Не пришел с работы

Уже три года ангарчанка пытается найти виновных в смерти ее мужа

Эта история произошла три года назад в Ангарске. Водитель ангарского трамвайного парка Владимир Комаров вечером, как обычно, собирался на службу — он развозил на автобусе сотрудников МУП «Ангарский трамвай» по домам и на работу. В 18.00 он выехал в трампарк. А через несколько часов его жене Галине позвонили и сказали, что Владимир находится при смерти в городской больнице. Через сутки мужчина скончался от полученных травм, не приходя в сознание.

Владимир всю жизнь проработал водителем. Кроме семьи и работы у него было хобби: отец научил его гонять голубей, и с детства Комаров привык ухаживать за этими птицами. Позже завел голубятню на крыше своего гаража. Раз в день он приезжал кормить птиц, отпускал их полетать. Иногда даже отпрашивался с работы, чтобы заехать к крылатым питомцам. Вечер 27 января не стал исключением.

Владимир выехал из дома пораньше — нужно было заправиться на АЗС перед сменой. В 20.30 прошел стандартное обследование у медработника. В 21.25 поехал на заправку. В 22.15 он должен был развозить первую смену, но в трампарк к этому времени не вернулся. Его сослуживец Алексей забрал всех людей в свой автобус, о том, что напарник пропал, сообщил, только когда вернулся в парк. Он попросил двух знакомых водителей поискать Комарова в его личном гараже, сказав, что тот мог задержаться с голубями.

Когда мужчины подъехали к гаражу, они нашли Владимира в его автобусе — тот еле стоял на ногах, с побагровевшим лицом и в грязной одежде. Сослуживцы оттащили его в свою машину и вызвали скорую. Комарова привезли в отделение реанимации городской больницы. Но спасти его не удалось даже после срочной операции. Не приходя в сознание, Владимир умер на следующие сутки.

— Причиной смерти стала тупая травма головы, грудной клетки и костей пояса всех конечностей справа, — дал заключение судебно-медицинский эксперт Эрнест Шатунов. — Указанные повреждения образовались одномоментно в результате воздействия предмета с широкой ударяющей поверхностью в правую боковую часть грудной клетки через прижатую к груди руку, в правую половину головы, что могло быть как в результате падения с большой высоты, так и в результате воздействия движущегося транспортного средства вагонного типа...

Прокуратура завела дело по статье 143 части 2 УК РФ «Нарушение техники безопасности, повлекшее смерть». Следствие продолжалось до конца 2010 года. Неоднократно менялись следователи, само дело закрывали и возобновляли пять раз по причине «неустановления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого» и в связи с отсутствием события преступления. — Изначально вер

ией прокуратуры по делу Владимира Комарова был несчастный случай — человек неудачно упал с высоты и умер от полученных повреждений. Того же мнения мы придерживаемся и до сих пор — экспертизы подтверждают факт падения, — комментирует ситуацию старший помощник руководителя Следственного управления Следственного комитета РФ по Иркутской области Владимир Саловаров. — Многочисленные восстановления дела через судебные решения не означают, что сотрудники прокуратуры плохо работали. Дело в том, что суд всегда на стороне пострадавших: постановления о возобновлении следствия в большей степени отдавались формально после жалоб родственников — чтобы перепроверить имеющиеся сведения, уточнить какие-то моменты. Но все эти дополнительные экспертизы приводят к тому же результату: характер смерти некриминальный. Мы понимаем, что родственникам трудно смириться со смертью близкого им человека, однако так бывает — люди умирают неожиданно и без участия злоумышленников со стороны. Поверьте, эту версию мы отрабатывали тоже.

Но супруга Владимира Комарова Галина думает иначе: «Я считаю, что моего мужа подставили. Он был тихим человеком, мухи бы не обидел. Не думаю, что он встал у кого-то злого на пути. Просто оказался не в то время не в том месте. Они были очень похожи с одним работником по сложению, одежду носили примерно одинаковую и на автобусах ездили зеленых. Их запросто могли перепутать».

Галина перечислила несколько фактов, которые не укладываются в схему несчастного случая: Владимир поехал кормить голубей, но забрался на голубятню (высота более 2 метров) без каких-либо приспособлений, тогда как специально приготовленная для этого лестница находилась в запертом гараже. Скорую сослуживцы вызвали в 23.18, а в 23.01 автобус Комарова был уже на базе, что свидетельствует из журнала въезда-выезда трампарка. То есть два человека обнаружили Владимира, оба присутствовали на первичном осмотре медбригады — но кто же тогда отогнал автобус? Зачем-то с тела пострадавшего сняли джинсовую жилетку. Ее, правда, отдали по настоянию Галины на следующий день, но застиранную, со следами крови.

Таких странностей в деле Комарова много, об этом свидетельствует и постановление первого заместителя руководителя Следственного управления Следственного комитета РФ по Иркутской области Владимира Букина: «Необходимо возобновить производство по уголовному делу № 70575 (дело Комарова) в связи с необходимостью проведения дополнительных следственных действий, направленных на устранение противоречий между заключениями экспертов, а также на устранение противоречий в показаниях свидетелей...»

Как бы то ни было, дело вновь было закрыто. Сейчас Галина Комарова пытается пробиться в высшие инстанции, чтобы заставить следствие возобновить поиски причины смерти ее мужа.

Врагов не было

Коллеги, знакомые и друзья Владимира Комарова говорят о нем только хорошее: «Комаров зарекомендовал себя как ответственный сотрудник. Мы проработали вместе всего полгода, но за это время нареканий в его адрес не было, — вспоминает Александр Жеребцов, начальник автотранспортного цеха МУП «Ангарский трамвай». — Что же касается его смерти — я об этом знаю лишь с чужих слов. Но врагов у Владимира на работе точно не было, ведь он был добрым, в меру общительным и отзывчивым человеком».

ЕЛИЗАВЕТА КЛИНОВА friday@pressa.irk.ru Фото из семейного архива героев публикации

Метки:
baikalpress_id:  30 737