Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Три года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*Ну как будут к нам, русским, тут, в Америке, относиться, когда происходит такое? Местное население шумит: один шестидесятипятилетний белый американец нанял киллера для собственных... тещи и жены. Пожилой господин заплатил наемному убийце наличными (!) двадцать пять тысяч долларов с единственной целью: ему захотелось заново жениться. Безболезненно. Так, чтобы не выплачивать устаревшей и изрядно надоевшей супруге часть вместе нажитого имущества. А еще и страховку получить. И все это ради кого? Ради невесты из далекой России. По Интернету они познакомились. (Для справки: за последние три года 17% людей на земном шаре нашли свои половинки (женились, вышли замуж) благодаря Интернету.) 927 миллионов долларов США — именно в такую сумму оцениваются американские электронные (да и не только) свахи. И как тут не клюнуть на красивую и молодую наживку, когда все вокруг только о плюсах брака с россиянкой и говорят? И как молодку в дом американский перевезти без проблем из далекой России, коли жена старая маячит? Но, видно, не судьба. Проведет теперь неудавшийся жених лет тридцать пять в тюрьме. Как минимум.

*С экономическим кризисом каждый сражается как может. Даже тут, в Америке. Даже среди знакомых мне людей. И русских женщин в их числе. Впрочем, далеко ходить не стану. Начну с себя. Я купила в дом морозильную камеру. Поставили мы ее в гараже и уже забили под завязку мясом, пиццей, мороженым, тортами... Мужу уже не терпится прикупить и вторую морозилку. Размером побольше. Так нам, говорит, спокойнее жить будет. Потому что многие наши знакомые уверены, что в самом скором времени цена доллару будет ноль. И цены на продукты питания взлетят ввысь. А береженого, как известно, Бог бережет. У нас, в Айдахо, уже несколько лет кряду существует мода на приобретение домов в Аризоне.

Люди, в основном пожилые, летние месяцы живут тут, в суровом (в сравнении с жаркими Невадой и Аризоной) климате, а на зиму переезжают в свой так называемый летний дом (слово «дача» американцам отчего-то незнакомо), в теплые края. К тому же, теперь дом в вожделенной Аризоне (где в летние месяцы жить просто невозможно, потому что там пустыня!) стоит почти в два раза дешевле своей настоящей стоимости. Стоил еще два с половиной года назад новехонький домина со всеми удобствами, включая бассейн и приличный земельный участок, сто шестьдесят тысяч долларов. Теперь, в последние два года, этот же дом можно приобрести за восемьдесят тысяч баксов. Ну кто же откажется от такой заманухи? Знакомая, бесконечно молодящаяся российская дама как-то давно, с полгода назад, хвалилась, что купила внучке приданое. Приданое это — не что иное как дом в Аризоне. Жить там, правда, никто не собирается. Дом куплен, чтобы сдавать его внаем.

Приятельница эта даже какими-то квитанциями мне перед носом помахивала: «Вот, мол, Марина, учись жить! Дом куплен мною по Интернету. Даже лететь никуда не пришлось. Все в доверительном управлении. И бухгалтер теперь у меня свой есть, Сережка. И юрист есть. Колей зовут. Там, в Аризоне, все работники в этой компании — русские. Услуги их стоят всего-навсего двести долларов. Вот они уже и деньги начали мне высылать от квартиросъемщиков...» Я вертеть пальцем у виска не стала: каждый живет и вертится так как может. И обманываться и в людях, и в ситуациях после нескольких лет жизни в США — проще простого. Ведь нет тут такого драйва, как в России.

Где человек человеку волк. А тут все всем верят. Жизнь течет расслабленно. Скучно-прескучно. Потому что все тут по-честному. (Или почти по-честному.) Я не стала рассказывать моей знакомой, что покупать дом не глядя — все равно что собственноручно этот самый дом поджечь. И многие американцы, близкие к риэлторскому бизнесу, с удовольствием расскажут немало историй, в которых сдающие в аренду жилье хозяева такой вот приобретенной по картинке в телевизоре недвижимости могут еще долго ни о чем не подозревать. Исправно получая помесячную плату от виртуальных квартиросъемщиков. Из их же, арендодателей, кровных денежек, за дом якобы уплаченных, высылаемых. Встречаю вчера ее снова. И слышу: «А я, Марина, уже второй дом в Аризоне прикупила!»

*...Встречаю на днях другую мою русскую знакомую. Не узнаю. Она как бы сдулась. Причем так, словно стало в ней меньше... жизни.

— Привет, Марина!

— Привет! Ой, это ты? А я тебя и не узнала!

— Да и тебя будет не узнать, если выложишь три тысячи баксов за липосакцию в России. А раз ты меня не узнала, то я богатая буду! Да че буду-то!? Я уже и есть богатая!

Известно же, что внушение — вещь сильная. Называется «самопрограммирование». Знакомица решила улучшить свое финансовое положение (экономический кризис, как видно, заставляет народ подходить к решению житейских вопросов креативно!) с помощью все тех же подтяжек да пластических операций. Чтобы... снова выйти замуж. При живом американском муже. Выйти замуж она мечтает за того, кто окажется элементарно побогаче. Уже и во Всемирной сети активно занялась поиском нового мужчины. Тем более что (если план — тьфу-тьфу-тьфу! — сработает) дамочка при разводе оттяпает у надоевшего и скучного мужа часть купленного им же в кредит дома.

— А работать не пробовала? — задаю я свой коронный, по отношению к местным русским дамам, вопросец.

— Да я в жизни своей не работала! Я только и делала, что фарцевала. Но не работала. Ни-ко-гда. А ты, Марина, дура, чего вкалываешь при живом муже? Он что, обеспечить тебя не в состоянии? А я вот мужа своего люблю. И работать только поэтому никуда и никогда в жизни не пойду...

*На днях, как раз в тот момент, когда я пила у подруги кофе, в дверь позвонили. Мы вместе отправились открывать. На пороге ее дома стоял почтальон в форменной голубенькой рубашке и просил расписаться в квитанции. Почему-то меня. А подругу попросил выйти на улицу, к его почтальонской машине. Чтобы начать таскать какие-то тяжелые коробки. Коробки мы таскали все вместе. Их было много. Ни я, ни почтальон понятия не имели, что в них. По весу определенно кирпичи. Моя русская подруга, будучи замужем за белым американским миллионером (а по нему и не скажешь, что он миллионер. Пожилой подтянутый джентльмен облачен в потертые, а то и рваные, перемазанные пятнами многолетней краски джинсы да в темно-зеленую футболку, которую я вижу на нем уже три с лишним года) решила, посовещавшись с мужем, не держать все яйца в одной корзине. Часть мужниных накоплений была переведена в австралийские деньги, часть — в швейцарские. А еще одна часть — меньшая — была переведена в серебряные и золотые монеты. Тут, в Америке, все вроде бы тихо.

Но вот российский Интернет, предсказывая скоропостижную кончину доллару, подстегивает нас, американских россиянок, шевелить мозгами. Ведь где гарантия, что не придется менять золото на картошку? В общем, перетаскав из авто коробки в дом, мы долго потом хохотали над тем, что расписаться в квитанции за золото (а это были именно золотые и серебряные монеты) мог кто угодно. Или, что еще более реально, — почтальон мог бы оставить весь доверенный ему многотысячный, по словам подруги, груз прямо у порога дома. (Тут, замечу, так и делается: если никто не открывает дверь, то посылку оставляют прямо у порога. Хоть там и золото. И его столько, что рядовому американцу и за всю жизнь не заработать.)

*Я всегда с уважением отношусь к различным добрым починам. Вот и сейчас считаю своим долгом рассказать об одном из них. С той целью, что, быть может, кто-то по достоинству оценит идею и благополучно перенесет ее с американской земли в сибирскую действительность. Дама бальзаковского возраста, чья давно уже взрослая дочь пережила рак, придумала вот какой способ сбора средств в помощь другим раковым больным: женщина решила с помощью своих приятельниц шить хлопчатобумажные покрывала в стиле пэчворк. Шить и продавать. (Планируется, по словам женщин, собрать не одну тысячу долларов.) Но и это еще не все! Чтобы сократить расходы и сделать эти самые, так популярные в США покрывала, с изюминкой, было решено тачать их из... рубашек известных мужчин нашего штата. Клич был кинут. Не прошло и недели, а у зачинательницы проекта в доме скопилось уже семьдесят пять самых разных мужских рубах! Разных расцветок. Разных размеров. Разного уровня заношенности и чистоты.

Под девизом: «Он снял с себя рубаху» уже даже сварганен дисплей, где около каждого кусочка материи красуется имя того, кому этот кусочек (тогда, когда еще был, само собой, рубахой) принадлежит. Вот вижу имя действующего мэра нашего города. Вот рядом красуется имя мэра предыдущего. А этот кусочек ткани отрезан от рубашки местного спортсмена, чье имя на слуху у многих американцев. А вот эта розовая в нежный желтенький горошек материя еще несколько дней назад касалась тела именитого и уважаемого местного доктора по дамской части. А этот хлопчатобумажный квадратик еще вчера был рубахой самого главного судьи нашего штата. Смею предположить, что когда покрывала будут готовы, народ, желающий их приобрести, будет ориентироваться не на практичность, размер и красоту самих покрывал, а... на эти самые кусочки материи. Именные. Чтобы, выложив за покрывало энную сумму, позже говорить: «А вот мое покрывало, то, что в спальне, было когда-то рубашкой нашего губернатора».

Загрузка...