Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Четыре года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*В нашем городке снова неспокойно. Не найдется ни одного человека, кто бы не посочувствовал пятимесячному кобельку колли, которого водитель городской мусоровозки обнаружил в одном из пластиковых контейнеров, в которые горожане сбрасывают свой бытовой хлам. Мусор вывозится раз в неделю, и неизвестно, как долго погребенное заживо животное промучилось в закрытом пластиковом склепе на сорокоградусной жаре, но факт остается фактом: перед тем как собаке попасть в мусорный контейнер, по ней кто-то хорошо проехался. У пса из носа и рта струилась кровь. Одна лапа была сломана...

«Если бы тот, кто запихал собаку в мусорку, хоть бы позвонил ветеринару или же привез бедное животное в приемник для животных сразу, как все это произошло, пса можно было бы спасти. Но он умер по дороге в больницу!» — рассказывает водитель мусоровоза. Человек вытащил уже обездвиженного песика из контейнера. Завернул в одеялко. Увидев, какими умными глазами умирающая тварь смотрит на него, мужчина дал ему имя: «Нехорошо, если пес умрет, а имени у него так и не будет...» Сейчас полиция ищет того, кто сбил пса на дороге. Но больше всего городская общественность хочет взглянуть в глаза тому, кто приговорил живого кобелька, затолкав его, раненого, но еще вполне живого, в мусорный бак. Штраф за такое обращение с еще живыми животными уже озвучен: от одной тысячи долларов США. Чтобы другим неповадно было.

*Мне везет на людей. Я всегда встречаю людей замечательных. Умных. Добрых. Вот, например, и в этот раз, в свободный от парковых развлечений день (Лина, планируя наш отпуск, еще до отъезда внесла коррективы, и один день целиком, по ее заявке, мы посвятили шоппингу), мы заглянули на ужин в небольшой, но уютный ресторанчик европейской кухни. Администратор, только взглянув на меня и дочь, выкрикнула имя официантки, которая должна, по ее разумению, нас обслуживать: «Татьяна!!!» ...К нам выплыла настоящая русская красавица. Круглолицая и белокожая, голубоглазая блондинка с длинной русской косой. Помпуша, но жуть какая приятная. Я сразу же поздоровалась по-русски и просто: «Привет! А мы сразу поняли, что ты из России. По имени. Татьяна. Такого имени нигде больше нет, ни в какой стране мира!»

Девушка была нам рада. От нашего столика почти не отходила, притаскивая то одно блюдо, то другое, и тут же, чисто по-русски организовала нашему столику бесплатные напитки. (За каждый очередной стакан молока — а мой муж его только и пьет — надо в любом «едальном» заведении выкладывать столько же, сколько стоит целый галлон (Галлон — 3,7 литра. — Прим. автора). В общем, как случайно оказавшиеся в одном поезде временные попутчики, мы тут же выложили друг другу все наши секреты и всю нашу подноготную. Татьяне двадцать восемь (а ведь и девятнадцати не дашь!). Приехала она в США на ПМЖ из Новосибирска уже восемь лет назад вместе с родителями, выигравшими зеленую карту. Поначалу она хотела уже в Америке закончить свое начатое в России образование и устроиться программистом (не зря ведь училась еще на родине в университете!). Но потом подумала-подумала и решила, что деньги начинать зарабатывать не мешало бы как можно скорее.

И устроилась в горничные в какой-то частный мотель, которым владели наши же соотечественники. Сперва все шло замечательно: Таня, точно скоростная ракета, отдраивала свои пятнадцать-двадцать комнат, получала за них свои законные сто долларов и уходила домой счастливая. Но затем работодатели — бывшие россияне — ввели, как и положено в США, оплату почасовую. И таким трудягам, как Татьяна, стало сложнее жить: ну как можно делать ту же самую работу долго часов так восемь, если ее же можно сделать в три раза быстрее и ничуть не хуже? «А если работать медленно, — говорит Татьяна, — так лучше вообще не работать! И платить стали меньше. Аккурат в два раза. Вот и ушла я из отеля.

Устроилась сюда, в этот вот ресторан. Работаю уже четыре года. Ничего, не жалуюсь. Хотя и тут без драмы не обошлось: влюбился в меня наш управляющий. Он меня и на работу, кстати, принимал». «Как? — делаю я круглые глаза. — Нельзя же!!!» (Тут стоит пояснить, что в США шашни на службе между руководителем и подчиненным строго-настрого запрещены. Встречаться в свободное время управляющий рестораном и официантка также не имеют права. Закон есть закон. Да и вообще на одном рабочем месте супругам или родственникам в Америке, как правило, работать не дозволено.) «Вот именно! Но что делать-то, если он влюбился?! Год мне не показывал своих чувств, а потом его как прорвало! Встречаться мы начали. Его за это враз с работы уволили. Но потом, через несколько месяцев, восстановили, только перевели в другой ресторан этой же сети — он там так управляющим и трудится.

Зарабатывает большие деньги! Мы и дочку вместе уже родили — ей полтора годика. Свадьбу будем делать этой осенью, и вот уже тогда, когда я стану наконец его женой, я точно не смогу работать с ним в одной структуре (правила есть правила!). А я даже рада! Буду дома с дочкой сидеть. Хватит уже, наработалась я!» — смеется щекастенькая Таня. Отобедали мы втроем на пятьдесят пять долларов. Муж приготовил сверху шесть зеленых бумажек в качестве чаевых, но мы с Линой разом как-то зашелестели каждая в своем бумажнике и тут же добавили в общей сложности еще червонец. Мой по-американски бережливый Роберт сделал круглые глаза, но ничего не сказал. А мы с дочерью, не сговариваясь, рассуждали, оказывается, так: «Ну кто еще даст русской официантке достойные чаевые, если не русский же человек?» Это первое. Во-вторых, кто нам еще обеспечит бесплатные напитки, если не наш же кадр? В-третьих... мы обе как-то не поверили всей этой красивой истории про любовь и грядущую свадьбу с управляющим рестораном.

*У меня есть внучки. Cамые настоящие. Американские. Одной три, другой скоро будет шесть, и я на правах любимой девчушками бабушки (кстати, я даже при родах младшей, как самая настоящая бабушка, присутствовала!) время от времени посвящаю своим американским внучкам свой редкий выходной. Но тупому сидению с ними дома, походам «на мультики» да «за шмотками» предпочитаю отдых активный. Я стараюсь сделать наши встречи как можно более яркими и запоминающимися. Сегодня, например, мы отправились в местную больницу. Нет, никто не болен. Просто сегодняшний день там посвящен приему особенных пациентов: всех плюшевых мишек и других мягких животинок принимают в госпитале абсолютно вне очереди!

И, что для американской медицины, на мой взгляд, вообще неприемлемо — абсолютно без записи! (Нет, можно, конечно, заявиться в больницу на прием к доктору и без записи, но в таком случае ваш визит будет расценен здесь не иначе как экстренная помощь. И будет стоить вам, пожалуй, столько же, как если бы вы лишились рассудка и вызвали к себе на дом карету скорой помощи. В таком случае вы, несомненно, раскошелитесь на долларов так пятьсот... Больше той суммы, если бы решили терпеливо ожидать своей очереди к доктору. По записи. Месяц-другой...) В общем, в «больничный день для плющевого мишки» здесь, в американской больнице, все для игрушечных пациентов совершенно даром. Проводится такой день здесь, в нашем городе, уже тридцатый год. Дети в возрасте от двух до двенадцати в течение всего дня могут принести своих плюшевых детей на взвешивание и измерение роста.

Кому-то из осликов и заек, быть может, придется потерпеть и перетерпеть такие процедуры, как ультразвук, кардиограмму или X-ray. Тем, кому это необходимо, самые настоящие «людские доктора» наложат швы. В общем, в другие дни (когда нет приема набитых ватином или опилками пациентов), в американских госпиталях значительно тише. Ведь дети идут сюда не только затем, чтобы добрый доктор пришил кому-то из их игрушечных питомцев ухо, хвостик или лапку. Здесь ведь еще и подарками одарят! Из великого множества будущих пациентов ни один не уйдет без подарка — раскрасок и наборов карандашей, конфет и сумочек с чем-то съедобным. А главное — дети унесут с собой домой наконец-то выздоровевшего плюшевого дружка и добрую память о добрых-предобрых докторах.

Метки:
baikalpress_id:  47 337