Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Четыре года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*Счастливы те родители, которым Бог послал здорового ребенка. Только мы не понимаем своего счастья, покуда не увидим рядом с играющими здоровыми детьми ребенка больного. Такого, что и передвигаться-то сам не в состоянии. Такой малыш или малышка и рад бы скатиться с горки, да не может. Потому что все эти пластиковые игровые площадки совершенно не приспособлены для больных детей. ...Родители такой вот четырехлетней девочки, большую часть своей маленькой пока еще жизни проводящей в инвалидной коляске, забили тревогу: у ребенка украдено детство. Она не может играть с другими детьми и лишена возможности прыгать и бегать, качаться на качелях...

Но если объединиться всем миром, то можно и таких вот больных детей, как их маленькая дочка, сделать счастливее. И надо-то всего четыреста тысяч долларов (именно столько стоит здесь установка игровой площадки для детей с ограниченными возможностями). Клич был кинут. И что тут началось! Конкурс детского рисунка среди учеников школ штата, посвященный теме детской площадки. Местный пианист написал музыку и положил на нее слова. Все о той же детской игровой площадке! Частные лица кинулись собирать деньги, открыв счет в банке с пометкой «детская площадка».

Представители бизнеса один за другим принялись, чуть ли не соревнуясь, устраивать аукционы, все вырученные средства от проведения которых идут... в фонд игровой площадки! В нашем городке с почти что шестидесятитысячным населением 22 285 детей. И одиннадцать процентов (около 250 детей!) не могут, как и та четырехлетняя девочка по имени Бруклин, резвиться наравне с детьми здоровыми. А если учесть, что теперь и здоровых физически детей сложно оторвать от мониторов компьютеров и телевизоров, то нашему городу необходимо такое место, откуда ребенка сложно было бы увести домой. Любого ребенка. Даже самого больного. Потому что сегодня не только американские, но и российские дети практически перестали играть. Перестали бегать и прыгать. Перестали... фантазировать. (Согласно статистическим данным, сегодня в США только один ребенок из пяти имеет доступ (по месту жительства!) к игровой площадке или близлежащему парку. Дети, которые живут в радиусе менее чем полумили от игровой площадки, в пять раз чаще имеют соответствующий их возрасту и росту вес.)

Помните, как во времена нашего детства мы дотемна пропадали в песочницах, роя канавки воображаемых рвов вокруг песочных замков и заполняя их водой? Втыкали палочки и прутики, изображая леса и джунгли. Делали «секретики» из цветастых конфетных фантиков, сорванных поблизости цветков и разноцветных обломков стекла? А качели?! А карусели, на которых крутились всем двором до умопомрачения, до рвоты? Помню, что одного мальчика из нашего двора мама зазывала на ужин... звонком. Нет, не по сотовому телефону. Сотовых тогда и в помине не было. Звонком велосипедным! Открывала окно и что есть мочи бренчала. И мы, заслышав это бренчание, всей толпой неслись по домам. Потому что мы были командой. Потому что мы — почти семья. Потому что как же мы сможем по-честному продолжать игру, если нашего друга с нами не будет до следующего утра? Ведь у нас одна на всех игровая площадка.

*Какие там в нашем русском народе в ходу поговорки про баб? Не про женщин, замечу, а именно про баб. «Баба с возу — кобыле легче». «Курица — не птица. Монголия — не заграница. Баба — не человек» (само собой). «Бог создал три зла — бабу, водку и козла». «Где Сатана не сможет, туда бабу пошлет». «Собака умней бабы: на хозяина не лает». «У бабы семь пятниц на неделе». Кто еще какие помнит? К чему это я вспомнила русскую народную мудрость? Чтобы стало понятно одно: «Что русскому хорошо, то немцу карачун». А уж об американцах и речи нет. Иными словами, что вполне себе живет и процветает на Руси, ни в каком виде не может быть употреблено в Америке. А уж тем более — произнесено вслух. В адрес какой-нибудь, не приведи Господи, американской бабы. Но все мы знаем, что не бывает дыма без огня. Вот история нашего городка (из последних местных шумих): работница местной пожарки подала в суд на своих сослуживцев.

За то, что унижали ее женское достоинство. Забегая вперед, скажу, что получила женщина, уже бывший пожарный, без малого 250 000 долларов. За моральный ущерб. Уж не знаю, как там обращались с дамой суровые американские пожарные, но одно могу представить: женщине работать наравне с мужиками было нелегко. Побудки и вызовы по звонку в любое время дня и ночи. Тяжелый физический труд... Но в Америке, как известно, равноправие. Полов — в том числе. И уж если избрала себе американская белая тридцативосьмилетняя и внешне очень даже привлекательная женщина профессию отнюдь не дамскую, то должна быть готова к тому, что работать ей придется в мужском коллективе. И, следовательно, придется, наверное, мириться с мужским плоским юмором. С мужскими приколами. Мужской бранью. Мужским потом.

Мужским (врожденным у большинства россиян «мужеского полу») чувством превосходства над «бабой»... (Ведь у русских мужиков как? Бабу и словом обидеть, и за попу ущипнуть, — чуть ли не подвиг.) А в Америке? 85% американских женщин-пожарных так или иначе были унижаемы по половому признаку. И только пять процентов из них подавали на обидчиков-мужчин в суд. Хотя все эти женщины знали, что пол работника (скажем, все в той же пожарке!) не имеет ровным счетом никакого значения. И любые словесные или телесные касания на тему «курица — не человек» должны преследоваться (и преследуются) в США по закону. Впрочем, что слова? Скупые цифры говорят куда красноречивее всяких слов: только в прошлом году пострадавшим от нападок «на тему пола» было выплачено в США 48,8 миллиона долларов.

*Я все никак не могу взять в толк: вокруг наперебой кричат, какая свободная страна эта Америка, а тут такое происходит! В общем, чтобы не томить, перейду к делу: у одной 32-летней местной дамы на ее дворе возле дома нашли (по наводке?) коробку. А в ней — то, что принято называть выкидышем. Бог один знает, чем и как тетка американская орудовала. Но теперь ей светит тюрьма.

 Несмотря на то, что несостоявшаяся мамашка (видела я ее, кстати. Простая такая баба, судя по внешнему виду, оч-чень даже недалекая и необразованная. Простоволосая. Испуганные глаза. Опущенные вниз уголки губ. Взгляд загнанной косули) уверяет широкую общественность, что зародышу не было и четырнадцати недель и что на нормальный ( в медицинском понимании) аборт у нее не было денег. Да и в семье ее все были против аборта еще на самых ранних сроках. И общественное порицание — далеко не для каждого, даже сильного духом человека. (Церковь, к слову, тут по-настоящему сильна, и аборты, мягко говоря, не приветствуются.) Местные медики утверждают, что зародыш был двадцатичетырехнедельный.

По закону нашего штата аборты после двадцати недель беременности считаются незаконными. То есть, по сути, запрещены. За нарушение запрета — строгое наказание. В данном случае — штраф в размере пяти тысяч долларов и (или) срок лишения свободы до пяти лет. Вот и думаешь: получается, что в хорошей стране я родилась. А то по законам США за решетку надо бы уже много лет назад упечь почти все способное к деторождению женское население.

 Ну покажите мне ту советскую женщину, что миновала абортария? Какова сегодня среднестатистическая цифирь по количеству абортов на душу русского населения? То-то же! Сходила женщина «налево», пока муж в командировке? Залетела молодая девчонка из любопытства? Муж строгает детей, а чем кормить их, одному Богу известно?.. Вопрос решается сам собой. Точнее, самой женщиной. Бедной бабой. Глупой дурой. Да как угодно назовите, но именно она (баба-дура) будет сама вершить свою судьбу. Но только не в Америке.

Метки:
baikalpress_id:  47 282