По Монголии на машинах

Вернувшиеся из экспедиции иркутяне делятся опытом с читателями «Пятницы»

Монголия манит туристов своей первозданностью, неизведанностью. Можно предположить, что при такой растущей популярности там очень скоро останется совсем немного пустынных уголков. Однако степи Монголии огромны, тишина бесконечна, и пока еще есть пристанища для туристов, которые желают уйти от суеты в первобытную природу.

— Байкал уже достаточно исследован. А тут четыре часа езды — и ты в другом мире, — рассказывает Алексей Панцевич, участник экспедиции, директор автоцентра Renault. — Еще в 1997 году, когда в Монголии прошла экспедиция «Кэмэл-Трофи» и мы ездили туда поболеть за Россию, покорила первозданность, девственность природы, нетронутость, отсутствие туристов, которых еще десяток лет назад там почти не было. Да и сейчас она остается самой малонаселенной страной мира, можно два дня ехать на автомобиле и ни человека, ни машины не встретить.

При этом пейзаж постоянно меняется. Если ехать с севера на юг, видишь леса, озера, дальше — степи, и речки уже почти не встречаются. Потом каменистая степь, горы, где ничего не растет. Два дня едешь по безжизненной пустыне, изредка встретишь саксауловую рощу — и вдруг попадаешь в оазис: родничок, а вокруг него кипит жизнь, зеленеют деревья и много птиц...

— В этом году мы решили посетить Дархатскую котловину, — продолжает Алексей Панцевич. — Создается впечатление, что в этой местности прошел очень сильный метеоритный дождь: если смотреть с горы на равнину со множеством озер, то и вправду кажется, что это кратеры от метеоритов заполнились водой.

Алексей вспоминает, как в 2000 году, когда в распоряжении еще не было точных карт и современной техники связи, группа заспорила, где сейчас находится: «Одни утверждали, что мы в одном месте, другие не соглашались. Наконец выбрали какое-то среднее направление и... чуть не пересекли границу с Китаем. Хорошо, что нам встретился монгол, который раньше работал пограничником. Он и предупредил, что вместо отдыха мы рискуем получить задержку в пути до выяснения личностей».

Иркутские путешественники стремились на юг, где пески, и решили поехать сложным, но более коротким путем — через перевал, по северной оконечности озера Хубсугул. «Монголы нас всячески отговаривали: в этом году экспедиции через перевал еще не ходили, и дороги там нет, только прошлогодние следы, едва видимая колея. Но мы решили ехать». Путь оказался короче по расстоянию, но не по времени. Иркутяне часто теряли дорогу, ехали по наитию, потом вновь ее находили. Шли пешком, разведывали дно, искали фарватер, потом форсировали речку. Не успев спуститься, ночевали прямо на перевале, на верховом болоте. Хотя в горах вода должна стекать, но, как ни парадоксально, в Монголии есть верховые болота, даже на склонах.

— Удивительно: едешь под уклон, а под колесами хлюпает. Если застревали, приходилось таскать камни, подкладывать, и самим на руках выдергивать машину, — вспоминает Алексей. — Средняя скорость — 1—2 километра в час. Техника все выдержала, хотя помяли обвес, бамперы. Мы рассчитывали пройти перевал за сутки, но потратили на него двое с половиной. Из-за этого мало времени осталось для рыбалки на Хубсугуле, а она была просто ошеломительной.

Наверное, каждый, кто путешествует по Монголии, мечтает встретить доисторических животных, которых, говорят, в этих безлюдных степях еще можно найти. Например, гигантская змея Олгой-Хорхой (описанная в рассказе Ивана Ефремова), которая убивает людей на расстоянии. — Мы строили гипотезы: как эта змея может убивать — поражает током или ядовитой слюной? Но спросить некого, ибо по легенде, все, кто ее близко видел, умерли. Однако на пустом месте такие живучие легенды не рождаются! — продолжает Алексей Панцевич. — Еще мы много читали о снежных людях, в Монголии их называют алмасы, но встретить их тоже не удалось. Зато нашли в горах явно обжитую пещерку, застеленную свежим сеном, без каких-либо признаков людей. Кто там живет — неизвестно. Ночевали в одной палатке со скорпионом — обнаружили его только утром, когда он выполз на солнышко. Сфотографировались с неизвестной змеей — только потом, уже дома, показав снимок, узнали, что это очень ядовитая змея эфа. Находили кости динозавров. Археологи в Монголии хорошо поработали, но эрозия почвы продолжается, и новые экспонаты не исключены. Шансов найти что-то доисторическое много. Но для этого нужно время — не неделя, а две-три как минимум!

Путешественники, как обычно, везли кучу еды: лапшу, консервы — и все это привезли назад. Это ошибка, которую повторяют многие из года в год: везут ненужный груз, он занимает место, которое можно было занять чем-то более полезным.

— Был интересный случай, когда на одной из машин загудел гидроусилитель. А жидкости, которая в него заливается, ни у кого не было. Мы рассудили: если усилитель — гидро, то нужна любая жидкость! У нас были пиво, водка, вода и тормозная жидкость. Но первые три было жалко, и мы залили тормозную. Гидроусилитель заработал и даже гудеть перестал! — улыбается Алексей.

Состав экспедиции — три машины, семь человек. Конечно, в основном люди проверенные, но были и новички: например, журналист Ольга Куклина, бывалая туристка и путешественница.

— Ольга стала единственной дамой в команде, но очень хорошо вписалась в нее, — говорит Алексей Панцевич. — Она не боится ночевок при минусовых температурах, готовки на костре и так далее. А состав команды в долгом пути очень важен.

Байка с границы

— На границе Монголии и России всегда много машин: ждут, пока пропустят, порой несколько часов. Пока ждут, перекусывают. Мы там заприметили собачку, которая курсировала от российской к монгольской стороне и на обеих сторонах угощалась. Очевидно, собачка всем хорошо знакома. Мы спросили местных: «А как ее зовут?» «Сысыгма Петрович», — важно ответили местные. Вот так, имя монгольское, а отчество — русское!

Метки:
baikalpress_id:  15 400