Исчезли 16 миллионов. И ничего

Это долгая история, началась она несколько лет назад. И не одну публикацию мы планируем посвятить ее перипетиям. Но чтобы вникнуть читателю в юридические нюансы, определиться с позицией каждого фигуранта, начнем, пожалуй, со дня сегодняшнего. Именно в эти дни ГУВД по Иркутской области занимается заявлением генерального директора ООО «Красноярскуглеавтоматика» Андрея Кожина о мошенничестве группы лиц в особо крупном размере. Отметим, что лица эти — люди весьма известные в области, есть даже представитель Законодательного собрания. Значит, действительно нужно разбираться. Но разбираются ли?

25 августа начальник ГУВД Александр Обухов встретился с Андреем Кожиным, принял заявление к рассмотрению, состоялся официальный разговор Андрея Ивановича с оперативными работниками ОРЧ-6 ГУВД по Иркутской области. Сложилась уверенность, что если на таком серьезном уровне пошло наконец-то разбирательство, то справедливость восторжествует. Однако оперуполномоченный Дмитрий Еремеев, которому, собственно, и было поручено рассмотрение заявления, по мнению Андрея Кожина, не проявил должной заинтересованности в выполнении поручения. Дело откровенно затягивалось, основные его материалы поступили в МО МВД России «Тулунский» на доработку (где и был опрошен один из основных фигурантов преступления), потом нарочным доставлялись в Иркутск. В результате 5 сентября было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела с резюме: фактов уголовно наказуемого деяния не выявлено. Снова тупик. Не станем судить о профессионализме сотрудников правоохранительных органов, задействованных в разбирательстве: мы просто не имеем на это права. Но когда игнорируется прямое указание начальника ГУВД... 12 сентября Андрей Кожин вновь пишет в ГУВД Иркутской области и сообщает, что вынужден будет повторно, уже официально, обратиться к руководству МВД России за объективным рассмотрением заявления.

Так в чем же суть коллизии? Попробуем в этой публикации ее очень кратко изложить, дабы потом, уже опираясь на знания читателя, акцентировать внимание на нюансах и назвать вещи своими именами: воровство воровством, а мошенников мошенниками. А то все у нас «бизнесмены». Итак, в Кировский районный суд Иркутска обратился с иском Николай Цыпилов (позже мы расскажем об этом человеке). Иск был предъявлен Харанутской угольной компании (в дальнейшем — ХУК), которая, по его словам, незаконно владела комплектующими деталями шагающего экскаватора ЭШ 10/70. Истребовать детали экскаватора и намеревался г-н Цыпилов. Он указал, что еще в 2008 году приобрел у ЗАО «Паритет» узлы экскаватора для последующей сборки. С момента подписания договора купли-продажи к Цыпилову перешло право собственности на эти комплектующие, и детали хранились на промплощадке разреза «Азейский» Тулунского района. В один не очень прекрасный день г-н Цыпилов узнал, что детали экскаватора исчезли с «Азейского» и находятся на Харануте — так в обиходе называют этот угольный разрез.

— Вернуть, и немедленно, мою собственность! — таково было требование Цыпилова. Но руководство Харанута не торопилось требование выполнять. На суде представитель этого разреза принялся доказывать, что детали приобрел у ООО «Красноярскуглеавтоматика» (в дальнейшем — КУА). Действительно, у ХУКа с КУА тоже были официальные отношения. История эта начинается еще в 2007 году, когда ВостСибУголь — крупнейшая угольная компания региона — передал с разреза «Азейский» экскаватор ЭШ 10/70 обществу с ограниченной ответственностью «Детант». ООО «Детант», в свою очередь, передал запчасти экскаватора уже ООО «Держава ДВ» по договору купли-продажи. «Держава» — ООО «Подряд-2008». А уже «Подряд-2008» продал запчасти КУА. Вот их-то и продал КУА Харануту. Мы так подробно описываем эту цепочку потому, что все звенья цепи окажутся фигурантами этого запутанного и некрасивого дела. Итак, детали, принадлежащие КУА, до поры до времени хранятся на Азее. Когда же настало время перевезти их на промплощадку ХУК, оказалось, что Харанут не рассчитался в полном объеме за купленные запчасти. Начатую было перевозку Красноярскуглеавтоматика приостанавливает до полного расчета. Но происходит невероятное: запчасти, которые запрещено перевозить, все равно оказались на Харануте. Получается, что Харанут якобы владеет как бы двумя комплектами запчастей: и Цыпилова, и КУА. Причем и те и другие исчезают с Азеи по одной и той же схеме.

Но вернемся к иску Цыпилова. ХУК иск не признает и пытается доказать, что находящиеся на разрезе запчасти экскаватора он приобрел у КУА. Суд предлагает привлечь КУА в качестве третьего лица, чтобы найти истину. О том, как эту истину пытались установить — в следующем материале.

Остальные участники этой истории могут обратиться в редакцию, чтобы рассказать свою версию событий.

Метки:
baikalpress_id:  15 372