Коммунисты своих не бросают

Освобожден из-под стражи экс-мэр Братска Александр Серов

Иркутские коммунисты торжествуют: Александр Серов, обвиняемый в вымогательстве взятки, наконец на свободе. Так решил суд Братска, приняв в прошлую пятницу решение изменить для него меру пресечения на подписку о невыезде. В понедельник, 31 октября, Александр Васильевич впервые встретился с журналистами.

Девять месяцев, проведенных Александром Серовым в заключении, не прошли для него бесследно. Держался он несколько скованно, словно до конца не веря, что все мучения позади. Несколько раз поблагодарил всех, кто боролся за его освобождение. Вступительное слово взял лидер иркутских коммунистов Сергей Левченко, который все эти месяцы защищал своего соратника, несмотря на мощнейшую кампанию, развернутую против Серова в СМИ. Левченко заявил, что коммунисты убеждены в заказном характере уголовного дела. Об этом говорят многие признаки: и то, что за прошедшие девять месяцев глава следственной группы полковник Анофриев не оформил обвинительное заключение, и долгое содержание Серова под стражей, и полное отсутствие в последнее время следственных действий...

В итоге суд вынужден был признать, что никаких оснований держать экс-мэра в камере нет. Однако это решение не означает полную свободу. Дело против Серова не закрыто. По словам самого Александра Васильевича, вскоре после решения судьи следователь вынудил его дать подписку о невыезде и о неразглашении данных предварительного следствия.

— Почему-то все судебные заседания по определению меры пресечения проходили в закрытом режиме, — с недоумением добавил Александр Серов, — хотя я говорил на суде, что скрывать мне нечего. Далее Серов предположил, что инициированное против него обвинение в получении взятки и все последующие события являются следствием его отказа вступить в «Единую Россию». Он привел слова одной высокопоставленной партийной дамы: «Нам не важно, что у вас в городе все хорошо, нам важно, к какой вы партии принадлежите». Конечно, всех интересовали подробности пребывания бывшего мэра за решеткой, и вот что он рассказал: «В тюрьме меня держали как рецидивиста, у меня не было ни одного свидания, ни одного телефонного разговора, ни одного письма — ничего. После ареста меня привезли в СИЗО № 1, поместили в камеру «красного» корпуса, которая строилась еще во времена Екатерины II, там не было ни одного стекла в окне, сосульки — полтора метра, батарея ледяная. Первую ночь я провел в таких условиях. Видимо, этим меня хотели устрашить».

Ситуация усугубилась резким ухудшением здоровья экс-мэра. Во время заключения у него случился инфаркт. Произошло это 30 марта по дороге в Братск для проведения следственных действий. «В районе Зимы мне стало плохо, — рассказал Александр Серов, — мы заехали в больницу, давление было 220 на 120. Врачи схватились за голову, но старший повез меня дальше. В районе Куйтуна мне стало совсем плохо, стала отниматься правая половина тела». Однако вместо того, чтобы поместить подследственного в гражданскую больницу, сопровождающий повез его на микроавтобусе «Газель» в Иркутск в ИК-6 (исправительно-трудовая колония ГУФСИН. — Прим. автора).

— Местный хирург заявил, что ничего в сердечных делах не понимает, — рассказал Александр Серов, — закинули меня в одиночку на трое суток, и я выжил только благодаря тем лекарствам, которые имел при себе. Никто ко мне не подходил. Потом меня перевезли в СИЗО-1. Не успел я освоиться в камере, как ночью 2 апреля меня повезли на суд по определению меры пресечения в Братск. А ночью 3 апреля снова повезли в Иркутск. Для чего это было сделано? Наверное, чтобы я умер, как Сергей Магницкий (адвокат фонда Hermitage, умерший в Бутырском следственном изоляторе; по утверждению адвокатов, смерть Магнитского стала следствием отказа администрации СИЗО предоставить подследственному необходимую медицинскую помощь. — Прим. авт.).

— Все это нужно расценивать как пытки, — прокомментировал все вышесказанное Сергей Левченко.

Затем Серову задали вопрос о более чем странной роли его первого адвоката Валерия Толмачева. Вопреки всем канонам адвокатской деятельности он вместо того, чтобы защищать, с самого начала стал делать заявления, порочащие своего клиента. А в августе Толмачев скоропостижно скончался, находясь на отдыхе в Турции.

— Господин Толмачев не защищал меня, — ответил экс-мэр, — он работал на следователей и в интересах следствия. Поэтому я сразу от него отказался. Что с ним случилось? Мне неведомо, но смерть, конечно, загадочная и непонятная.

Сергей Левченко добавил по этому поводу, что квалификационная комиссия адвокатской палаты Иркутской области признала факт нарушения Толмачевым адвокатской этики: «Оставалось буквально несколько дней, чтобы решение палаты утвердить. Но тут случилась необъяснимая смерть. Согласно народной мудрости, нужно спросить: кому это выгодно?

Несмотря на то что Александр Серов вышел на свободу, он по-прежнему находится в статусе обвиняемого по уголовному делу о вымогательстве крупной взятки. Однако его сторонники не исключают, что дело вообще не дойдет до суда. «Нарушения во время следствия были большие, — заявил Сергей Левченко, — в суде дело может развалиться, поэтому лучше бы им до суда не доводить». В заключение встречи Александр Серов заверил, что чувствует себя относительно нормально и сил для дальнейшей борьбы у него хватит. А силы ему нужны для участия в борьбе за мандат депутата Государственной думы РФ. Удостоверение кандидата он получил, еще находясь в следственном изоляторе. Ведется работа и по восстановлению экс-мэра в должности. Соответствующие заявления направлены в Верховный суд РФ и в Европейский суд по правам человека.

Загрузка...