Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Три года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*Побывала в гостях у человека, почти всю сознательную жизнь (лет так пятьдесят) коллекционирующего... номерные тарелки автомобилей. Чего тут только нет! «Железяки» со всех штатов Америки, включая Гавайи и Аляску! Номер из Ирака, привезенный в подарок американцем, там воевавшим. Англия, Голландия, Китай, Германия... весь мир. России, эх, нет!

— Такие знаки — раритетные — стоят по сто долларов за штуку как минимум. Если же повезет и удастся заполучить один и тот же знак в количестве двух штук, цена увеличивается вдвое. Потому что это особенное везение. Я не настолько разборчив в пополнении моей коллекции, как другие коллекционеры. Знаю парня, так он всем другим номерам (и самым древним в том числе!!!) предпочитает только датированные 1951 годом. Потому что 1951 год — год его рождения. — А вот эти вот «тарелки» с цифрами «3399»- случайность? Совпадение?

— Совсем нет, Марина. Это своего рода традиция. Моя семья, когда я был еще мальчиком, жила в другом городе, и у моих родителей был номер домашнего телефона такой: 3399. Потом, когда у них появилась машина, они эти самые четыре цифры и туда перенесли. Когда я женился и стал жить отдельно, в другом городе, то первым делом мы, купив свой дом, поинтересовались, возможно ли и у нас установить номер телефонный точно такой же, как и у моих родителей — 3399. Это оказалось проще простого! А затем этот же номер перекочевал и на машину...

— Сколько стоит такая коллекция? — прикидывала я в уме, разглядывая стены подвального (огромного по периметру!) жилого помещения. Словно бы прочитав мои мысли, хозяин ответил: — Я тут вот что придумал: изготавливать сувениры. Солидные такие. Представь, Марина, карту Соединенных Штатов. Большую. В рамке. А теперь на место каждого штата на этой карте мысленно положи кусочек вот такой вот жестянки. Вырезанной в форме штата, конечно же. Думаю, за такую вот карту, собранную из пятидесяти настоящих автомобильных номерных «тарелок», и тысячу долларов просить не стыдно будет...»

*Когда происходит что-то интересное, у меня под рукой никогда не оказывается фотоаппарата! Вот на днях я видела необычное даже для нашего «картофельного» штата: в легковом автомобиле были напрочь убраны сиденья (кроме, полагаю, водительского), и из настежь открытых окон чистенького на вид автомобильчика торчали по самые плечи... две огромные морды. Одна ослиная. Другая бычья. Я не удержалась, притормозила и наспех припарковала свое авто. Кинулась к животным и их хозяину. Поболтать. Оказалось, что осел с бычком, как и их хозяин, жутко любят путешествовать по... городским ярд-сэйлам. (А ведь и впрямь ослик так и вперился своими немигающими глазищами вон в тот мини-скутер. Может, цену надо ему озвучить?) В общем, погладив и вволю почесав чистеньких и умненьких скотинок, я от души пожалела, что по сей день не имею привычки возить с собой фотокамеру. А сфотографировать на сотовый телефон необычное для меня, выросшей в Иркутске персоны, мне тогда никто не подсказал.

Если бы у меня был с собой фотоаппарат, я еще сняла бы и массовый забег. Три тысячи жителей близлежащего к нашему штату Айдахо штата Юта приняли участие в забеге по своему родному городу Солт-Лейк-Сити. Все они были одеты исключительно в исподнее! Как я поняла по плакатам, с которыми они совершали свой забег, — люди (в основном молодые) таким вот образом выразили свой протест против слишком уж, по их мнению, консервативных законов штата. Тут следует вновь напомнить, что штат Юта является мормонской вотчиной США, так как почти все население штата принадлежит Церкви святых последних дней (ЛДС).

Эта церковь не просто влияет, а, если верить прессе, делает политику региональных властей в штате, где, кажется, всегда были запрещены азартные игры, жестко (чуть ли не по дням и часам!) ограничена продажа алкоголя и, само собой разумеется, мягко говоря, не приветствуются однополые союзы. Забег был, судя по лозунгам, которые люди держали (или даже написали на собственных грудях, ляжках и спинах!), организован, чтобы сплотить не принадлежащую к мормонской церкви горстку жителей, считающих существующие законы и нормы слишком суровыми. (На грудях, впрочем, сильно было не размахнуться — многим участницам забега мешали лифчики.) Люди приняли участие в акции также, чтобы выразить свое «фи» местным властям, и «чтобы изменить в глазах мировой общественности имидж штата Юта», о чем заявил устроитель акции Нэйт Портер. «Никакой обнаженки!» — заявили устроители забега, голосующие в основном за право геев на законный брак в Солт-Лэйк-Сити. Ну, а раз никакой обнаженки, а простым забегом вокруг здания местных властей в ночь с субботы на воскресенье уже никого не удивишь, то решили пробежать в трусах. Семейных. Купальных. Бикини. «Боксерах». Или — еще лучше — в пижамах (а то ведь уже холодает).

 В общем, в чем спали, в том и пришли на забег, чтобы пробежать дистанцию 3,2 км по улицам центральной части Солт-Лейк-Сити. Бегуны снимали верхнюю одежду на старте, отказываясь от вещей в пользу бездомных. (По данным организаторов, о намерении участвовать в забеге сообщили в сети «Фейсбук» около двенадцати тысяч человек, из которых выполнили обещание не более четверти.) Есть о чем подумать...

*Украинская мамка, у которой здесь, в Америке, уже много-много лет (годков эдак с шестнадцати) живет сынуля, наконец-то переехала сюда на ПМЖ. Да не просто переехала, а даже уже, приехав в декабре, умудрилась свадьбу сыграть. По-тихому, молниеносно. Но все-таки... Даже ресторация кое-какая была худо-бедно организована. Муж-американец часто в разъездах, и сын с невесткой решили не бросать мамку в одиночестве да и нет-нет нагрянут, случается, проведать. Хоть и свет не близкий: из города, где они живут сейчас, четыре-пять часов на автомобиле... Мамаша, несмотря на давно разменянный седьмой десяток, быстро вошла в роль «молодой жены» и даже решила прекратить странные для американцев (на колесах, как известно, живущих) пешие походы и как можно скорее сесть за руль. Кроме того, она решила во что бы то ни стало капитально схуднуть. Сказано — сделано!

И похудела она так, что смотреть страшно: где-то так вполовину и похудела (шея стала морщинистая, как у лягушки, кожа дряблая висит отовсюду), и за руль села, прикупив себе на собственные же сбережения, вырученные от продажи деревянного домишки в селе, старенькую машинешку. Машина-то куплена, а ездить-то еще ведь научиться надо. Точнее, переучиться. Потому что дорожные знаки тут, в США, существенно отличаются и друг от друга (в разных штатах разные дорожные фишки), и уж тем более от знаков бывших «пятнадцати республик, — пятнадцати сестер»... В общем, вопросов по вождению перед тем, как экзамен сдавать, у дамы накопилось немало, а муж ее, что тот дальнобойщик, все время в разъездах... Говорят же, что дорога ложка к обеду. Как раз и сынок с американской женой в гости пожаловал.

Гостинцев навезли да кой-чего из одежды женщине прикупили в подарок: пару брючек тепленьких, кофтейку к осени, а заодно и в ресторан решили мать вывезти. Развеять. По дороге в ресторан она, как женщина, уже порядком знающая толк в американских дорожных знаках, демонстрировала сыну свои познания: «Этот знак то-то обозначает, а тот — вот это!» — «Неа, ма! Все не так! Тот знак значит вот это, а тот — только то и ничто другое. И вообще, будь любезна, в присутствии моей жены говори со мной по-английски. А то неприятно же ей, что ты все на своем да на своем кудахчешь», — полусмеясь, процедил сынок. ...Приехали в ресторан, заказали поесть-выпить. И тут мать опять чего-то к сынку по-русски вяжется, снова, значит, про знаки дорожного движения его спрашивает: «Так ли я запомнила, верно ли повторяю?»

Сын снова ей про то, что не права она, и вообще, что пора книжку с правилами по вождению в руки брать и тупо зубрить про эти самые знаки дорожного движения. И вообще, пора уже внимание и невестке уделить: «Почему ты, мама, ни о чем ее не спрашиваешь? Спроси у нее о чем-нибудь, а то все со мной да со мной, как будто ее тут и нет...» Перестала улыбаться мамка. Поднялась со своего места. Ладонями в столешницу уперлась да как и заорет во все свое женское горло, на весь огромный зал набитого битком ресторана: «Зае...и вы меня со своими знаками, со своим английским и своей Америкой!!!» Откинула стул в сторону и шагнула к двери. Только ее и видели.

Метки:
baikalpress_id:  47 372