Медаль за пиратов

Нашего земляка наградили за освобождение танкера «Московский университет» от сомалийских пиратов

Медаль «За боевые отличия» прибыла в Саянск только в феврале, хотя все события в восточной части Аденского залива произошли девять месяцев назад, в мае 2010 года. «Я и не ждал, честно говоря, никаких наград. А на днях из военкомата позвонили и торжественно вручили медаль «За боевые отличия», — рассказывает Денис Зорченко, участвовавший в освобождении от сомалийских пиратов российского танкера. О том, как все происходило, Денис рассказал «Пятнице».

Жителю Саянска Денису Зорченко 21 год. Парень вернулся из армии прошлым летом: «Меня призвали в 20 лет. Я с детства мечтал служить и даже надеялся, что распределят в ВДВ. Впрочем, когда узнал, что меня отправляют в морфлот, не расстроился». Денис попал в морскую пехоту Тихоокеанского флота:

— Из Саянска меня отправили во Владивосток. В разведроте состоялись мои первые прыжки с парашютом, о которых я мечтал. Несколько месяцев служили на суше, а потом попали на корабль. Помню первый выход в море, совсем недолгий, но впечатлений было, конечно, очень много. А потом, уже в феврале 2010 года, нас направили на боевой корабль «Маршал Шапошников» — на нем пришлось провести почти пять месяцев. В целом я отслужил чуть больше года.

Из Владивостока «Маршал Шапошников» отправился к Аденскому проливу — сопровождать грузовые суда. Денис рассказывает, что в этом проливе нет больших волн, а значит, гражданские корабли становятся уязвимыми для пиратов: «Примерно месяц мы шли к проливу, — вспоминает герой. — Все это время тренировались, в том числе инсценировали захват корабля пиратами, но делали это так, на всякий случай».

О пиратах не думали, ведь за несколько месяцев, проведенных в проливе, они не попались на глаза морпехам ни разу. «Маршал Шапошников» сопровождал караваны через пролив из Красного моря в Индийский океан и обратно. Собирали по 10—15 кораблей, выстраивались в две колонны и на каждое судно высаживали по 6 человек с оружием из нашей команды», — рассказывает Денис.

Точно так же накануне захвата морские пехотинцы сопроводили танкер «Московский университет». По стечению обстоятельств как раз на его борту следовал Денис Зорченко через пролив. «Все прошло нормально, дальше корабль отправился в самостоятельное плавание — все как обычно. А наш «Маршал Шапошников» планировал после этого рейса встать на ремонт, но сделать этого не получилось — поступил сигнал о том, что «Московский университет» захватили пираты», — вспоминает наш земляк.

Получив приказ, противолодочный корабль тут же двинулся в заданный квадрат. Захваченное судно было остановлено, поэтому морпехи достигли цели довольно быстро, за 12 часов: «Танкер стоял с погашенными огнями, но мы его быстро вычислили. Сначала думали спуститься на судно с вертолета, но пираты начали стрелять. Зато, облетев корабль на вертолете, мы поняли, что экипаж в безопасности — пираты не прикрывались заложниками, а это значило, что можно штурмовать корсаров без опаски навредить своим».

Все происходило ночью, в полной темноте, путь освещали лишь сигнальные ракеты. «Наша лодка подошла с одного борта, мы стали закидывать кошки, но борта были обтянуты колючей проволокой, что мешало крепко зацепиться, — рассказывает Денис. — Тогда мы пошли вдоль борта и наткнулись на пиратскую лодку — она была привязана канатом, и нам не составило труда быстро забраться по нему. Я забирался третьим: в бронежилете, каске, с автоматом — килограммов 20 лишнего веса, но нас этому учили, поэтому восьмиметровый борт покорился без проблем». Денис отмечает, что пираты не видели, как морпехи поднимаются на борт, к тому же их прикрывали с «Маршала Шапошникова».

— Страшно стало, только когда началась стрельба, — признается Денис. — До этого все происходило как будто в кино, не по-настоящему. Но сомалийцы стреляли мало — у них плохо с оружием, мало патронов, да и по сути они не убийцы. Как только увидели нас, сразу все побросали и сдались. Пока одни осматривали корабль, другие сообщили запертому в машинном отделении экипажу танкера, что можно выходить, третьи связывали пиратов — их оказалось 11 человек: «Они такие худые — жуть, длинные, чернокожие — сначала их даже жалко. А потом подумаешь, чем они занимаются, и жалость проходит. Примерно сутки они были на борту «Московского университета» — мы их в тенек посадили, чтобы на солнце плохо не стало. А потом пришел приказ отпустить. Оружие забрали, спустили их на катер — и до свидания».

После успешного выполнения задания «Маршал Шапошников» отправился в порт прописки, к этому времени Денису Зорченко пришла пора собираться домой — истек срок службы. «Сел на поезд и поехал домой, где меня ждали родные. В части сказали — ждите награду, но я не очень-то в это верил. А потом мне позвонили из местного военкомата и пригласили на награждение. Это приятно, конечно».

Как наказывать пиратов?

Естественно, Дениса, как и многих других россиян, удивляет, что пиратов никак не наказывают, а просто отпускают восвояси: «Конечно, у них изымают оружие, но ведь они потом снова вооружаются и принимаются за свое. Странно это, что люди рискуют жизнями, освобождая от пиратов захваченные корабли, а тем за это ничего».

Киты, акулы, дельфины

Житель Саянска рассказывает, что за время службы в морфлоте ему довелось повидать разных морских обитателей: «Первые, кого увидел, были дельфины. Потом акулы, а позже уже встретили китов! Вот это зрелище, конечно, потрясающее! Даже страшно становится, когда видишь этих гигантских монстров рядом. Конечно же, и рыб разных встречали, а летучая рыба даже сама к нам в лодки запрыгивала, когда мы к разным кораблям подплывали».

ИРИНА ПОКОЕВА, pokoeva@pressa.irk.ru Фото из архива Дениса Зорченко и Юрия Соловьева

Метки:
baikalpress_id:  14 428