Чей же мальчик?

Бабушка и отец не могут решить, кто из них будет воспитывать ребенка

Маленькому Степе Фетисову 6 лет. Последние 4 года мальчик живет вдвоем с бабушкой в благоустроенной однокомнатной квартире. В прошлом году отец решил забрать мальчика к себе — суд признал права родителя и обязал бабушку передать ребенка ближайшему родственнику. Однако женщина уверена, что с отцом Степе будет плохо, ведь мальчик совсем его не знает. И теперь бабушка всеми путями пытается оставить внука у себя, хотя суд по-прежнему на стороне отца. В том, кто роднее ребенку и с кем ему будет лучше, разбиралась журналист «Пятницы».

Степа Фетисов родился в 2005 году в полноценной иркутской семье — у него были и мама, и папа, и старший брат, и бабушки с дедушками. Мама работала на железной дороге проводником, папа тоже был при деле. Впрочем, все эти родственники есть у Степы и сейчас, только в связи с непреодолимыми обстоятельствами с 2007 года мальчик оказался у бабушки.

— Когда моя дочь Наталья была в роддоме — рожала Степку, я жила у них: нужно было присмотреть за старшим внуком, квартиру приготовить к выписке и т. д., — рассказывает историю семьи Тамара Павловна Леонович, бабушка мальчика. — Вот тогда я и стала замечать, что у зятя Владимира какие-то глаза странные, когда он домой приходит, — зрачки расширенные, безумные. Мне казалось, он употреблял какие-то наркотики. В таком же состоянии он забирал Степу с Наташей из роддома, а я перебралась к себе.

Через какое-то время дочь рассказала матери, что Владимир часто не ночует дома, стал поднимать на нее руку.

— Однажды избил ее так, что кровь на стенах была. Она не пошла снимать побои, но подала на развод, ко всему прочему выяснилось, что у него появилась другая женщина, — говорит Тамара Павловна. — Я помогла дочке установить решетки на окна, сменить дверь, чтобы он не мог попасть в квартиру. В итоге их развели, зять забрал свои вещи и ушел. Пережить все это Наталья не смогла: в какой-то момент у нее сдали нервы, и женщина решила покончить с собой — выпила сильнодействующие таблетки и даже попыталась зарезаться. К счастью, рядом вовремя оказалась Тамара Павловна — она вызвала скорую, Наталью увезли в больницу, откачали:

— Тогда Степу я взяла к себе. Дочка долго лечилась, старшего внука забрал его отец (ребенок рожден в первом браке. — Прим. авт.). Через какое-то время Наталья снова оказалась в психиатрической клинике. А Степан стал жить у ее первого мужа вместе со старшим братом. Тамара Павловна рассказывает, что Наталья была в очень тяжелом состоянии:

— Похудела страшно, кое-как я ее выходила, ее выписали, но признали недееспособной. Тогда было решено так: опекунство над ней взял ее отец — мой бывший муж, а я занималась внуком — в феврале 2007-го Степу я забрала к себе, и с тех пор он со мной. А Наталья в 2008 году вновь попала в больницу — опять с суицидом...

По словам бабушки, Владимир Фетисов не интересовался сыном и пожелал увидеть отпрыска лишь в 2008 году:

— Пришел, что-то принес. Приезжал еще раз, потом надолго пропал. Когда я взялась оформлять на внука опекунство, его долго искали, чтобы лишить родительских прав, вот здесь он всплыл и стал заявлять свои права на ребенка.

На суде было принято решение передать мальчика на воспитание законному отцу. Однако, несмотря на предоставленные справки из наркодиспансера, Тамара Павловна не хочет отдавать ему внука:

— К тому же Степа не знает его совсем, да и я тоже не в курсе, что это за человек, как он будет обращаться с внуком. Степа перенес операцию, ему требуется особый уход, а меня заставляют отдать его в чужие руки. Любая женщина меня поймет — я буду биться за него до последнего. Более того, бабушка уверена, что у Владимира есть корыстный интерес — каким-то образом завладеть квартирой, которая оформлена в том числе и на Степана.

 — Я 40 лет отработала на релейном заводе, потом в РЭУ «Первомайский», — говорит 64-летняя женщина. — Я все могу и ребенка способна воспитать, тем более он со мной уже несколько лет живет, в детский сад ходит, все у него есть. Мы привыкли друг к другу, а отца он не помнит совсем. Наталья тоже к нам в гости приходит — мы общаемся. Так зачем же ребенка подвергать таким стрессам? Пусть бы он виделся с ним, если так любит сына, но растить его должна я. Исполнится 10 лет — сам выберет, с кем жить.

«Все равно заберу»

— Это мой сын, и я все равно заберу его и буду сам воспитывать, — говорит 38-летний Владимир Фетисов. — Тамара Павловна все время прячет ребенка, не дает мне с ним видеться — я на Новый год купил ему подарок и до сих пор передать не могу. Уже несколько раз ходил с приставами домой к Тамаре Павловне, но она не идет на контакт и не отдает сына. Теперь вновь жду, когда у приставов появится время для нас — снова пойдем туда. Один я не хожу, потому что она чуть что сразу вызывает милицию, говорит, что я угрожаю ей, обещаю убить, оскорбляет меня всячески, наркоманом называет...

Владимир говорит, что он не против общения бабушки и внука: — Я работаю, ее помощь всегда бы пригодилась, но жить ребенок должен со мной!

О себе мужчина рассказывает, что живет с женщиной, у которой есть 17-летняя дочь, и принять его сына в семью она не против. К тому же у Владимира есть сын от первого брака, с ним он тоже общается.

С кем жить?

С юридической точки зрения, у мальчика есть родной отец, и он имеет полное, притом первоочередное право его воспитывать. Но понятно, что долгое время ребенок жил у бабушки и толком не виделся с отцом, который стал для него чужим. С кем психологически правильнее расти мальчику?

— По идее, мальчику нужен отец, — говорит президент Байкальской психоаналитической ассоциации психолог Алиса Безруких. — Только где он был эти годы? Теперь папа для мальчика — чужой дядя, и если он его вот так резко заберет из привычного места, то у ребенка будет серьезный стресс. Может случиться регресс — 6-летний Степа будет вести себя как 2—3-летний ребенок, нужно будет большое терпение, чтобы «вырастить» его снова до 6 лет. И вот вопрос: нужно ли это папе и его новой семье? Тем более мы не знаем, как поведет себя папа, появится ли у него материнская функция. Нужно помнить и о том, что мальчик обычно наследует мамину психику, а значит, у него предрасположенность к нервным заболеваниям, и вот такой стресс может вызвать разные, самые серьезные последствия. Степе на данный момент лучше оставаться с бабушкой — у него уже сложился стереотип поведения, он полностью на ее стороне, и раз бабушка агрессивно настроена к отцу, то и ребенок будет тяжело адаптироваться в новой семье, даже если папа будет ежедневно приходить к сыну для адаптации — мальчик уже занял позицию бабушки.

Метки:
baikalpress_id:  31 012