Люди с улицы

Как помочь инвалиду, оставшемуся в Иркутске без жилья и средств к существованию?

В редакцию «Пятницы» обратилась иркутянка Лариса Кондрацкая с просьбой принять участие в судьбе инвалида, который живет прямо на остановке «1-я Советская». Лариса предположила, что мужчину выгнали из дома, и позвонила в Октябрьский РОВД с просьбой помочь. Оказалось, что она далеко не единственная: по этому же поводу неравнодушные иркутяне звонили по нескольку раз в день. Но полиция помочь не могла: ничего противоправного человек не сделал, чтобы его забирать. А приемник-распределитель при УВД Иркутска давно закрыли. В итоге этому инвалиду, о судьбе которого беспокоилось столько иркутян, помогли. Сейчас он находится в городской больнице № 7. Но это разовый случай, а что делать с другими? Журналист «Пятницы» разбиралась, как можно помочь таким людям.

— Мне часто встречался инвалид, очевидно живущий где-то в районе Советской, — рассказала «Пятнице» Лариса Кондрацкая. — Он мог передвигаться только с помощью костылей, но был всегда опрятный, ухоженный, видно, что домашний. Но потом я стала замечать, что он какой-то запущенный, в ссадинах. А однажды увидела, что он живет прямо на остановке, расстелив на земле одеяло.

Лариса позвонила в полицию, там ответили, что ничем помочь не могут: приемник-распределитель при УВД закрыли. Иркутяне не раз вызывали скорую помощь инвалиду, но он ни на что не жалуется. «Сейчас ведь нередки случаи, когда слабых пожилых людей разными способами лишают жилплощади, — продолжает Лариса. — Думаю, что так было и с ним».

— По жалобе Ларисы Кондрацкой мы связались с начальником департамента здравоохранения, — рассказала «Пятнице» Евгения Меновщикова, главный специалист отдела защиты социальных прав аппарата уполномоченного по правам человека в Иркутской области. — Нам ответили, что относительно этого человека приняты меры: Александр Безруков помещен в больницу № 7 хоспис.

— Но это единичный случай, на который горожане обратили внимание. А ведь таких людей много.

— Мы не можем устраивать судьбы подобных людей. Это в компетенции органов соцзащиты.

Сейчас Александр Безруков, о котором беспокоились жители, находится в городской больнице № 7 — лечит бронхит. Выглядит он бодро, читает советский детектив «Ставка на проигрыш». Теперь, когда его привели в порядок, видно, что ни на какого алкоголика он не похож. В сентябре Александру исполняется 46 лет.

— Кто же вам книги приносит?

— Это я с соседями по этажу подружился, одолжил. Я вообще по натуре общительный!

Мужчина работал портным в ателье, а когда страну захватило кооперативное движение, стал шить на дому, появился заработок, все шло хорошо — до 1993 года. Тогда товарищ Александра, открывая свой бизнес, заложил квартиру инвалида. История банальная: бизнес не получился, деньги товарищ потратил на развлечения, а квартиру у Александра отняли.

— Я остался без жилья и без средств к существованию, — рассказывает Александр Безруков. — Где жил? А где придется. У знакомых — пускали за бутылку водки и закуску. Я на улице просил подаяние, на эти деньги покупал «плату» за ночлег. У такой знакомой и жил до недавнего времени в Ново-Ленино. Но бремя гостеприимства уже вынести не мог: там с меня каждый день требовали приносить как минимум 0,75 водки. Я сам не пью, пива еще могу выпить, а водку на дух не переношу. И решил: пока лето, лучше жить просто на улице. Вот сейчас мне предлагают в дом инвалидов перебраться. Да с радостью! Устал, да и здоровье не то.

Эта история, можно сказать, с хорошим концом — удача. Тогда как далеко не все, кому государство пытается помочь, эту помощь принимают. — Наша больница — это муниципальное учреждение здравоохранения, на базе которого расположен хоспис, — говорит Александр Бессонов, главврач иркутской городской больницы № 7. — Оно оказывает помощь больным в тяжелом состоянии и пожилым гражданам, а также нуждающимся в симптоматическом лечении. Сюда поступают также лица без определенного места жительства, имеющие стойкую патологию, на долечивание из городских больниц, кто в нем нуждается. Но здесь не гостиница и не дом-интернат. Мы проводим поддерживающее лечение и совместно с соцзащитой обустраиваем имеющих инвалидность. Но проблема в том, что такие люди часто не хотят идти в дома-интернаты. Их лечат, восстанавливают документы, а они вновь возвращаются на улицу. Говорят: «Мне свобода дороже!»

«Да, есть те, кто попал в трудную ситуацию: например, у пожилого человека сгорел дом и родственников нет, — продолжает Александр Бессонов. — Но таких около 2%, и они привыкли находиться в социуме, поэтому не отказываются от возможности жить в интернате. А есть те, кто этого не хочет. Проблема эта больше тревожит жителей, чем самих обездоленных». Действительно, горожане, видя бомжа, который плохо пахнет и выглядит не лучшим образом, стараются избавить себя и своих детей от него. Они звонят в больницы, в скорую помощь. Но там прежде всего лечат больных, а далеко не все бомжи действительно нуждаются в лечении. В хосписе не хватает мест людям, которые всю жизнь работали и остались в старости одни, с тяжелыми заболеваниями, например после инсульта. А в больнице № 7 вынуждены снова и снова принимать на лечение бомжей, которые, подлечившись, возвращаются к своей свободе. Еще бы, в интернате надо соблюдать режим и пить нельзя.

Куда звонить?

Почему столько людей, обеспокоенных судьбой инвалида, не могли никак помочь ему? Просто не знали, куда обращаться. И Октябрьский РОВД, который они атаковали звонками, тут действительно ни при чем. Подобными категориями граждан занимается министерство социального развития, опеки и попечительства Иркутской области. Там есть специальные приемники, куда могут доставить человека, подлечить, накормить, помочь с восстановлением документов. На сайте министерства есть телефон горячей линии, по которому следует звонить.

Чтобы не нарушать права человека, нельзя доставлять его в приемник насильно, он должен обратиться сам. Но инвалид, живущий на остановке, вряд ли имеет доступ к Интернету. В этом случае жители, неравнодушные к судьбе беспомощных людей, могут обращаться по телефонам горячей линии министерства: 8-800-100-22-42 (звонок на этот номер из любого уголка Иркутской области бесплатный — это так называемый социальный телефон) и 25-33-07. Эти линии не круглосуточные, они работают с 9.00 до 18.00.

Если человек инвалид или тяжело болен, им должно заниматься министерство здравоохранения, телефон горячей линии — 24-05-38. Но этот номер по вопросам оказания экстренной медицинской помощи. Как пояснили журналистам «Пятницы» по этому номеру, лежачими бездомным гражданами они не занимаются, и звонить по этому поводу туда не стоит. В департаменте здравоохранения и социальной помощи населению Иркутска не имеют права заниматься подобными категориями граждан без распоряжения органов соцзащиты. Сначала их должны взять «на заметку» в министерстве социального развития, опеки и попечительства Иркутской области, а потом распределять по больницам и приемникам.

Умереть за свободу

В больнице журналистам «Пятницы» рассказали случай: бомж поступил к ним с обмороженной ногой, ее пришлось ампутировать. После человек напился и со скандалом ушел. Поступил во второй раз, отморозив другую ногу — уснул пьяный на улице. И ее ампутировали. И опять та же история: напился и со скандалом покинул заведение. В третий раз он попал в другую больницу, где и умер — за свою свободу. Некоторым бомжам не страшно потерять конечности, напротив — увечным больше подают. Забирать их в интернат насильно нельзя — нарушение прав человека. Есть благотворительные общества при церквях, которые готовы принять бездомных людей, но те не хотят. Бороться с этой проблемой трудно, так как большинство отверженных сами выбирают свою участь — раз за разом.

НИКА ПЕСЧИНСКАЯ friday@pressa.irk.ru Фото автора и из архива Ларисы Кондрацкой

Метки:
baikalpress_id:  15 290