Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Три года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

Жила в соседнем городке семья. Я познакомилась с мамой этого большого семейства почти сразу, как только приехала с Линой в США. И, помню, несколько дней после знакомства пребывала в шоке: ну как может так быть, чтобы у молодой и красивой женщины было к ее тридцати трем годам... восемь взрослых детей? Помнится, та самая тридцатитрехлетняя многодетная мамаша и привлекательная блондинка в одном лице по имени Дэбби рассказывала мне тогда про свой богатый опыт усыновления: «Пополнение семьи на еще одного, а потом на еще одного ребенка — это самые чистые, на мой взгляд, проявления любви. Трудно объяснить-то даже. Но это такая гамма чувств!

Столько всего переживешь, пока начнешь заниматься документами на ребенка, а потом — становиться для него родителем. И в конце концов, это так здорово — начинать вместе с ним новую семью. Потому что с каждым новым усыновленным ребенком что-то в нас да меняется. Во всей семье меняется. Дэбби не скрывает, что перед тем, как усыновить очередного ребенка, они с мужем много молятся. Много беседуют, обсуждая все-все детали. И много работают. Чтобы скопить денег на очередную поездку за американский «бугор» и на очередное оформление документов на очередного члена их интернациональной семьи. У Дэбби собственных детей тоже трое. Она, кстати, никогда не говорит: «Эти вот — мои родные, а вот эти — усыновленные». Но тут где чьи дети и спрашивать нет нужды: дети Дэбби и ее мужа — пухленькие блондинчики. Как и их мама («яблоко от яблони недалеко падает»). А дети усыновленные — плоды все больше какие-то тропические. Не яблоки уж точно. Одна девочка — старшая — азиатка. Еще двое усыновленных детей Дэбби — черные. Мальчик еще один — метис. И если Дэбби вряд ли расколется (хотя нужды в том нет!) по поводу, какие дети ее, а какие нет, то она с откровенным удовольствием порассуждает на тему, что «детей ведь не обязательно рожать. Их можно и усыновить».

Причины, по которым люди усыновляют детей, самые, по мнению Дэбби, разные. Такие же разные, как и сами усыновители: «Я думаю, что усыновление детей делает нас, родителей, родителями, прости за каламбур, еще более лучшими. Как и лучшими людьми. Я стала, например, страшно терпеливой. Как и мой муж. Дети растут, и вместе с ними меняемся и мы, родители. В лучшую, как мне самой кажется, сторону», — рассказывала мне Дэбби. Сейчас ее большущее семейство уже не живет в соседнем городе. Уехали в далекий американский штат в поисках лучшей жизни. Для своих восьмерых детей и для себя.

 «Иметь такую семью, как у нас — здорово! Хотя бы потому, что работы по дому каждому из нас достается делать меньше. Ведь уборка-стирка-готовка делится между всеми», — заметил «средний сын» (если, конечно, так можно выразиться, имея в виду семью с восьмерыми детьми...). «И всегда найдется кто-то, кто почитает мне книжку перед сном», — заметила, улыбясь, синекожая, как эфиопский баклажанчик, «лапочка-дочка». Но подобная идиллия — в семьях фанатов интернационального усыновления. Еду я и вижу за окном моего автомобиля красно-оранжевые от плодов абрикосовые деревья. И вокруг них, на травке, — спелые абрикосы! Каждая абрикосина размером с добрый кулак! И много их — хоть лопатой греби! А я ж из Сибири. Не смогла проехать мимо. Выхожу из авто и спрашиваю у хозяйки дома, могу ли я ягодку с куста отщипнуть? «Да ты что, милая, чего спрашивать-то?! Я тебе и мешков дам. Ты только собирай да ешь сколько душеньке угодно! В любое время приезжай!» — «Пять баксов хватит?» — «Да ты что!!! Я сама тебе еще приплачу за то, чтобы фрукты не пропадали. Все равно птицы склюют».

Увидела в местной газете коротенькое объявление (вообще, замечу, местная газета — это что-то!). Всего там, в объявлении, два слова: «Бесплатные кабачки». И номер телефона, само собой. А кабачки я люблю. Бесплатные — так они еще слаще! Здесь, в Америке, замечу, от цен на овощи у меня в первое время глаза на лоб вылазили. Я ведь привыкла, что у нас на даче в садоводстве «Иркутянин» под Иркутском, что по Байкальскому тракту, все вроде как само собой произрастает. Даром. Мы и на рынок-то за овощами никогда в жизни не ходили. А тут за пучок листьев свеклы — три бакса, а за парочку малюююсеньких кабачков-детенышей выложи, будь любезен, уже все пять долларов! А я кабачки жареные на растительном масле могу есть беконечно. В общем, решила я позвонить с утра пораньше.

Сонный голос с мексиканским акцентом сообщил, что сегодня все уже оприходовано. И женщина сама (!) попросила у меня тут же мой (!) номер телефона. Что, мол, она сама мне перезвонит позже, когда кабачки подрастут. «Ну и бизнесмены!» — рассуждала я про себя. Ну отчего бы эти кабачки не раздавать даром, а продавать. Пусть и дешевле, чем на рынке. Если у них их девать некуда. Я дала кабачковой леди телефонный номер моего мужа. И женщина позвонила на следующий день и пригласила его за цуккини. Целый пакет зеленых удальцов вручила и просила звонить позже. Если нам ее кабачки по вкусу придутся. И благодарила за то, что нашли время приехать и кабачки у нее даром забрать. Вот ведь как бывает. В Америке.

Загрузка...