Легче не стало

Родственники погибших год назад в ДТП под Шелеховом переживают двойную трагедию

Аварии на наших дорогах происходят ежедневно, но трагедия, случившаяся год назад в Шелеховском районе, потрясла всех жителей области. Вечером 2 октября на олхинской горе «Хонда-Аккорд», двигавшаяся в сторону Иркутска, пошла на обгон и, на огромной скорости заскочив на бордюр и подлетев вверх, рухнула на кабину встречного микрогрузовика. Из шести пассажиров, находившихся в салоне иномарки, четверо погибли: 35-летняя Наталья Вайберт, ее 11-летняя дочь Настя и 10-летняя племянница Вика Шевелева, а также их знакомая 36-летняя Инна Савина. В живых остался водитель Алексей Вайберт (сводный брат мужа Натальи) и его подруга Екатерина Боярченко. Все они возвращались со свадьбы. Как и положено по закону, по данному факту было возбуждено уголовное дело. Материалы переданы в Шелеховский районный суд, и уже на протяжении нескольких месяцев идет рутинная тяжба. Но вопреки известной поговорке, время не лечит.

В той страшной аварии Галина Степановна Шевелева потеряла дочь и двух внучек. С тех пор женщина живет с ощущением, что жизнь раскололась на две части. В прежнем, счастливом времени все было хорошо. Несколько лет назад она вместе с мужем, сыном, дочерью и их семьями переехала с севера России в поселок Большой Луг. Открыли свой магазин, построили просторные дома. «У нас была замечательная семья. Большая, дружная, шумная. Кто бы мог подумать, что все изменится за несколько минут», — плачет Галина Степановна.

Накануне они праздновали свадьбу родственницы в Шелехове, много фотографировались. Вот Настя с Инной возле машины, украшенной лентами и цветами. Следующий кадр — Вика в нарядном платье, с улыбкой на лице. А это Наташа — за столом в окружении близких людей. Никто тогда не знал, что через несколько часов их уже не будет в живых.

Вечером на второй день торжества молодежь решила съездить на природу, но перед этим заехать в Большой Луг, чтобы потеплей одеться. За руль сел Алексей Вайберт. Рядом с ним Екатерина Боярченко. Наташа и Инна вместе с двумя девочками расположились на заднем сиденье.

Их возвращения ждали примерно через полчаса. Когда этого не произошло, стали звонить, но телефоны молчали. На очередной звонок ответил незнакомый мужчина: «Произошла авария. Не мешайте врачам работать». Родственники поехали в больницу. Им сказали, что люди после аварии находятся в реанимации. Но выяснилось, что туда привезли только Алексея и Екатерину. «А где наши дети? Где они?» — закричала Галина Степановна. «К нам привозят только живых», — услышала она от врачей.

В морг она приехала почти в бессознательном состоянии. Картина, которую там увидела, до сих пор стоит у женщины перед глазами: «Они все четверо лежали на полу. Я смотрела и не верила, что это происходит со мной. Подошла к санитару, почти упала перед ним на колени, стала умолять: «Давайте еще раз проверим. Может быть, хоть кто-то из них живой?» Наверное, у меня был такой вид, что он, хоть и понимал всю бессмысленность этого, не смог мне отказать. Подошел, еще раз осмотрел каждую и сказал, что все мертвы».

С этого момента у Галины Степановны наступила совсем другая жизнь, наполненная горем, воспоминаниями о прошлом и слезами. Оказалось, гибель любимых людей еще не последнее испытание, которое выпало на ее долю. Помимо этого она пережила предательство людей, которых считала близкими. «Меня поражает, что Алексей, который находился за рулем и допустил эту аварию, ведет себя как абсолютно непричастный к нашей беде чужой человек. Он не был на похоронах, ни разу не пришел к нам. Точно так же ведут себя его мать и подруга Катя. А ведь до этой трагедии они были нашими частыми гостями», — качает головой женщина, убитая горем. Правда, один раз после трагедии Алексей и Катя все же побывали в доме Галины Степановны: «Это было на следующий день после трагедии. Когда я их увидела, подумала, что они приехали помогать нам. Но они пробыли в доме ровно пять минут — собрали свои вещи и ушли со словами: «Нам надо бульон детям варить».

Посмотреть в глаза Алексею женщине удалось, когда его выписывали из больницы: «Я специально приехала, чтобы его увидеть. Спросила: «Зачем ты тогда поехал в Иркутск (то, что маршрут движения изменился и вместо Большого Луга Алексей Вайберт неожиданно повернул в сторону Иркутска, было установлено сотрудниками ГИБДД. — Авт.)?» Он сказал, что сейчас подойдет его мать и мы продолжим разговор. Это меня возмутило: «Натворил ты, а отвечать будет мать?»

До истечения сорока дней с момента аварии Шевелевы не предпринимали никаких действий. Говорят, надеялись, что Алексей одумается и придет попросить прощения. А когда этого не случилось, подали судебный иск о возмещении морального вреда. Но неприятности не закончились и после этого. О первом судебном заседании, которое состоялось 2 марта этого года, Шевелевы узнали совершенно случайно:

— Мы поехали отдыхать на Аршан, когда нам позвонила адвокат и сказала, что по своим делам зашла в суд и увидела дату заседания. Если бы не она, мы бы на суд не попали. Пошли разбираться к секретарю. Она сказала, что отправила повестку почтой, но копию предоставить не смогла. В начале мая повестку из суда Галина Степановна получила, но, когда вскрыла конверт, ее возмущению не было предела — на почтовом штемпеле стояло 19 мая, а дата заседания, указанная во вложении, — 11 апреля. В другой раз заседание перенесли из-за отсутствия адвоката со стороны ответчика.

Настольными книгами у Галины Степановны стали Уголовный и Гражданский кодексы. Она считает, что справедливым наказанием для Алексея Вайберта может быть только лишение свободы. «Он пытается вывернуться из этой ситуации разными способами. Сначала сваливал все на поломки в машине. Но эксперты установили, что на момент аварии автомобиль был исправен. Потом принес справку, что болен, но я этому не верю. Тем более что до этого случая его уже неоднократно штрафовали сотрудники ГИБДД и даже лишали водительских прав», — говорит Галина Степановна.

Боритесь за правду

Известный иркутский правозащитник Виктор Григоров специализируется на судебных процессах по дорожно-транспортным происшествиям. Он говорит, что добиться справедливости бывает очень сложно:

— К сожалению, достаточно часто приходится сталкиваться с низким профессионализмом представителей власти, которым мы, как налогоплательщики, платим зарплату. Обращаясь за помощью в правоохранительные органы, мы вместо защиты наших и так попранных интересов и прав сталкиваемся с еще более изощренными нарушениями. В данной ситуации обоснованные претензии должны быть предъявлены сотрудникам правоохранительных органов за волокиту и нарушения при производстве дела. Но, как показывает практика, нарушения происходят именно по причине безнаказанности этих сотрудников. Добиться наказания нерадивых представителей власти практически невозможно. Тем не менее в подобных ситуациях я настоятельно рекомендую обращаться с жалобами и добиваться принятия правового решения. Ни в коем случае нельзя оставлять без реагирования подобные процессуальные нарушения. Иначе очередная безнаказанность будет провоцировать подобные, а возможно, и более шокирующие нарушения.

Оставил без комментариев

При подготовке статей «Пятница» всегда старается сохранять объективность и предоставляет слово каждой стороне. Мы позвонили и Алексею Вайберту: «Почему вы не захотели разрешить ситуацию в мирном порядке?» Вот что он ответил: — Я пытался идти на мировую. Не знаю, что они хотят. Больше мне добавить нечего.

ОЛЬГА МИРОШНИЧЕНКО miol@pressa.irk.ru Фото автора и из архива Шевелевых

Метки:
baikalpress_id:  31 114