Джон Сильвер из Слюдянки

С прославленным героем актера роднит не только любовь к романтике — у него, как и у старого пирата, нет ноги

Наверное, все посетители городка «Чиполлино» в Иркутском центральном парке обращали внимание на одноногого пирата в очках и с трубкой — иркутский вариант Джона Сильвера из «Острова сокровищ». Если взрослые, привыкшие к разным чудесам, думают: «Надо же, как ловко парень подогнул ногу!» — то совсем маленькие дети, которых не обманешь, останавливаются, приглядываются. Что-то здесь не так. Кажется, пират-то настоящий...

С Олегом Силантьевым меня познакомил иркутский артист Артем Довгополый, который сейчас покинул подмостки драмтеатра в пользу столицы. Он рассказал про своего друга-актера, который, будучи второкурсником театрального училища, в нелепом происшествии на железной дороге потерял ногу. Но при этом не утратил желания жить полной жизнью и даже продолжает свое любимое дело — работает артистом. «Мы его зовем Сила, потому что у него фамилия Силантьев, — рассказал Артем, — но он и в самом деле сила!» Хотя по сложению Олег никак не напоминает здоровяка — рост, как он сам шутит, метр с кепкой, сложения некрепкого. Но что сложение!.. Главное — что у человека внутри.

— Олег, а такое прозвище, наверное, обязывает?

— Мне грустно жить, ничего не делая. Порой раздражают безногие нищие, которые живут подаянием. Кому-то я сам денег даю, а кого-то хочется просто подойти и стукнуть, сказать: «Здоровый мужик, а сидишь попрошайничаешь! Жизнь-то ведь продолжается!»

У Олега очень выразительные глаза. Ему бы играть поручика Ромашова или офицера-белогвардейца. Но он с детства тяготел к пиратской романтике.

— Я пирата не играю, — улыбается актер, — я, можно сказать, живу Джоном Сильвером. Мне по духу он близок, это мой персонаж. Бывает, что герой как бы срастается с актером, так и меня в Иркутске уже многие знают как Сильвера. При поступлении в театральное училище надо было представить музыкальный номер. А у меня нет ни слуха, ни голоса. И я спел любимую песню моего отца: «Надоело говорить и спорить и любить усталые глаза. В флибустьерском дальнем море бригантина поднимает паруса». Про своего отца Олег вспоминает с особенным трепетом. Владимир Петрович Силантьев — журналист, краевед, поэт, историк. Несколько лет назад он ушел из жизни. Владимир Петрович был редактором слюдянской газеты «Ленинское знамя», затем — «Славное море». В центральной районной библиотеке есть мемориальная доска в его честь, планируется музей, и каждый год здесь проходят силантьевские чтения.

Олег рос младшеньким в большой семье. В школе был незаменим на всех соревнованиях, отличался в волейболе — с его-то ростом! Но главными были творческие мероприятия — ни один праздник не обходился без артиста Силантьева.

— Если не хотелось сидеть на какой-нибудь алгебре или геометрии, я просил организаторов, чтобы меня забрали с уроков, и мы репетировали, — вспоминает Олег. — Параллельно я учился в Слюдянской школе искусств на театральном отделении, окончил ее с отличием. На Слюдянском телевидении вел молодежный канал, делал и цикл передач для взрослых: про Великую Отечественную, о тех, кто побывал в плену. Около 20 таких передач вышло. И по окончании школы я получил звание Талант. Это у нас такой пьедестал был, выбирали лучших по трем номинациям — Отличник, Спортсмен и Талант. Так вот третье звание досталось мне. И поехал я в Иркутск в театральное училище.

Олег успешно поступил в училище на курс Валентины Александровны Дуловой. Учеба шла еще успешнее: «Первый спектакль — «Грезы» по Вампилову, где я играл молодого поэта. До сих пор приятно заходить в Дом актера и лицезреть там старые афиши с моим изображением. На втором курсе Вячеслав Николаевич Савватеев, наш преподаватель по сценическому движению, предложил мне вести этот предмет у первого курса. Скажу без ложной скромности, по сцендвижению я был на курсе лучшим, все эти сальто и прочее давались мне легко».

И вот 10 февраля 2002 года — день, разделивший жизнь Олега на до и после. «Я был в Слюдянке, собирался возвращаться в Иркутск, ждал, когда мимо пройдет поезд. Меня случайно зацепило проволокой, которая торчала из вагона». Ногу пришлось отнять почти целиком, до середины бедра. — Мне было очень плохо сначала, — вспоминает Олег. — Но только в первые минуты, когда очнулся в больнице после операции. А потом подумал: «Если сейчас упаду в депрессию, расслаблюсь, то все. Надо жить».

Конечно, все в училище были в шоке. Олегу писали письма, и Валентина Александровна Дулова, и Виталий Венгер. «Наверное, я их послушался, хотя и сам бы постарался не упасть духом. Через три месяца встал на протез и поступил на режиссуру в Восточно-Сибирскую государственную академию культуры и искусств в Улан-Удэ».

Планов громадье

В планах Олега Силантьева — сотрудничество с обществом инвалидов, чтобы создать театр для людей с ограниченными возможностями. «Обращаюсь к властям: давайте сделаем реабилитационный центр для инвалидов посредством театрального искусства. Я готов быть и режиссером, и актером, готов показать на своем примере, что это возможно. Думаю, наберется немало желающих! В стране есть подобные театры, но в Иркутске ничего подобного не было, это я точно знаю. Еще я каждый год хожу на Хамар-Дабан. Можно продумать специальные туристические маршруты, чтобы покорять вершины в составе групп инвалидов. И уже этим летом, если все организовать, мы можем устроить поход. Это будет совсем незатратно».

Загрузка...