведывательных выхода под маршрут. Кроме того, команда приняла решение отступить от первоначального плана — взойти по простому маршруту на Киозо Ри для акклиматизации полным составом. Спортсмены разделились на две группы, первая — Валерий Попов, Максим Кривошеев, Виктор Чугунов и Игорь Лихоносов — готовилась к восхождению по простому маршруту. Было решено, что двойка Башкирцев-Веретенин будет ожидать команду на связи в базовом лагере и готовиться к восхождению по скальной стенке. — План для тех погодных условий был грамотный, тактически верный, — рассказывает Александра Финкельштейн. — Как и ночевка четверки в штурмовом лагере на высоте 5200 м. Поскольку перепад высоты от базового лагеря и набор высоты были внушительными, и дойти до вершины за день было сложно, ребята решили ночевать на ледовой подушке. Нужно было что-то выбрать: либо долгий и изнуряющий подход к маршруту, либо ночевка на опасном ледовом участке.

I love mountains

Стартовали в 7.15. На вершине Киозо Ри команда была после трех часов дня, попили чай, сделали фотографии и начали спуск. По крутым скальным склонам передвигались с помощью веревки, на снежных шапках решили обойтись без нее — позволяли и условия рельефа, и квалификация участников. Срыв Валерия Николаевича — самого опытного, хорошо акклиматизированного и технически подготовленного из всех — произошел как раз на таком участке. — Логического объяснения происшедшему нет. Это и есть обратная сторона тех гор, которые мы так любим. Там нет абсолютно безопасных мест, даже для очень опытных альпинистов, — говорят участники экспедиции.

Сразу после трагедии вторая группа свернула свои планы. Говорят, это естественная реакция российской команды. Продолжать горовосхождение после смерти товарища возможно в крайне редких случаях. Например, если трагедия произошла на высоте выше 8 тыс. м, где смерть альпиниста является естественным и предсказуемым событием — ведь каждый объективно оценивает, что это может произойти с ним в любой момент. Второе исключение — если, погибая, участник команды попросил своих товарищей завершить горовосхождение, чтобы усилия экспедиции не были затрачены впустую.

Страховой полис позволил вывезти тело тренера с высоты 5600 метров в течение 48 часов, страховая компания сработала оперативно и качественно.Мастер-пилот из Шамони сделал несколько перелетов между ближайшей деревней Мочермо, базовым лагерем и местом происшествия в горном ущелье, и совершил не одну посадку на высоте свыше 5 тыс. м.

По словам участников экспедиции, все время в Непале Валерий Николаевич держался лучше всех, признавался, что он счастлив даже просто быть в Катманду, не терял чувства юмора даже когда несколько дней из-за погодных условий срывался вылет в Луклу. Только раз за все время он вздохнул: «Эх, да сколько ж людей нам завидует...» и уверял всех, что все будет хорошо. Своей улыбчивостью и расположением духа он запомнился всем непальцам и, не зная языка, непрестанно повторял каждому: I love mountains — «Я люблю горы».

Достижения Валерия Попова

1977 — восхождение на юго-западную вершину Замин-Карор, Ягнобская стена по маршруту 5Б категории сложности.

1980 — восхождение на пик Россия (6800 м), Центральный Памир.

1982 — первопроход по северной стене на пик Свободная Корея, Тянь-Шань, 5Б, что позволило занять первое место в чемпионате Средней Азии.

1982 — восхождение на пик Холодная Стена по левой части Восточной Стены.

1983 — восхождение на пик ТГУ, Юго-Западный Памир, и II место в первенстве РСФСР.

1984 — восхождение на пик ТГУ по маршруту 6Б.

1985 — первопроход на пик Холодная Стена по центру и I место в чемпионате СССР.

1986 — восхождение на пик Ак-Су и II место в чемпионате СССР.

Метки:
baikalpress_id:  15 593