Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Четыре года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*Вчера впервые за почти четыре года нашей жизни в Америке мне удалось посмотреть местные новости. Чтобы был понятен уровень «новостей», скажу только, что показывали в эфире даже фото, присланное на программу фотолюбителями. Вид заснеженного леса и радуга. И тут же, в новостях, этих самых фотографов поздравили с очередной годовщиной свадьбы. Вот такие тут у нас «новости»! Зато я узнала из вчерашних местных новостей, что здесь, в Америке, от удара молнии ежегодно гибнет более трехсот человек.

*Лина на будущий год будет учиться уже в девятом классе. (Вообще же в школах Америки двенадцатилетнее обучение.) И несмотря на то что завтрашние американские девятиклассники давно уже не малыши, учителя продолжают снабжать своих вымахавших под два метра ростом учеников бумагами такого рода:

— Приходите в класс вовремя. До звонка на урок.

— Сидите на своих местах, пока я говорю во время урока. Исключение: вы можете встать, чтобы подойти к точилке для карандашей. Но делайте это тихо. Уважайте старших.

— Если вы хотите что-то сказать, поднимите руку. Работайте над школьными заданиями до звонка. Мы здесь, чтобы заниматься математикой. И только ей.

— Если вы решите убрать с парты свои учебники и тетрадь прежде, чем прозвенит звонок, я непременно задержу вас после урока на то же время, что вы отняли от вашего учебного процесса.

— Приносите в класс бумагу для записей, карандаш, учебник и калькулятор.

— Вы обязаны (!) делать записи во время урока!

— Вы можете есть и пить во время урока, если только не оставите после себя мусора. Напитки должны быть в бутылях с крышками.

— Вы можете слушать IPod только после того, как сдали мне тест. И никогда — во время того, когда я говорю.

— Если я прошу вас что-то сделать, просто делайте это без комментариев. Если я ошиблась и неправа, я буду рада извиниться и (или) обсудить все с вами после урока.

— Не пользуйтесь мобильными телефонами во время урока. В противном случае они будут конфискованы. Не вздумайте пользоваться вашим телефоном как калькулятором. Ваш учитель алгебры и геометрии.

*Идея новой услуги здесь, в нашем городке предоставляемой, такова: компания (в лице всего-навсего одной-единственной женщины-пенсионерки) приедет к вам на дом и уберет все собачье дерьмо в округе. Там, где гадят именно ваши любимые песики. (В моем случае речь велась о нашем бэк-ярде. О заднем дворе, если по-русски.) Бизнесменша из компании под названием «Собачья какушка» предложила мне на выбор уборку нашего заднего двора еженедельно, раз в две недели или просто разово. Перед какой-нибудь вечеринкой, к примеру. Чтобы взгляд возможных гостей ничто не омрачало. Тут же Патти (так зовут исполнительницу и идейную вдохновительницу этого нужного дела) предложила мне скидку в размере пятидесяти процентов, если я вздумаю заплатить за сбор пекинесского дерьма на нашей травке за полгода вперед.

— Подумай, Марина, ты же тогда сможешь больше времени проводить со своими питомцами. А не тратить свое собственное время на уборку после того, как они сходили в туалет! — зажигала моя пожилая собеседница. Услуга, правда, не из дешевых. За одного песика (размер не важен) в месяц надо выкладывать тридцать долларов. При том что какашки моей Киры Патти будет складывать в свой пакетик раз в неделю. Что же касается Майи, то за вторую (и каждую последующую собачку и ее экскременты) цена возрастет всего лишь на пять долларов США. То есть за двух псин (точнее, за их дерьмо на собственном дворе) я должна буду выкладывать по тридцать пять долларов в месяц. А это же без малого тысяча рублей по российским меркам!!! Ну уж нет, Патти. Пусть уж лучше этим делом занимается мой супруг.

*У нас недавно парочка останавливалась на постой. Она — русская, живущая уже несколько лет в США (девочкой ее сюда мама, замуж приехавшая выходить за американца, привезла), и муж ее — из русских эмигрантов, американец. Пара эта полгода живет тут, в Америке. Колесит из города в город. А другие полгода — уже в России — они передают, по их словам, пожертвования в самые разные детские дома. Молодые. Красивые. Останавливались в нашем городке на несколько дней, чтобы «пробежаться по церквам», как они выражались. Показывали молодые муж и жена всем желающим в церквях прихожанам слезу вышибающий российский документальный фильм про то, как туго живется у нас, в России, выходцам из детдомов.

Типа, девочкам путь прямой на панель, а мальчикам — на кладбище (через банды подростковые, само собой). Показывали, что у шестнадцатилетних (и старше) подростков нет ни профессии, ни еды, ни крыши над головой. Если выходят дети из стен российского детдома (читай «тюрьмы») со старенькой подушкой под мышкой, то им, считай, в жизни еще крупно повезло. Я кино смотреть не стала. Я не американка, чтобы верить всему, что показывают по ТВ. И чтобы всему, о чем говорят, верить. И уж тем более никакое самодеятельное кино не поможет, чтобы заставить меня захотеть солидно раскошелиться «на помощь русским бедным бывшим детдомовцам». Из меня скепсис расейский, как я поняла, все еще нелегко выбить. Никакое российское документальное кино не поможет. Даже самое слезливое.

*Я знаю, что считать деньги в чужом кармане — занятие неблагодарное. Но ведь интересно же, кто и сколько здесь, в Америке, получает. Еще живя в Иркутске, слышала, что средний американец «делает в среднем по четыре штуки баксов в месяц». «Неплохо!» — помнится, подумала я тогда. Года четыре тому назад. Еще до нашего с Линой переезда в Америку. А теперь вот и своими глазами увидела, что живет Америка по-разному. А вот и цифры: средняя заработная плата здесь, в США, 28 580 долларов. В год. Что же касается профессий...

Тридцатисемилетняя владелица небольшой танцевальной студии здесь имеет прибыль в размере ста тысяч долларов. Повторюсь, в год. Человек в возрасте под пятьдесят, всю свою жизнь посвятивший мебельному производству, может рассчитывать на 39 000 долларов. Даме за пятьдесят, и ее страсть — изготовление вина. Потому что дама эта — винодел. Зарплата 25 900. Тогда как водитель грузовика («трака», если называть все вещи своими именами и на американский манер) получает ровно шестьдесят одну тысячу долларов в год. Актриса в Нью-Йорке, немолодая и не начинающая (женщине уже под тридцать) зарабатывает десять тысяч. И ни центом больше. И не за месяц, а за год. На шесть «штук» богаче оказалась тридцатидвухлетняя танцовщицы балета из все того же Нью-Йорка. (На окраинах, в провинции, этим дамам от искусства и столько не заработать). Директор хоровой студии (ему сорок один год) в соседнем с нами штате делает на своих голосовых связках 48 601 доллар. Тридцатипятилетняя массажистка худо-бедно за год «массирует» на своих клиентах ни много ни мало сорок три тысячи долларов. Калифорнийский риэлтор, в отличие от массажистки и пальцем не пошевелив (парню тридцать три года!), в год зарабатывает 1 065 262.

Столько же делает сорокачетырехлетний пластический хирург из Лас-Вегаса (штат Невада). Сотрудница аптеки (фармацевт) также в возрасте Христа зарабатывает в США в год 127 054 доллара. А ее ровесница-бариста («барменша» по-нашему) еле-еле сводит концы с концами, получая в год семнадцать с половиной тысяч. Пожилой капитан частной яхты на Гавайях зарабатывает 120 000. Как и сорокалетний пилот известной международной компании по доставке грузов во все точки земного шара. На тридцать «штук» зеленых больше кладет ежегодно в карман двадцатичетырехлетняя стилист в Нью-Йорке. Офицер полиции (39 лет) вполне доволен своим жалованьем в размере 77 238 долларов США. На двадцать пять тысяч долларов больше зарабатывает в год офицер воздушных сил США. Сотрудница почтового отделения (женщине вот-вот стукнет 59 лет) получает 59 000 долларов в год.

*Самый высокий показатель по нетрудоустроенности населения в Америке — 14,5%, в штате Невада. Самый низкий — 3, 8% , в Северной Дакоте. И при этом семьдесят пять (!) процентов американцев скажут: «Ну и ладно! И плевать! Все равно всегда ОК!» в том случае, если их по каким-либо причинам с работы уволят. Многое меняется на рынке занятости США. Никто, например, уже не желает здесь, в Америке, становиться фермерами, чтобы жить и командовать собственной семьей на собственном ранчо. Хотя все еще жив миф о том, что фермеры (как класс) — самые богатые люди Америки.

Метки:
baikalpress_id:  47 249
Загрузка...