Байкальская вода на экспорт

Китайцы мечтают о водопроводе от Байкала до Внутренней Монголии

Сочетание слов «Байкал» и «труба» стало уже привычным. Сколько было желающих провести к Байкалу или от Байкала трубу! В 80-х годах прошлого века хотели построить трубопровод для сброса ядовитых стоков БЦБК в Иркут. В 2005-м появился проект нефтяной трубы вдоль берега озера, но, слава богу, пронесло. В прошлом году общественность была взбудоражена идеей прокладки газовой трубы по дну Байкала. Теперь на горизонте замаячила четвертая труба. На этот раз — для экспорта воды в Китай.

Все знают, что Байкал является крупнейшим в мире хранилищем пресной воды. 23 тысячи кубических километров — это 20% мировых запасов. Но они до сих пор не освоены. Вода Байкала практически никак не используется в коммерческих целях, лишь какое-то минимальное количество продается в бутылках. А в это время мир испытывает настоящий водный дефицит. В некоторых странах вода стала главной ценностью. Встает вопрос: Байкал и экспорт воды — вещи совместимые? Можно ли продавать и нужно ли? Об этом недавно шла речь на сессии ученого совета Иркутского научного центра.

По словам Владимира Бережных, главного докладчика, эксперта по туризму, журналиста, издателя и путешественника, разговоры на тему экспорта байкальской воды ведутся давно: «Или мы экспортируем воду и получаем большие деньги, или мы экспортируем целлюлозу за гроши, продолжая загрязнять Байкал». Сам Владимир Викторович занялся изучением этого вопроса после визита на международный экономический форум в Эрляне, Внутренняя Монголия, Китай.

— Китайцы собираются реализовать проект торгового транспортного коридора от Тяньцзиня до Иркутска — им необходимо торговать с Россией и Европой. Самый короткий путь из центральных провинций Китая в Россию проходит через Монголию. Поэтому китайцы готовы вкладывать огромные деньги в освоение Внутренней Монголии: в строительство дорог, таможенных терминалов, складов. А следующий этап — это строительство дорог до Улан-Удэ и Иркутска. Китайцы готовы и там приложить свои руки и вложить деньги. И нет никаких сомнений, что если китайцы возьмутся, то сделают.

Но есть одна большая проблема — Внутренняя Монголия испытывает острый дефицит питьевой воды, который сдерживает развитие стратегически важного региона. «Вы можете спросить: а нам какое дело до их проблем? — продолжает Владимир Бережных. — Да в том-то и дело, что нас это касается напрямую. Ведь из-за отсутствия воды пустыня Гоби неудержимо разрастается и отвоевывает десятки тысяч километров территории. Масштабы наступления пустыни так велики, что одно из заседаний Великого хурала прошло прямо в пустыне, на барханах». Монголия и КНР пытаются укротить пустыню — высаживают деревья, но коренным образом остановить пески не могут. На земле, которая получает всего от 150 до 350 миллиметров осадков в год, исчезли в результате хозяйственной деятельности и климатических изменений уже 1363 озера. Чтобы решить проблему, китайцы задумали построить водовод от Желтого моря до Внутренней Монголии. Ожидается, что по нему ежегодно будет транспортироваться до 310 миллионов кубометров опресненной морской воды. Также китайцы присматриваются и к Байкалу.

— Мэр Эрляня Мэн Сяньдун сказал мне во время встречи, что намного проще и дешевле строить водовод до Эрляня от Байкала! По его словам, это можно сделать за три года... У них все давно просчитано, они готовы покупать эту воду. Технически, очевидно, в этом действительно нет ничего сложного — ведь еще в конце 80-х планировали проложить трубу от Байкальска до Иркута для сброса сотен миллионов кубометров очищенных стоков БЦБК.

По словам Владимира Бережных, китайцы считают, что экспорт байкальской воды в Китай выгоден всем. Главное — сойтись в цене. Конечно, идея гнать по водоводу драгоценную байкальскую воду кажется абсурдной и даже кощунственной, ведь в процессе перекачки она утратит все свои свойства. Однако нельзя не признать, что границы существуют только между государствами, природа границ не имеет. Если в одной стране поворачивают реки, строят дамбы, осушают болота, то это неизбежно повлияет на природный баланс соседних. Поэтому нас не может не тревожить масштабное освоение засушливых районов Китая и Монголии. Уже сейчас нужно думать, как избежать природных катастроф, вызванных бурным ростом экономики Китая.

С другой стороны, чистейшая байкальская вода в коммерческом плане не приносит региону и стране никакой выгоды. У нас есть несколько фирм, занятых производством байкальской воды, но им тяжело тягаться с такими мировыми брендами, как Bonaqua и Aqua Minerale. Вот такой парадокс: вода драгоценная, а особого спроса на нее нет! И это тоже должно стать предметом анализа ученых и экономистов.

Вреда не будет

Неизбежно встает вопрос о рисках. К примеру, есть опасение, что отток воды приведет к снижению уровня Байкала. По словам Владимира Бережных, 100 млн кубометров в этом уровне не сыграют никакой роли. Экологические риски, связанные с транспортировкой воды в Китай, на порядок ниже, чем при транспортировке нефти. И самое главное: байкальская вода — возобновляемый ресурс при условии сохранения лесов вокруг озера.

Внутренняя Монголия

Автономный регион на севере Китая, основанный 1 мая 1947 года. Столица — Хух-Хото, крупнейший город — Баотоу. Население 23,84 млн человек. Внутренняя Монголия занимает площадь 1 183 000 кв. км. На западе находятся 5 крупных пустынь: Бадын-Джаран, Тэнгэр, Улан-Бух, Му-Ус и Гоби.

Цена вопроса

В России кубометр питьевой воды стоит от 5 до 12 рублей. На Западе — около двух евро. Предварительно подсчитано, что если экспортировать воду в Китай в объемах, равных сбросам БЦБК, то есть 100 млн кубометров в год, по цене один евро за кубометр, то Россия могла бы получать ежегодно 100 млн евро.

Про воду

Байкальская вода уникальна по чистоте и прозрачности. Металлический диск диаметром 40 см можно четко разглядеть на глубине 40 м. Редкая чистота и исключительные свойства байкальской воды обусловлены жизнедеятельностью животного и растительного мира озера. За год армада рачков (эпишура) способна трижды очистить верхний 50-метровый слой. В байкальской воде очень мало растворенных и взвешенных минеральных веществ, ничтожно мало органических примесей, много кислорода. Минерализация — 96,4 мг на литр, в то время как во многих других озерах она доходит до 400 и более. Слабоминерализованная байкальская вода идеально подходит для организма человека.

Мнения ученых

Тамара Васильевна Бережных, ведущий научный сотрудник, кандидат географических наук, Институт систем энергетики СО РАН:

— Байкал является регулятором всего ангарского каскада, и в условиях экстремально низкой водности для нас эта труба может обернуться большими проблемами. И вообще, зачем нам этим заниматься, когда здесь заведомо ожидает проигрыш? Снижение объема воды грозит катастрофой для Байкала. Не понимаю, как вообще можно озвучивать эти идеи. Китайцам воды не хватает? Но это их проблемы! И вообще, все это лишняя суета и маята.

Игорь Борисович Мизандронцев, доктор географических наук, Лимнологический институт СО РАН:

— Речь идет о строительстве водовода длиной 2 тысячи километров. За то время, что вода будет идти до потребителя, она превратится в техническую, непригодную для питья. На входе будет байкальская вода, а на выходе — мертвая. Какой смысл драгоценную воду использовать так нерационально? Второе возражение: этот водовод заберет примерно 2% притока воды в озеро. Это губительно для Байкала. Отобранная вода никогда не восстановится. Недопустимо, чтобы объем воды снижался.

Александр Николаевич Сутурин, кандидат геолого-минералогических наук, Лимнологический институт СО РАН:

— Идея совершенно бессмысленная с экономической точки зрения, потому что три-четыре завода по розливу полутора миллиардов литров воды, которые планировали построить на Байкале, дадут прибыли больше, чем любой водовод. Судите сами: стоимость пол-литровой бутылки воды «Эвиан» в Китае составляет 30 рублей. А здесь тридцать рублей стоит один кубометр. Нигде в мире качественную воду через трубопровод не продают. С точки зрения экономики нужно продавать готовый продукт. Никакой трубопровод не обеспечит Китай, им нужна вода не для питья, а для сельского хозяйства, для промышленности. При переброске на такое далекое расстояние невозможно на выходе получить качественную воду.

Леонид Корытный, доктор географических наук, профессор, Институт географии СО РАН:

— Сегодня эта идея многим кажется бредовой. Говорят, что надо заниматься бутилированной водой, но этот рынок уже захвачен, и наши производители не могут его пробить. Не потому что байкальская вода плохая, а потому что конкуренты опередили. Еще когда встает вопрос о водоводе, говорят, что нет технологий. Но сегодня их нет, а завтра могут появиться. Специалисты должны оценить перспективы. Вот пример: несколько лет назад к нам в институт обращались американцы с просьбой подсчитать возможность перевозки воды из Сибири танкерами в США. К тому же нужно учитывать, что китайцы все равно свое получат. Вот они обещали нам не отбирать воду из Аргуни, но слово не сдержали, построили канал, забирают воду.

Метки:
baikalpress_id:  14 762