Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Четыре года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*В пору отрочества услышала из папиных уст такую фразу: «Человек такая скотина — ко всему привыкает...» и, помнится, долго размышляла на эту тему. «Во-первых, ну какая же человек скотина, если он — человек? — думала я. — Чушь какая-то! Во-вторых, привыкать можно только к хорошему. Как можно привыкнуть к плохому? Да это просто невозможно!» Прошло много лет, и я, основываясь на собственном опыте, могу подтвердить: «Человек — это такая скотина.., которая привыкает ко всему». После двух месяцев моей работы в одном из учреждений нашего города (даже не знаю, как этот «бизнес» и обозвать. Исправительная мини-колония? Дом для душевнобольных? Детский сад для взрослых?) я перестала пользоваться таким предметом гардероба, как сумка, но зато теперь мои карманы полны дешевеньких авторучек (прежде я одну-единственную дорогущую авторучку с золотым пером переселяла время от времени в какую-нибудь из моих многочисленных сумочек, без которых я не могла выйти из дома, чувствуя себя... как бы недоодетой.

А теперь я совершенно спокойно пользуюсь случайными пластмассовыми ручками, фиксируя на бумаге чуть ли не каждый шаг моих подопечных. А сумка... ну зачем искушать тех, у кого воровство в крови? И еще: я в жизни не курила, а теперь при мне всегда зажигалка, и я уже даже научилась ею пользоваться, чтобы дать прикурить моим «клиентам». Я совершенно перестала быть брезгливой (я и раньше-то не была, а теперь и подавно). Я уже писала о том, как удивлялась в первое время тому факту, что здесь много душевнобольных людей. Объясняла самой себе: «Да нет же, в моем американском городке их не больше, чем в родном Иркутске. Просто здесь их никто никуда не прячет».

Но вот побывала в прошлое воскресенье случайно (одна из моих «клиенток» — рьяная мормонка) на воскресной службе в мормонской церкви и поняла: «людей дождя» в нашем маленьком городишке значительно больше, чем в миллионном уже почти Иркутске. Их просто очень много. И объяснение этому факту тут же нашла: единокровные браки среди верующих. И еще поняла одну вещь: у бизнеса, о котором собираюсь рассказать, судя по всему, большое и радужное будущее. Не стану называть имени компании, в которой работаю (здесь таких компаний немало, но у них нет нужды соперничать друг с другом, потому что клиентуры хватает на всех. Да везут сюда косяком еще «клиентов» из других штатов, даже из такой страны, как Канада).

Не в названии компании дело. Главное — суть. Устраиваясь на службу, я даже подписала бумагу, в которой черным по белому было сказано, что если я соберусь сама открыть что-то подобное, то сделаю это не раньше чем через год после увольнения из этой компании. Не стану вдаваться в детали относительно работы компании здесь, в США, а попытаюсь мысленно перенести это дело на сибирскую почву. Чтобы стало понятнее то, чем я сейчас занимаюсь (помимо работы в моем любимом «Вулмарте», разумеется). Интересно, что из этого получится?

*Итак, предположим, у стариков-родителей есть сын-идиот. Он пьет из них кровушку, регулярно их поколачивает. Ворует деньги. Пропивает. Но какой с него спрос, если он больной? Убогонький. Таких в России всегда жалели. Грех ведь на такого жаловаться. Вот и терпят старики, пока живы. А сынок ждет их смерти. Потому что выбора ни у кого нет. А вот представим, что появился в Иркутске такой вот дом, в котором живут вот такие вот сданные туда стариками дети — идиотики. Старики исправно платят компании за содержание собственных неудавшихся деток некоторую сумму (те, кто может). В иных случаях больных содержит государство, перечисляя на счет компании неплохие, судя по всему, деньги (одни рождественские подарки от компании собственным полоумным клиентам стоят в глазах среднего душевно здорового россиянина целое состояние). Питаются «клиенты» по дебитным картам, на которые все то же человеколюбивое правительство перечисляет ежемесячно деньги, на которые можно полноценно всласть пить и есть (разве что только алкоголь по этим картам купить все-таки не получится).

Есть у людей, живущих под постоянным приглядом персонала, который находится в доме (чаще всего в съемном жилье, ничем, кстати, не отличающемся от других обычных жилых домов) двадцать четыре часа в сутки и свои собственные хобби, и свои тайны, и неизлечимые болячки, и даже маячащая в необозримом будущем тюрьма. (Иные такие вот «клиенты» проверяются персоналом каждые пять минут. Даже если спят. Таков порядок на тот случай, если «клиент» решит в очередной раз попытаться сбежать из собственного «дома» или надумает-таки в очередной раз свести счеты с жизнью.) Как правило, в каждом «доме» живет по три «клиента». У каждого — отдельная комната. Есть общая гостиная, общая же кухня и общий телевизор. Стены — в дырах (клиенты бывают разные, и буйные в том числе. Но, как я поняла, многое, если не все в клиентской жизни зависит именно от того, кто приставлен за ними присматривать). Впрочем, стены в американских домах — совсем не то, что у российского жилья. О наши стены в хрущевках скорее руку сломаешь...

*«Дай человеку все, что он хочет, и ты погубишь его». Не говорю сейчас огульно о большинстве американцев, привыкших по большому счету жить за чужой счет и жрать от пуза, отрывая голову от кормушки только для того, чтобы посмотреть очередную мыльную оперу по ТВ. Говорю о тех некоторых, которые являются моими клиентами. А точнее, об одной конкретной клиентке, с которой работаю «один на один» уже не первый день.

Человеку пару месяцев назад сменили медикаменты. Из зомби в ярких пижамных штанах в любое время дня и ночи, редко вылезающей из койки, она, двадцатисемилетняя гром-баба (таких мужеподобных теток в Америке зовут «том-боями») с непросыхающими слюнями вокруг рта (о, слава американской медицине!), она превратилась во вполне прилично внешне выглядящее создание с грудями и всеми прочими дамскими выпуклостями. Да и год околокроватной жизни дал о себе знать: задница отросла у девахи такая большая, что даже с дивана подняться ей тяжко. Но уж если поднялась... прыть случается необыкновенная. Недаром прежде, за год до того, как Сара попала сюда, «в компанию по помощи людям с умственными отклонениями», она была за своего в мужских компаниях.

Ни разу в жизни не носившая ни одной юбки, она играла не в куклы, а исключительно в баскетбол и футбол. Выросшая в семье из семерых парней, она, младшенькая и единственная дочурка, не моргнув глазом угоняла плохо стоявшие машины. Воровала. И вообще была свой в доску парень. До той случившейся в прошлом году аварии. Когда она гнала на украденной тачке, не разбирая дороги. За ней долго гналась техасская полиция...

Никто не верил, что она выживет. Выжила. Никто не верил, что сможет встать на ноги. Встала. Чудо-медики вставили ей в ноги металлические штуковины, и она теперь, всего через год после того дня, даже бегать может. Даже по лестницам. И пинаться уже в состоянии. И кусаться. И душить. И названивать 911, если что не по ней (ко мне в рабочее время американские полисмены уже приезжали. По ее звонку. Спрашивали, чего я у нее украла и почему не даю ей есть, а морю голодом?). В общем, спроса с нее ноль. Потому что, поговаривают, в тот аварийный день у нее высадило из башки и часть мозга... Многого не помнит (или не желает помнить?). Зато ее не переубедить, что готовить еду выгоднее дома. Саре плевать: ей нравится завтракать-обедать-ужинать исключительно в ресторанах. Она также знает, что умеет и может воровать. Делает это легко. Даже, я бы сказала, играючи. И также она уже знает, что за это ей, полоумной, ничего не будет (дура же, какой с нее спрос?).

Я, признаться, уже и не знаю, чем ее в дневное время занять (работаю я с ней с 6.30 и до половины третьего пополудни. Затем, с трех дня и до одиннадцати вечера ( ночи?) вкалываю в самом огромном в мире сетевом супермаркете «Вулмарт»). С другими клиентами мы можем дни напролет гулять, заниматься спортом, бесцельно шастать по моллу (подобие нашего торгового центра «Вояж», когда под одной крышей собраны самые различные мировые торговые марки и сервисы), просиживать часами в библиотеке или гладить животных в любом из наших местных зоомагазинов (зоомагазины здесь — что-то среднее между зоопарком и выездным зверинцем).

Но Саре это неинтересно. Ее тяготит и чтение: из всех книг, что она читала за последние годы, была в ее руках только... «Книга мормона». Та самая, что служит мормонам чем-то вроде Библии. Что еще Саре интересно? Курево. Оно заменяет ей многое. Даже еду. А еще Сара любит деньги. Даже больше, чем курево. Поэтому даже пару недель назад с Сарой была проведена беседа на предмет «А давай-ка ты бросай курить, голубушка!». Предложение американской девахе было выдвинуто такое: «За каждую невыкуренную сигарету — двадцать пять центов!» У Сары завелись денежки, потому что курить она резко перестала. Почти. Если не считать десяти-двенадцати «цигарок» в день. А раз завелись деньги, то их надо ведь на что-то тратить?

И вот мы колесим по городским торговым точкам, скупая Саре махровые китайские пижамные штаны размера «три икс» (она неровно к ним дышит) с нарисованными на них Микки-Маусами и Тинкер-Беллами. Скупаем футболки да игры к игровым приставкам Wii и X-box 360. И при всем при этом она еще умудряется... хмм... «экономить». Отковыряет (откуда такая ловкость?) ценник с одного товара (с того, что подешевле, само собой) и тут же (магия и ловкость рук!) пришпандорит его к вещичке подороже. И все это с таким невозмутимым, честным выражением лица! Я поначалу, когда ее останавливала (а это ох как непросто!), в душе умилялась: ну надо же! Едва на ноги встала, а туда же! Так ей и говорила: «Если немедленно не вернешь все на свои места — больше никуда тебя не повезу». Сара слушалась. Раз. Другой. Пока я не поняла, что «скоро грянет буря». Я наскоро решила, что хватит Саре моей уже искушений. А мне не надо больше таких развлекательных поездок по магазинам, которые выматывают меня, словно я сутки напролет вагон с мешками, набитыми песком, разгружала.

Метки:
baikalpress_id:  47 031