Необъяснимая жестокость

На прошлой неделе были задержаны «академовские молоточники», которые несколько месяцев наводили ужас на жителей не только Академгородка, но и всего города, а слухи о появлении маньяков разошлись далеко за пределы области. Сейчас преступники, на счету которых множество убийств, задержаны. Меж тем появляющиеся подробности поражают: безжалостные убийцы — это дети из вполне благополучных семей, один — студент медуниверситета, другой — колледжа, оба никогда не попадали в поле зрения милиции и даже участвовали в творческих конкурсах.

Авторитет

Родители проглядели

Как же так получилось, что нормальные, казалось бы, парни оказались маньяками? С этим вопросом мы пришли к Анастасии Тарновской, начальнику отдела по делам несовершеннолетних УВД по городу Иркутску.

— Анастасия Сергеевна, весь город говорит о преступлениях в Академгородке, и все было бы понятнее, если бы преступником оказался рецидивист или умалишенный, но перед нами, кажется, обычные ребята?

— Да, с виду это нормальные ребята — никогда не состояли на учете, не попадали в поле зрения милиции, семьи непьющие, Ануфриев — студент медуниверситета, Лыткин учился в колледже, и параллельно с этим у друзей было вот такое ужасное увлечение.

— Так это еще ужаснее! Получается, если бы родственник случайно не увидел видеозапись, то все могло бы продолжаться?

— В первую очередь, если нет конкретных свидетельств, милиция ищет преступников среди другого рода людей — на этих ребят не указывало ничего.

— Так получилось, что редакция «Пятницы» познакомилась с Ануфриевым в 2006 году — он стал победителем нашего конкурса «Читаем Пушкина». Оказывается, даже среди тех, кто по собственному желанию учит стихи и участвует в разных творческих конкурсах, есть будущие убийцы! Почему же ни мы, ни учителя, ни родители не разглядели в нем эти чудовищные задатки?

— Потому что эти наклонности проявились гораздо позже. А вот откуда они взялись и под влиянием чего вдруг прорвались наружу — это будут выяснять психологи и психиатры, которые уже работают с подозреваемыми. Скорее всего, их признают невменяемыми. А повлиять на парней могли разные факторы в разном возрасте: телевидение, кино, разные социальные сети, компьютерные игры, но в первую очередь это семейное неблагополучие. Многие думают, если ребенок одет, обут, посещает занятия, то в семье все хорошо. Это не так. В нашем случае как раз налицо скрытое семейное неблагополучие, где родителей не заботит то, чем занят их ребенок, где он бывает, почему приходит домой так поздно. Любая нормальная мать по поведению ребенка поняла бы, что происходит что-то неладное. Здесь матери предпочли закрыть на все глаза.

— Думаете, они понимали?

— Понимали или нет — сказать сложно, но что-то странное заметить должны были. После таких преступлений однозначно на одежде должна была быть кровь — почему это не насторожило родителей? А если они этого не видели, то это уже странная семья. Видео в милицию принес дядя одного из преступников.

— А вы бы смогли, узнав подобное, сдать своего ребенка в милицию?

— Мне сложно это представить, мой сын еще маленький... Думаю, сдала бы — жить и понимать, что твой сын продолжает совершать убийства, а это, скорее всего, продолжалось бы, невыносимо. Тут понятия и гражданского долга, и совести, и грешности. Впрочем, уверена, что в моей семье ничего подобного с ребенком не случится.

— Скажите, а многие ли из ваших подопечных стали убийцами?

— Нет, таких единицы, и, как правило, это те, у кого не в порядке с головой, на которых просто никто не может повлиять, которые не оценивают своих поступков. Почти никто из них не идет учиться в вуз, с грехом пополам оканчивают ПТУ, кто-то продолжает хулиганить, воровать, но многие в итоге становятся нормальными людьми. Я так думаю, если бы Ануфриев и Лыткин попали к нам в возрасте 13—14 лет, скорее всего, этих страшных преступлений не свершилось.

— Получается, родителям можно дать какой-то совет? Ведь все сейчас ужасаются, как из нормальных сыновей выросли убийцы?

— Нужно дружить с ребенком, нужно знать, с кем он общается, где бывает, какие передачи смотрит, чем интересуется, нужно занять его досуг — направить энергию в правильное русло. Нужно заниматься своим ребенком, и все будет хорошо. К сожалению, многие родители считают, что если они хорошо одевают ребенка, заработали средства на его обучение и он учится, то все в порядке — растет хороший человек. Как доказывает этот случай — этого не достаточно. Нельзя ребенка предоставлять самому себе.

А что думает народ?

Сдать — не сдать?

Сегодня мы спросили у иркутян: «Если бы вы узнали, что ваш близкий родственник — убийца, вы бы обратились в милицию?»

Валентина Михайловна: — Даже не знаю! К счастью, такого выбора у меня не было никогда. Скорее всего, обратилась бы.

Олег Петрович: — Нет. Это очень серьезный вопрос, я бы переживал, думал, но с этим родственником обязательно бы поговорил, сказал, что я знаю.

Михаил: — Наверное, нет. Можно понять человека, наверное. Впрочем, нужно смотреть по ситуации — кого и за что. Если бы я понял, что у родственника что-то с головой, что он убивает просто так — сдал бы.

Маша: — Даже не знаю. Лучше всего, наверное, рассказать, заявить. А еще я бы спросила у него, зачем он это сделал.

Сергей: — Смотря какой родственник. Скорее всего, заявил бы, но это очень серьезный вопрос, и вряд ли можно представить, как бы ты повел себя, получив такую информацию.

Метки:
baikalpress_id:  14 593