Бомжьи люди

К бомжам можно относиться по-разному, но они есть, хотим мы этого или нет, и от этого никуда не деться

Скандальный ролик о попытке сжечь бомжа в Москве, выложенный в Интернете, показал, до чего может опуститься человек в своей жестокости. После этого кажется, что отстрел бомжей может стать не притчей во языцех или оговоркой читинского мэра, а жуткой реальностью. Сегодня слово «бомж» стало синонимом грязного, пьяного, опустившегося человека, который роется в мусорных баках и урнах, гадит в подъездах и дворах, ворует, попрошайничает. В глазах большой части обывателей бомжи и людьми-то не являются.

В конце февраля в Иркутске арестовали 33-летнего бомжа по подозрению в кражах в поездах. В ходе допросов бездомный признал себя виновным в серии убийств себе подобных — соседей по теплотрассе. Что интересно, бомж сознался практически сразу и во всем. В дальнейшем история эта обрастала все более мрачными подробностями. Слухи распространялись невероятные: если в феврале убитых было 4 (хотя милиция выдвигала версию, что жертв намного больше), то в начале марта говорили уже о том, что убийца был каннибалом. Повозмущались и забыли, а криминал между тем оказался коллекторной бытовухой.

— Останки предполагаемых жертв оказались собачьими костями. Подозреваемый людей не ел и совершил одно убийство из предполагаемых четырех. Ему предъявлено обвинение по 4-й части 111-й статьи УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда, повлекшее смерть», — рассказал «Пятнице» Владимир Саловаров, старший помощник руководителя Следственного управления Следственного комитета РФ по Иркутской области.

Сам подозреваемый о совершенном преступлении говорит спокойно: убитый сосед не подчинялся общепринятым правилам, принимал пищу от общины, но не доставал ее самостоятельно, не соблюдал правил гигиены — вот и получил по заслугам.

Бездомные, для того чтобы выжить на улицах городов, объединяются в пары и группы. Как и у любого социума, у них существуют свои правила поведения, места дислокации, даже своеобразная работа.

— Мы живем вдвоем с Аленой, — рассказывает бомж Юрий. — Она мне вроде как жена. Спим под балконами, в подъездах и подвалах: на доски стелем одеяла. Тут уж как с жителями дома договоришься — если добрые, разрешат ночевать. А утром рано надо убираться. Мусор мы после себя не оставляем — зачем портить отношения с хозяевами? Местные бездомные не мусорят там, где ночуют. Грязь разводят приезжие — таких немало. Они вообще никаких правил не понимают, вот и приходится их учить, целые уличные битвы бывают.

Сейчас они с Аленой свободно перемещаются по помойкам, а раньше за Юрием были закреплены баки на улице Трилиссера. Но когда он ненадолго покинул город, другие бродяги стали использовать его территорию: жгли костры, плавили медь. И жители близстоящего дома ополчились против бомжей.

— Теперь на ту помойку я не хожу, — продолжает Юрий. — Вообще-то хватает и других, и они не закреплены за кем-то конкретным. Просто если видишь, что из бака человек выбирает себе вещи, значит, сегодня к этой помойке не нужно подходить.

Юрий и Алена в городе находятся не круглый год: на лето они перебираются в деревеньку под Качугом — там у Алены есть деревянный дом. Но работы как таковой в деревне нет, сельским же трудом пара жить не хочет, говорят — скучно.

Иркутская компания «Дезирс» по договору с Департаментом здравоохранения и социальной помощи занимается отмывкой бездомных скитальцев. Клиентская база давно сложилась: по 10—15 человек в день приходят сюда помыться и продезинфицировать одежду. Среди них и бездомная Люба.

— Живу я в коллекторе вместе с четырьмя друзьями, — рассказывает она. — Мы часто селимся вчетвером-впятером. Так проще прожить. У нас там, в колодце, есть матрасы, одеяла, иногда даже постельное белье бывает. Варим на костре что найдем или что подадут. Живем в основном дружно: делимся друг с другом едой, вещами, бычками. С обувью только всегда напряженка. Но все равно выживаем, поддерживаем своего брата. Хотя бывают конфликты...

В ноябре прошлого года в компании, с которой жила Люба, произошло убийство — происшествие в этой среде нередкое, несмотря на взаимовыручку собратьев. Мужчина стал приставать к девушке (сделал крысу, как говорят бомжи), у которой уже был спутник. Завязалась драка, Люба пришла на выручку девушке, и досталось в итоге обеим. Обиженные женщины обратились за помощью к другим мужчинам из общины, и те, находясь в изрядном подпитии, избили пристававшего до смерти. Теперь Любу регулярно вызывают в суд, где она свидетельствует против своих защитников.

— А не надо было до смерти забивать. Хотя и тот хорош, ему-то тоже поделом досталось. Не нужно на чужой каравай рот разевать. Не принято у нас так. И вещи мы друг у друга не крадем, — возмущенно добавляет Люба. Другого мнения придерживается дезинфектор «Дезирса» Наталья: «Когда бомжи приходят сюда, то отдают одежду и все более-менее ценное мне на хранение, потому что воруют постоянно, особенно обувь. Когда приходится выживать, не до чести. Года 3 назад их много было, а сейчас все повымирали. Бомжи — большие фантазеры и любители поговорить. У каждого есть печальная история и обида на судьбу: стерву-жену, обманщиков-риелторов и т. п. Но живут многие из них так, потому что принципиально не хотят работать. У некоторых есть жилплощадь, родственники, но они бродяжничают — такие тоже бомжами считаются. У них отношения с животными лучше складываются, чем с людьми».

Помощь города

На заседании городской думы в прошлом месяце вновь ставился вопрос об организации учреждения для лиц без определенного места жительства. С докладом на нем выступала начальник Департамента здравоохранения и социальной помощи населению Комитета по социальной политике и культуре администрации Иркутска Ирина Губанова:

— В Иркутске в системе Министерства социального развития, опеки и попечительства Иркутской области существует комплексный центр социального обслуживания. В его структуре имеется отделение срочной помощи, где лица без определенного места жительства могут получить продуктовый набор (хлеб, консервы, крупы, кондитерские изделия, лапша быстрого приготовления); одежду; помощь в восстановлении документов. Специалисты отделения оказывают содействие в получении медицинского полиса, медицинских услуг. Также в отделении срочной помощи занимаются вопросами определения граждан без определенного места жительства в центры социальной адаптации, ближайшие из которых расположены в Ангарске, Черемхово и поселке Майске (Шелеховский район).

Загрузка...