Разговор перед праздником

Супруга губернатора Евгения Фролова рассказывает о себе, своем муже, своей семье и своей работе главному редактору иркутского еженедельника «Пятница» Алене Огневой

— Евгения Евгеньевна, у нас традиционное интервью к 8 Марта с первой леди региона. Как Вы относитесь к этому празднику, в последние годы он вызывает к себе двойственное отношение?

— Cпасибо за ваше приглашение на интервью. И сразу хотела бы отметить, Алена, простите, пожалуйста, но первая леди — это не обо мне. Может быть, в каком-нибудь графстве в Англии? А мне как супруге губернатора и как обычной женщине приятно, что в нашей жизни есть добрый весенний женский праздник 8 Марта. В этот замечательный день мы ждем поздравлений, букетов, внимания. Это приятно. Праздник! Но убеждена, что этому празднику рады и мужчины, и все-все-все!

— Вы профессор, заведующая кафедрой предпринимательского и финансового права Байкальского государственного университета экономики и права — много достижений. Но отдаете ли Вы себе отчет, что большинству жителей Иркутской области Вы интересны совсем в другой ипостаси — как супруга губернатора? И не обидно ли Вам это?

— Наверное, я, как и многие-многие люди, интересна как человек, как личность своим коллегам по работе, своим ученикам — студентам, аспирантам университета, в котором я имею честь преподавать, ребятам, Байкальскому молодежному клубу, начинающему сейчас работу в Иркутской области и в становлении которого я принимаю посильное участие. Четко осознаю, что представляю не только себя, но и свою семью, своего отца — известного ученого и талантливого педагога, и своего супруга — предельно преданного своему делу человека. Разделяю тот уровень ответственности, который несут имена этих двух близких мне людей.

— Правда, что идея 130-го квартала возникла после вашей с мужем прогулки по улице 3-го Июля?

— Думаю, что эта идея родилась у Дмитрия Федоровича еще раньше, ведь его связывают с Иркутском и Иркутской областью долгие годы. Он работал здесь в студенческие годы — на строительстве БАМа, затем, в последние более семи лет, представлял Иркутскую область в Совете Федерации и чуть более полутора лет — губернатор региона, поэтому у него уже давно было желание и сделаны конкретные шаги для того, чтобы сделать жизнь иркутян комфортнее, а городу — стать красивее. Отчасти эта идея оформилась после нашей совместной прогулки в День России, когда мы, гуляя по городу, зашли в один из двориков на улице 3-го Июля. Там сидели на лавочке две женщины, одна из которых — Ольга Эдуардовна — провела нас по дворам квартала, рассказала, как живут ее соседи. Сложные чувства у нас возникли: в домах нет водоснабжения, колонка с водой далеко от дома, помойка в центре города, которая не вывозится муниципальными службами. В этих условиях играют и гуляют дети! Ольга Эдуардовна рассказала, что дом, в котором она живет, с 70-х годов числится несуществующим, и люди, в нем живущие, получается, не имеют права ни на расселение, ни на улучшение жилищных условий потому, что формально на бумаге улучшать нечего — они нигде не прописаны! Вот это отношение вкупе с тем, что мы увидели, безусловно, подвигло нас к мысли, что должно быть по-другому. Почему люди не могут комфортно жить в своем родном городе? Власть должна сделать все, чтобы сделать жизнь чуть комфортнее, чуть радостнее, чтобы наши дети росли в лучших условиях.

— Когда в жизни Ваших близких и друзей появился Иркутск и Иркутская губерния? Теперь наверняка Ваши близкие живо интересуются нашим регионом, его делами и даже погодой.

— Вы знаете, есть семейная история, известная очень небольшому количеству людей. Дело в том, что моя прабабушка — сибирячка, она родом из этих мест.

— Вы не рассказывали об этом никогда...

— Если бы я приехала сюда и сразу начала говорить, что я коренная сибирячка...

— Изображать свою?

— Точно! Это было бы «дешево». Поэтому говорить, что я сибирячка, я не буду. Я москвичка, которая с удовольствием работает и живет в Иркутске. Так вот, возвращаясь к истории семьи. Прабабушка была молоденькой девушкой, когда в годы Гражданской войны мой прадед, волею судеб оказавшийся в Сибири — он был военным, влюбился в нее.

— Вывез невесту из Сибири?

— Да. Они поженились, прошли через большие невзгоды, прадед был репрессирован. Он герой войны, награжденный двумя орденами Красного Знамени, орденом Александра Невского и другими боевыми наградами.

— А в новейшей истории? Когда в жизни друзей и близких возник Иркутск?

— Мы узнали о том, что будем жить и работать в Иркутске, за несколько дней до приезда сюда, когда кандидатуру Дмитрия Федоровича Президент страны внес в Законодательное собрание Иркутской области для утверждения в качестве главы региона.

— Кого вы оставили в Москве?

— Папы не стало незадолго до нашего переезда в Иркутск, а в Москве живут мама и бабушка. Трепетно отношусь к ним и переживаю за них, часто звоню. Я понимаю их чувства, что с нашим переездом в Иркутск мужчина — глава семьи и ее опора — душевно рядом, но территориально находится далеко.

— Мама с бабушкой гостили у вас в Иркутске?

— Бабушке скоро исполнится 87 лет, она молодец, самостоятельная, сама может сходить в магазин, но приезд в Иркутск будет в ее возрасте физически тяжелым путешествием, хотя она не раз говорила мне, что хочет побывать на родине своей мамы. Она дочь той самой молодой сибирячки, что прадед увез из Иркутска. Мама много работает: преподает в двух высших учебных заведениях в Москве, хотя ей через несколько месяцев исполнится 60 лет. Мамочка — человек гордый и самостоятельный, работает с 16 лет. Она человек «старой закалки», поэтому так много времени посвящает делу своей жизни — преподаванию, она заслуженный работник высшей школы. Кроме того, мама — наш большой помощник по хозяйству, каждый раз с любовью и вниманием встречает нас в Москве. Родители Дмитрия Федоровича — также наш крепкий тыл, они живут в Санкт-Петербурге, их приезд к нам в гости в Иркутск был бы для нас большим подарком, но для них это физически тяжело, ведь Федору Дмитриевичу исполнилось 89, а Вере Михайловне — 83.

— Почему Вас назвали Женей? Кто-то из родителей читал «Тимур и его команда»?

— Причин было две. Во-первых, папу так звали, и получалось необычное, редкое сочетание — Евгения Евгеньевна. А вторая причина (боюсь невольно обидеть папу, но вторая причина также весома) — у мамы была очень близкая подруга Женя, они дружны по сей день, и именно она поддержала маму и отца, когда они решили назвать меня Женей.

— А как Вам сделал предложение муж?

— Это было давно, но помню этот день, как сейчас. Мы в выходные дни были в Санкт-Петербурге — Дмитрий Федорович показывал мне свой родной город, и мы зашли в гости к отцу-настоятелю одного из самых известных храмов Санкт-Петербурга. Батюшка спросил у Дмитрия Федоровича о планах на день и пригласил к трапезе, а Дима сказал, что приехал не один — спутница в холле. Отец Богдан вышел из своего кабинета, внимательно меня оглядел и сказал: «Суженая, проходи!» Через месяц отец Богдан нас обвенчал в этом храме в Санкт-Петербурге.

— Но кто-то же сказал: «Давай поженимся»?

— Не было именно этой фразы. Да и регистрация была быстрой, деловой. Мы приехали в загс каждый со своей работы на служебных машинах, за 15 минут поставили подписи и дальше — уехали на работу. Он руководитель, я тоже, хоть и поменьше. (Смеется. — Авт.)

— Почему у вас разные фамилии?

— Это память об отце. Я горжусь тем, что ношу его имя.

— Дмитрий Федорович рассказал на какой-то встрече с журналистами, что Ваша семья будет строить дом. Вы себе представляете Ваш дом? Вы будете приглашать дизайнеров?

— Мы с мужем оба хотим, чтобы этот дом был, и я хочу принимать участие и в его строительстве, и в обустройстве, чтобы создать уют и комфорт для семьи.

— Там будет два кабинета для вас обоих?

— Только кабинет мужа — главы семьи, мужчины.

— Не верится, что у Вас есть быт.

— Конечно же, он есть, и приходится самой решать множество бытовых вопросов, как и всем женщинам в любой семье. Моя соседка по квартире смеется: она слышит, как я зачастую после полуночи включаю пылесос, видит, как я ночью мусор выношу или кормлю (опять-таки поздно вечером) дворовую собаку, она у нас прибилась, такой сын полка во дворе. Главное — есть ли время, нет ли времени — но успеть до прихода Дмитрия Федоровича: дом должен быть чистым и уютным, еда — приготовленной.

— Есть в Иркутске что-то, что кажется Вам, безусловно, лучшим, чем в столице?

— Конечно! В первую очередь это климат. Сухие морозы, яркое солнце, и таких дней множество — зима здесь белее, чем в Москве. Мне здесь более, чем в Москве, доступны некоторые творческие и спортивные занятия. Для меня такими стали теннис и конный спорт. В столице это трудно осуществимо из-за расстояний и пробок.

— Почему теннис — понятно, но почему конный спорт?

— История была такая: когда мы только приехали с Дмитрием Федоровичем в Иркутск, были приглашены в Усть-Орду на празднование Сур-Харбана, где проходили спортивные мероприятия, была и конная программа. И кто-то предложил Дмитрию Федоровичу прокатиться. Разумеется, поскольку он был в костюме и галстуке, пришлось отказаться. А я поняла, если еще когда-нибудь будет такое предложение, — сяду я. Буквально на следующий день поехала на городской ипподром, просто зашла, попросила посоветовать мне инструктора для занятий и начала заниматься. Мой тренер — замечательная девушка Ира.

— Она знает, кто Вы?

— Долгое время не знала. Но потом, наверное, увидела по телевизору, но строгости в ней не убавилось. Я вообще никакой конъюнктуры по отношению к себе не заметила в общении с тренерами на ипподроме: никто ничего не просил, не было никаких реверансов. И за это и, конечно же, за науку я им очень благодарна.

— Евгения Евгеньевна, Вы очень молоды и уже имеете ученое звание профессора, Вы кандидат наук... Вам в детстве никогда не говорили: «Женя, ты не по годам взрослая?»

— Нет, не говорили, наверное, потому, что меня окружали сильные, трудолюбивые, ответственные люди, с детства приученные работать. Отец воспитал меня с мыслью, что следует брать ответственность за те поступки, которые ты совершаешь. С малолетства привыкла к тому, что нужно отвечать за то, что ты делаешь, и мое взросление пришло быстро.

— Вы, наверное, были отличницей?

— Московскую государственную юридическую академию я окончила с красным дипломом, а школу — с несколькими четверками.

— Физкультура, пение, труд?

— Нет, по-моему, физика с алгеброй и рисование. В отличие от моей мамы и супруга, я рисую хуже. У меня не было задачи получить золотую медаль. Тем более что я занималась в музыкальной школе по классу фортепиано и много времени отдавала музыке.

— Вы добровольно занимались музыкой, без давления родителей, как большинство детей в нашей стране?

— Добровольно и осознанно. Я хотела сделать музыку своей профессией. Но все-таки остановилась на юриспруденции. Примером был, безусловно, отец и его близкие друзья — умные, состоявшиеся на юридическом поприще профессионалы. Я выросла в такой семье, где говорили: «Всего в жизни тебе придется добиваться самой». Поэтому я рано начала работать, еще учась в институте. После института поступила в аспирантуру, совмещая написание диссертации с началом преподавательской деятельности и практической работы сначала в адвокатуре, затем в Центральном банке Российской Федерации.

— Каким был Ваш отец?

— Мой отец был потрясающий человек. Его уход — огромная потеря для меня. Он умел многое, он говорил какие-то глубокие мысли, ненавязчиво, без нравоучений и сентенций. Я как-то подошла к папе и с юношеским задором говорю: «Пап, а давай машину купим!» (оба понимали, что денег на нее нет), а папа с таким же огоньком в глазах посмотрел на меня и в той же тональности: «Давай! Купи!». Он не стал мне долго и нудно объяснять про отсутствие денег, а просто с заинтересованностью и задором, как будто зажегшись этой идеей и надеясь на меня, доверяя воплощение идеи мне, сказал эти слова. Я сама заработала на машину и купила ее.

— Вы были папина дочка?

— Да. И в чем-то у меня мужской характер. Я помню, как отец гордился моей покупкой первой машины — это были «Жигули» вишневого цвета — перед своими друзьями. Он был крупным статным мужчиной, и, конечно же, ему с трудом удавалось комфортно разместиться в «восьмерке», но при этом он с такой гордостью делал это, не показывая, что ему тесно. Ну так вот... отец показывал своим друзьям эту машину, а они ее обступили и в течение нескольких часов вспоминали истории из жизни о своих первых «Жигулях», «Москвичах»: как свечи доставали, как стартеры меняли, как зимой чинили машину, когда она не заводилась в морозы. Люди вспомнили свою жизнь...

— Мы говорим о Вашем отце, поэтому я не могу не задать вопрос, который лежит на поверхности: девочки выбирают мужа, похожего на отца?

— Да, это правда. Они многим похожи: эрудированностью, внутренней силой, обаянием. И внешне — усами. (Смеется.)

— Как Вы относитесь к тому, что Вас сравнивают с женой декабриста?

— Мне это приятно. Потому что жена декабриста — это символ верности, стойкости, непредательства. Самое главное — это семейные ценности. Все, что мы делаем, мы делаем ради человека, который рядом, ради нашей второй половины.

— Наверняка многие люди в поисках подхода к губернатору пытаются Вам понравиться. Как Вы к этому относитесь, как реагируете, как ведете себя в таких ситуациях?

— Отношусь к этому с пониманием. Это правда жизни. Не осуждаю таких людей. Но вряд ли я им здесь помощник.

— Интернет присутствует в Вашей жизни: скайп, «Одноклассники», фейсбук?

— Все это есть в жизни, я зарегистрирована в «Одноклассниках».

— Кто к Вам заходит?

— Друзья, знакомые, мои студенты. Много невидимок.

Дмитрий Федорович пользуется Интернетом?

— Конечно. Разумеется, он не «висит» в «Одноклассниках». В основном Дмитрий Федорович знакомится с новостями.

— Ваша прабабушка — доктор филологических наук, профессор, руководитель журнала «Русский язык в школе». Почему вы выбрали юриспруденцию?

— Это дань уважения моим корням — я в четвертом поколении гуманитарий и преподаватель, и конечно, моим родителям — они оба юристы. Юридическое образование — это отличный базис для самореализации не только по юридической стезе, это уникальный багаж знаний и опыт общения. И потом, по сути, у меня не было выбора: дома прекрасная юридическая библиотека и постоянно на профессиональном юридическом языке разговаривали два юриста — родители, да и бабушка — адвокат — тоже присоединялась к разговору. (Смеется.)

— В тот короткий период, когда Вы уже знали, что будете женой губернатора, но еще не были ею, жили в Москве, наверняка возникали какие-то представления о том, какая Вас ждет жизнь. Эти представления на сколько-нибудь совпали с реальностью?

— Я не писала себе никакие картины маслом, потому что Дмитрий Федорович уже был человеком государственной службы. Поэтому не было никаких иллюзий. Быть супругой губернатора — это обязанность не подвести мужа. Разделяю слова, действия и поступки своего мужа.

— Общественное мнение — это такое явление... Я думаю, что Вы находитесь под его жесточайшим прицелом.

— Я достаточно толстокожа при всей моей сердечности и желании помогать нуждающимся в том людям. И если я должна и могу чем-то помочь на своем месте — должна действовать без оглядки. Работая с молодежью, в качестве члена попечительских советов Иркутского регионального детского фонда и православной женской гимназии, я стараюсь посильно, в меру своих скромных возможностей, помогать, реализуя молодежные идеи, проекты, волонтерские инициативы, но не афишируя каждый раз свое участие в них, не даю пищи для разговоров. Я делаю это искренне, от сердца.

— Вы много общаетесь с молодежью, со студентами. (Евгения Фролова — идейный вдохновитель Иркутского молодежного сообщества, в которое входят аспиранты, студенты старших курсов. — Авт.) Но ведь они и так бойкие, в силу возраста, сами найдут свою дорогу.

— Это не совсем так. Каждому в юном подростковом возрасте нужен наставник. Мне всегда везло с педагогами: родители и друзья отца дали мне много в жизни. Мы общаемся и сейчас, я благодарна им за внимание и заботу, за память об отце. Молодежь нужно подвигать к работе, к тому, чтобы быть смелее и проявлять себя. Необходимо, чтобы они верили в тебя, чтобы не возникало желания уехать из родных мест за поисками лучшей жизни, чтобы не тратились годы в пустом ожидании или в поисках мешка денег, нежданно свалившихся на голову. Когда мы проводили первые наши встречи, они же не верили, что могут быть кому-то просто интересны своими идеями, что их кто-то выслушает и скажет, что нужно воплощать их в жизнь и строить окружающую жизнь своими собственными руками. Пусть наша совместная работа и мое участие в молодежных проектах будет неким «социальном лифтом» для этих ребят.

— Поехав с мужем в Иркутск, Вы многое привезли с собой: свои интересы, свою работу, но пришлось оставить близких и, конечно же, подруг. У Вас появились друзья в Иркутске? Как говорят психологи, кем Вы закрываете потребность в общении?

— У меня есть подруга еще со школьных времен и одна — с институтских, со времени работы в Центральном банке России — мои бывшие коллеги и руководитель отдела, в котором я начинала работу. Мы перезваниваемся, видимся, конечно, реже, чем хотелось бы. Они просто есть в моей жизни. Как день 8 Марта. (Улыбается.) Когда знаешь людей на протяжении 15 или 20 лет и можешь свободно поговорить с ними, это такое удовольствие...

— А ежедневные женские разговоры по телефону? Как же без них?

— У меня, к сожалению, нет достаточно времени, чтобы вдоволь поболтать по телефону. Так что повседневная женская дружба, увы, не для меня. День настолько насыщен с утра до ночи, что хочется иногда сесть и помолчать. Просто помолчать.

— Где вы отдыхаете с Дмитрием Федоровичем?

— Мы пока ни разу не были в отпуске с тех пор, как муж стал губернатором. Это, безусловно, тяжело, но мне не хотелось бы на этом зацикливаться.

— А куда хотелось бы поехать?

— Главное — не куда, а с кем. Мне все равно, куда ехать, где отдыхать — главное с мужем. Может, кому-то это покажется сплавом пафоса и банальности, но для меня главное — я считаю большим счастьем и искренне желаю всем женщинам найти свою вторую половинку, своего надежного, комфортного человека, часть себя. Создать с этим человеком дом и семью. Во всем у нас есть выбор — в работе, учебе, общении. Все это мы можем поменять в любой момент. Но родителей и близкого, родного, своего человека встречаешь и идешь по жизни один раз. Верю, это дается свыше. Желаю всем (и не только женщинам), кто еще не встретил свою половину, найти ее. Это самое главное в жизни.

Блиц-интервью

Составлено из вопросов читателей нашего еженедельника

— Вы ходите в кино с мужем?

— На январские выходные ходили на «Туриста» с Анджелиной Джоли и Джонни Деппом в кинотеатр «Второй этаж». Понравилось. Несколько дней назад были в театре.

— Вы отключаете на ночь телефон?

— Нет. Ни я, ни, конечно же, Дмитрий Федорович.

— Дмитрий Федорович — болельщик?

— У него совершенно нет на это времени. Но финальные спортивные мероприятия с участием наших, конечно, стараемся не пропустить, болеем за них. Дмитрий Федорович недавно был на хоккее, играла наша команда — «Байкал-Энергия». Очень переживала, когда он в 35-градусный мороз поехал на стадион болеть.

— Вопрос к вам как к профессору, преподавателю. Молодежь сейчас другая. В чем?

— Молодежь всегда одинакова: старается раньше повзрослеть и торопится все успеть, романтики стало меньше, чем было раньше — черта времени. Не надо торопиться, в жизни все придет и все будет.

— Что читаете?

— Научную литературу.

— Беллетристика?

— Из последнего прочитанного — Борис Акунин.

— Музыка?

— Классическая. В родительском доме слушали классику.

— Попса?

— Когда езжу за рулем, включаю радио.

— Вы ездили в детстве в лагерь?

— Нет. Каждое лето на даче.

— Что для вас достаток?

— Столько, чтобы человек нормально жил, ощущая себя человеком.

— Вы любите шопинг?

— Как и любая женщина. Правда, получается в основном ходить в продуктовые магазины. На другие не остается времени.

— Вы учились в простой школе?

— С углубленным изучением английского языка.

— Вы вышли замуж за человека с положением?

— Что, безусловно, оценка его трудолюбия и личных качеств. На момент моего знакомства с Дмитрием Федоровичем мой папа занимал также высокую должность.

— У вас есть братья и сестры?

— Нет, я один ребенок в семье.

— Евгения Евгеньевна, вы ждете подарок к 8 Марта от Дмитрия Федоровича? Какой? Уже есть какая-то традиция?»

— Самой большой подарок — это радость взаимного общения. Поэтому надеюсь, что при загруженном рабочем графике мужа выходной день подарит нам возможность отдохнуть семьей.

АЛЕНА ОГНЕВА. Фото АЛЕКСАНДРА ШУДЫКИНА и из архива героини публикации

Метки:
baikalpress_id:  30 719