Влюбленные в небо

Любители воздушного экстрима 26 июля отмечают День парашютиста

Человек постоянно пытается поспорить с природой: нет жабр, чтобы дышать под водой? — зато есть акваланг; нет крыльев, чтобы летать? — придумали самолеты, а для самых отчаянных — еще и парашюты. И хотя знатоки говорят, что, по статистике, парашютный спорт безопаснее, чем футбол, все же решиться на первый прыжок непросто, да и на крайний тоже (у парашютистов нет слова «последний»). В Иркутске организацией этого экстремального вида спорта занимается Российская оборонная спортивно-техническая организация. Побороть свой страх помогают инструкторы на аэродроме в Оеке. Бывалые парашютисты и новички воздушного полета рассказали читателям «Пятницы», каково это — находиться между небом и землей.

Виктор Монастырлы, спортсмен-парашютист:

— Первый раз прыгнул в 2008 году. Знакомый привел на аэродром, и я сразу заболел этим. Первый прыжок с парашютом — это то, чего ты никогда не забудешь. Наверное, о небе, полетах мечтал всегда. Сначала родственники были против моего увлечения, переживали очень, но потом привыкли. Мы вместе смотрим видео, что снимают наши ребята во время полета, и родные тоже хотят попробовать себя в парашютном спорте. Это и понятно, ведь чувство полета — нечто неописуемое! Всем парашютистам желаю большой высоты и мягкого приземления!

Татьяна Шорникова, спортсменка-парашютистка:

— У меня 2583 прыжка за 30 лет стажа в парашютном спорте. Я пробовала другие экстремальные виды: дайвинг, прыжки на канатах — но достойной альтернативы прыжкам с парашютом не нашла. Для меня это не просто хобби — это смысл жизни. Я при поступлении вуз выбирала так, чтобы специальность как-то сочеталась с полетами. Потом работу искала со свободным графиком по той же причине. Можно сказать, что в нашем клубе сложилась моя семья: здесь я встретила своего будущего мужа, здесь выросли мои дочери. Обе, кстати, уже прыгают с парашютом. Когда они собираются прыгать, я, конечно, испытываю волнение, но понимаю, что их безопасность зависит только от них самих: и в спорте, и в жизни.

Алексей Федоров, спортсмен-парашютист:

— Меня притягивает в парашютном спорте небо, адреналин и то время, пока находишься в свободном падении. Максимальная высота, с которой я прыгал — 1600 метров. Чем выше забираешься, тем дольше у тебя получится пробыть в небе и выполнить различные фигуры. Я вот умею в свободном падении выполнять сальто. 19 июня у меня был крайний прыжок: из-за сильного ветра меня понесло не в ту сторону, в какую было нужно, пришлось выбирать: либо идти против ветра на деревья, либо по ветру, набирая скорость на поляну. Выбрал сопротивление, в итоге после приземления как обезьяна лазал по дереву — снимал парашют. Так что мои пожелания всем парашютистам: внимательно изучать инструктаж по приземлению.

Александр Горин, инструктор парашютно-десантной подготовки:

— Моя история отношений с небом началась 26 лет назад. Вначале я пробовал как любитель, не думал, что это станет моей профессией. Теперь обучаю новичков всем премудростям парашютного спорта. Как правило, первые прыжки и подготовка к ним показывают, кто будет заниматься этим серьезно, а кто бросит. Обучение стандартно длится 3 месяца, но на деле всю жизнь можно совершенствоваться и развиваться в качестве спортсмена. Мне нравятся больше всего прыжки с парашютом на воду и групповая акробатика. По норме я должен сделать 200 прыжков в год, их мне оплачивает государство, хотя я прыгаю в 1,5 раза больше. Всем, кто решил связать свою жизнь с парашютным спортом, желаю чистого неба и больше практики.

Андрей Роев, инструктор парашютно-десантной подготовки:

— Работаю инструктором первый год. Интересно наблюдать за новичками, как они с нулевого уровня поднимаются до уровня спортсмена. Например, чтобы собрать парашют, начинающему нужно около часа, а спортсмен укладывается за 30 минут. Бывает и такое — перед первым прыжком человек вдруг отказывается выходить из самолета, мы тогда ему помогаем. Несколько случаев помню, когда девушки теряли сознание в самолете, но в полете приходили в себя и нормально приземлялись вместе с инструктором. В парашютном спорте главное — дисциплина и самоорганизованность. Я от прыжка с парашютом испытываю восторг и счастье, страх — очень редко.

Екатерина Тучнолобова, начинающая спортсменка-парашютистка:

— На моем счету пока 16 прыжков. Мне даже больше нравится не столько пресловутый адреналин, что получаешь в процессе полета, сколько то, что нужно перебарывать себя, свой страх. Тут выходят наружу такие комплексы, о которых ты и не знал, и появляется возможность победить их, стать сильнее. Еще мне нравится атмосфера нашего клуба и его люди. От общения с ними я заряжаюсь позитивной энергией. В каждом прыжке есть что-то новое и сложное: первый раз просто трудно выйти из самолета, потом страшно при падении, ну и так далее... Всем новичкам хочу пожелать удачи. Сюда не нужно зазывать, потому что приходят и остаются лишь те, кому прыжки с парашютом действительно нужны.

Ольга Шорникова, спортсменка-парашютистка:

— Каждый прыжок ждешь с радостью: полет с парашютом доставляет ни с чем не сравнимое удовольствие. В этот спорт пришла по примеру родителей. А первый раз прыгнула в 13 лет, с тех пор «наработала» 970 прыжков. Один раз, это было в 2006 году на сборах во Владикавказе, мой основной парашют не раскрылся — запутался. Высота была 1300 метров. Было очень страшно, но запасной парашют, к счастью, раскрыла вовремя. Сразу после этого прыгала еще 3 раза подряд: так нужно, ведь если сразу не преодолеть свой страх, то можно сломаться и больше никогда не подняться в небо.

Михаил Болотов, спортсмен-парашютист:

— Я прыгал с парашютом 507 раз. Страх, хоть незначительный, испытываешь все равно. Особенно бывает не по себе на первом после зимних каникул прыжке. Но когда остается 2 шага до двери в самолете, страх пропадает, остается сосредоточенность и радость. Нравятся показательные выступления, когда нужно прыгать на незнакомые площадки, выполняя различные фигуры или просто точно приземляясь в определенном месте. Моя жена тоже увлеклась парашютным спортом, у нее уже больше 30 прыжков.

Метки:
baikalpress_id:  31 071