Превратить идею в быль

В 2012 году Иркутскому заводу тяжелого машиностроения исполняется 105 лет. Сегодня на ИЗТМ трудятся более 700 человек, это предприятие со среднегодовым объемом производства порядка 1 млрд руб. Золотодобывающее, горно-обогатительное и металлургическое оборудование поставляется в РФ и за рубеж: Украину, Казахстан, Монголию, Индию, Кубу, Бирму. Оборудование с логотипом ИЗТМ работает на производственных площадках крупнейших компаний: ОАО «ГМК «Норильский никель», ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат», Объединенная компания РУСАЛ, АК Алроса, ОАО «Лензолото», ОАО «Мечел», ОАО «Северсталь».

Как история страны тесно связана с историей ее политиков и народа, так и история предприятия связана с историей его продукции и с историями людей, которые на этом предприятии работают. Начиная цикл статей о современном ИЗТМ, мы решили рассказать о ведущих, заслуженных сотрудниках и о том, как связаны их судьбы с судьбой родного завода. В мае 1949 года на ИЗТМ был принят проект новой, 210-литровой драги, разработанной конструкторами завода. Многие узлы и детали были принципиально новыми, ранее не применявшимися ни в советском, ни в западном машиностроении... Но иркутяне сумели наладить их производство — и в этом заслуга заводских технологов.

Обычно мы героями-изобретателями считаем конструкторов — тех, кто придумал деталь, механизм или целую машину. А инженеры-технологи остаются в тени внимания. Но ведь придуманное надо воплотить в реальность — выточить, отлить, выковать деталь. А для этого понять, как это можно сделать и можно ли вообще.

— Иногда бывает, когда что-то нужно поправить, что-то изменить в конструкции. А порой приходится придумывать приспособления для оборудования, на котором будут обрабатывать деталь, или технологию создания — как именно, в какой последовательности обрабатывать заготовку, чтобы получилось то, что нам нужно, — замечает Анатолий Иннокентьевич Большешапов, главный технолог завода. — Сейчас, конечно, намного проще. Если на заводе, например, нет какого-то оборудования и мы понимаем, что своими силами сделать ту или иную деталь не можем, то размещаем заказ на других предприятиях. Так поступают во всем мире — зачем пытаться объять необъятное, если проще часть работы поручить тому, кто сделает это быстрее и лучше? Словом, кооперация сейчас развита не в пример тому, что было лет тридцать назад. Хозяйство было плановое: поставщики и смежники определялись решениями сверху, сырье отпускалось тоже по плану. Заказы на стороне размещались только в исключительных случаях и только через Минтяжмаш в Москве, да и для этого чуть ли не подпись министра надо было получить.

Фронт работ для технологов Иркутского завода имени Куйбышева (именно так назывался тогда ИЗТМ) был колоссальным. Кроме того, плановость хозяйства отнюдь не отменяла борьбу за сокращение расходов и экономию сырья. Инженеры-технологи завода вместе с конструкторами решали эти задачи: меняли технологии обработки, совершенствовали технологические процессы (это ведь только постороннему человеку кажется, что работа за станком несложная — точи да точи себе детальку, как на душу ляжет, а на самом деле для каждого изделия есть своя жесткая последовательность действий), внедряли новое (иногда собственного изобретения) и совершенствовали имеющееся оборудование.

— Сейчас стало проще и с другой точки зрения: раньше технологи как работали? Приносили «простыни» с чертежами из конструкторского отдела, разбирали, обсуждали и потом целыми днями от руки, перышком (!) каллиграфическим почерком описывали технологический процесс изготовления того, что придумали конструкторы. Макнут в тушь и пишут... Мне эти перышки до сих пор попадаются, — улыбается Анатолий Иннокентьевич и вынимает из ящика рабочего стола металлическое «вечное» перо. — Сейчас все набирается на компьютере, используем специальные программы, технологические, конструкторские. Теперь один технолог может сделать гораздо больше, чем его коллега тридцать лет назад. Но с другой стороны, сейчас много новых технологий, и нам нужно быть в курсе всех изменений. Впрочем, выбором своим Большешапов доволен. И не только выбором профессии, который был сделан более 30 лет назад.

— Когда началась перестройка, был выбор — уйти, попытать счастья в новых профессиях, которых тогда появилось неимоверное количество, в бизнесе, или поверить в будущее завода и остаться, хотя тогда были большие проблемы с заказами... Многие из нашего отдела уходили. Я остался, — вспоминает главный технолог. — Я решил: сейчас, когда в мире все так быстро меняется — сегодня новые сферы деятельности появляются, завтра исчезают — тяжелое машиностроение останется неизменно востребованным. Эта отрасль — стержень экономики. Людям всегда будет нужен металл — значит, домны будут работать, а металлургам нужна будет наша продукция. Долго еще будут добывать золото, значит, надо будет ремонтировать драги, покупать другое оборудование для золотодобычи. Пусть тогда нам было нелегко, но я надеялся на лучшее. И как показало время, я правильно сделал ставку на завод.

Метки:
baikalpress_id:  14 953
Загрузка...