Жизнь в бывшей тюрьме

На улице Баррикад в Иркутске разрушается столетний дом

В каких только зданиях не живут иркутяне — и в бывших конюшнях, и в переделанных гостиницах, и в бывших сиропитательных домах... А вот жители дома № 59 на улице Баррикад, что рядом с управлением ГУФСИН по Иркутской области, живут в бывшем административном корпусе тюремного замка. Сто с лишним лет назад здесь находились хозяйственные помещения Иркутского острога, ведь каторжников в то время в губернии было немало... И хоть строили в позапрошлом веке на совесть, сейчас дом пришел в унылое состояние. Тем более капитального ремонта в нем не делали ни разу. Старый фундамент оседает, вдоль стен до самой крыши идут трещины, грибок, проступающие балки, искрящая электропроводка... Жители дома уверены — их жилье давно следует признать аварийным, а их самих переселить. А чиновники всех мастей считают — в доме надо жить и радоваться, ведь есть и более худшие условия. О полярных взглядах на один дом — сегодня в «Пятнице».

«В нашем доме жить просто страшно, — с такими словами встречает журналистов «Пятницы» Юля, живущая в «замке» уже 25 лет, с самого рождения. — Подъезд не закрывается, недавно на чердаке труп нашли. Поскольку дом изначально под жилье не приспособлен, то кухни у нас общие, как и туалет и душ. Так и носим детей через площадку — то в туалет, то помыть. А отопление слабое, на площадках его вообще нет. Малыши болеют постоянно». Болеют в доме и взрослые — при этом в основном все винят во всем грибок, который черной паутиной затягивает стены и полы. Что он собой представляет и действительно ли является причиной постоянных ангин у малышей, а у кого-то и астмы, жильцы не знают. Пытались получить ответ у Роспотребнадзора и СЭС, но брать пробы растительности никто из них, похоже, не собирается. «Не в нашей компетенции» — так отвечают жильцам в тех инстанциях, куда они обращались.

Добавил проблем старинному дому и взрыв, который произошел в одном из зданий управления ГУФСИН в 1992 году. «Все эти трещины появились еще тогда, — говорят жильцы, — взрыв ведь был такой силы, что окна повылетали, у одних кирпичи холодильник пробили, у других вся мебель попадала. Тогдашнее руководство ГУФСИН начальству в Москву вроде бы отрапортовало, что нас, жильцов пострадавшего дома, переселить должны. А мы здесь по-прежнему...» Да и сейсмическая обстановка не идет дому на пользу — после землетрясения 2008 года стены «поползли» еще быстрее. Соседство с управлением ГУФСИН доставляет жильцам, по их словам, и другие неприятности. Во-первых, часть дома, в которой расположен элеваторный узел, находится на территории СИЗО. Случись что — попасть туда невозможно либо очень долго и хлопотно: объект-то режимный. Во-вторых, маленький двор перед домом используется сотрудниками управления как стоянка для личного автотранспорта. «Вся песочница обставлена машинами, с ребенком не погуляешь, — продолжает Юлия. — Один раз даже чуть не задавили». Еще один немаловажный момент — часто, по словам жителей, автозаки останавливаются практически непосредственно у подъезда дома. Случись что, опасаются жильцы, и они первыми окажутся под ударом.

Но, по мнению сотрудников ГУФСИН, дела в «доме на баррикадах» обстоят не так плохо. К примеру, проблем с тем же доступом к элеваторному узлу нет. Сотрудникам управляющей компании «Сибирская» оформлен допуск на режимную территорию, ключи есть на КПП. Приезжать можно хоть круглосуточно. И поскольку дом на улице Баррикад, 59, уже несколько лет как передан муниципалитету, все вопросы по его жизнеобеспечению и проблемам — вопросы управляющей компании, отметил начальник ЖКУ ГУФСИН по Иркутской области Сергей Чуприк. Не подтвердил Сергей Юрьевич и информацию о том, что возле подъезда дома останавливаются автозаки. «Там останавливается автобус, привозящий тех осужденных, которые работают в колонии-поселении, — отметил Сергей Чуприк. — А этот контингент имеет право на свободный выход с территории».

Сотрудники ГУФСИН не отрицают, что парковка автомобилей во дворе действительно имеет место быть. Но, по словам начальника пресс-службы ГУФСИН Светланы Бережной, территория, прилегающая одновременно и к дому на Баррикад, 59, и к основному ограждению, была несколько лет назад расчищена управлением от мусора и затем заасфальтирована.

Образовавшуюся площадку огородили и используют в данное время под стоянку для машин, на которых сотрудники прибывают на службу. Право пользования территорией находится на оформлении в администрации города. Автомобили, стоящие за территорией огороженной стоянки, могут принадлежать не только сотрудникам, но и всем остальным гражданам, которые прибывают либо к жильцам дома 59, либо в ГУФСИН...

Что касается управляющей компании «Сибирская», то здесь также, по мнению ее сотрудников, особых проблем у дома на Баррикад, 59, нет. По словам и. о. генерального директора управляющей компании «Сибирская» Марины Алексеенко, заявки на устранение неполадок в отоплении от жителей в компанию не поступало — по крайней мере, в январе. О предыдущих месяцах и предыдущих заявках исполняющая обязанности директора сейчас ничего сказать не может. Что же касается ситуации с холодными батареями в принципе, то здесь Марина Геннадьевна говорит, что система отопления на Баррикад, 59, запитана от котельных: «И если те не дают температуру, какую положено, соответственно холодно в доме». По мнению начальника отдела строительных программ инженерно-строительного управления Комитета по градостроительной политике администрации Иркутска Павла Коротенко, дом на Баррикад, 59, находится не в таком уж плачевном состоянии: к примеру, отвалилась старая штукатурка, но видно, что балки еще крепкие — не прогнулись, стоят пластиковые окна. Сами комнаты, где живут люди, тоже выглядят вполне прилично. «При визуальном осмотре видно, что геометрия стен не нарушена, — отмечает Павел Робертович. — Весь вопрос только в том, чтобы привести в порядок места общего пользования — лестницы, кухни, коридоры». Здесь, по его мнению, жильцам необходимо работать с управляющей компанией.

— Пусть изменят тарифы, чтобы в оплату был включен ремонт мест общего пользования, — говорит Павел Робертович. — Конечно, там часть жилья муниципальная. И муниципалитет должен принять участие в корректировке тарифов на содержание жилья. Здесь необходимо всем собраться за одним столом — и собственникам, и муниципалитету, и управляющей компании.

Что касается экспертизы по поводу признания или непризнания дома на Баррикад, 59, ветхим или аварийным жильем, то, по словам начальника отдела строительных программ, проведение такой процедуры возможно только за счет жителей.

— Жители потратят деньги на экспертизу, а это ведь довольно большие деньги, но не факт, что дом однозначно будет признан аварийным, — отмечает Павел Коротенко. — Я согласен, что этот дом действительно нуждается в капитальном ремонте. Но почему это должен делать муниципалитет исключительно за свой счет? Администрация Иркутска сейчас действительно расселяет дома, но там-то люди живут в куда худших условиях. А здесь, на Баррикад, 59, толщина кирпичных стен чуть ли не в метр. Вряд ли его можно сносить. А вот капитально ремонтировать — да. Но еще раз повторю — надо вкладывать деньги и самим жителям, ремонтируя не только свои квартиры, но и места общего пользования. То время, когда можно было уповать исключительно на государство, прошло.

Взрыв 1992 года

Взрыв, произошедший в здании управления ГУФСИН в 1992 году, сотрудники помнят до сих пор. Тогда в кабинете начальника отряда специального назначения взорвалось около 90 светошумовых гранат «Заря» и «Пламя». Погибло 11 человек. Как и отчего они детонировали, никто не знает. Одно говорят точно — это был несчастный случай, а не запланированная кем-то акция, не теракт. Все, кто находился в тот момент в кабинете и рядом, погибли. В эпицентре взрыва была огромная температура — люди просто оплавились. Само здание управления пострадало сильно — обрушилась часть стены и перекрытий с 5-го по 2-й этаж. Сейчас очевидцы тех событий говорят, что эти светошумовые гранаты были недостаточно проработаны. Во время расследования был проведен эксперимент — на испытательном полигоне взорвали такое же количество гранат, что находилось тогда в кабинете. Говорят, что испытательный комплекс, где была закладка, буквально разнесло в клочья. После взрыва был суд, руководство и ряд должностных лиц осудили.

Загрузка...