Привыкли к трагедиям

Сразу два крупных ЧП произошли в России на этой неделе. В понедельник, в результате теракта в зале ожидания московского аэропорта Домодедово, погибли 35 человек, больше ста получили ранения различной степени тяжести. Во вторник в супермаркете Санкт-Петербурга обрушилась крыша. Несколько лет назад такие новости вызывали у людей бурную реакцию. На этот раз соотечественники отнеслись ко всему достаточно спокойно.

Авторитет

Это защитная реакция

Почему реакция людей на негативные события так изменилась? Об этом мы поговорили с иркутским психологом-консультантом, постоянным экспертом «Пятницы» Владимиром Маляновым.

— Владимир, как отреагировали вы на эти печальные новости?

— Я стараюсь лишний раз не включать телевизор, потому что, как говорит наш сатирик Михаил Задорнов о новостях: там плохо, там еще хуже, а теперь о погоде. Поэтому узнал о теракте с небольшим опозданием. Первая мысль: «Да сколько можно», — но это скорее не возмущение, а усталость. Потом прочитал список погибших и пострадавших, чтобы убедиться, что там нет знакомых. И вспомнил теракты в московском метро. Казалось, что это было недавно, а на самом деле прошел почти год. И тогда я подумал, что, как это ужасно ни звучит, но такие события становятся для нас обыденностью.

— В советские годы люди искренне переживали, когда умирал очередной вождь социализма. В 90-е вся страна плакала вместе с родными подводников затонувшего «Курска», с семьями погибших при взрывах... Сейчас реакция людей на подобные события стала более чем равнодушной. Что с нами происходит?

— Это нормальная защитная реакция психики — подгонка внутреннего состояния под внешние обстоятельства. Все для того, чтобы не сойти с ума, сохранить способность мыслить и принимать здравые решения. Люди стали такими, какими их вынудила стать действительность. Есть еще одна причина. Мы все привыкли жить в виртуальном мире, у нас нет нормального житейского опыта, который, к примеру, приобрели наши деды, пережившие войну. Они учились выживать в голоде и холоде, а для нас чрезвычайная ситуация — если погас свет, когда нет возможности зарядить мобильник, зайти в Интернет, включить телевизор. Мы живем в таком комфорте, что нам просто неоткуда черпать знания, необходимые человеку в реальной жизни. Именно поэтому сейчас люди внимательно смотрят различные ток-шоу, операции по спасению, стараясь приобрести их хотя бы в виртуальном мире. Но смотрят без эмоций. Эмоции ушли на задний план, а на передний вышли прагматизм и рациональное мышление.

— Но ведь эмоции все равно существуют. И несмотря на защитный механизм, они проникают в наше сознание, копятся там. Наверное, со временем им все же потребуется выход?

— Безусловно, ведь мы не стали бесчувственными существами. А чувства — это энергия, которая должна быть пережита. Мы всячески стараемся этого избегать. Когда, к примеру, просматриваем списки погибших в очередной катастрофе, надеясь не встретить там знакомые фамилии, на самом деле думаем не столько о них, сколько о себе: «Хоть бы там никого не было, чтобы мне не было тяжело». Но чаша терпения не бездонна. Иногда бывает достаточно одной капли, чтобы она переполнилась, а ее содержимое хлынуло через край. У каждого человека такое состояние может проявляться по-разному: у кого-то все обойдется обычной истерикой, кто-то начнет сдавать в профессиональном плане, а для кого-то долгое подавление эмоций может закончиться соматическими болезнями.

— После взрыва в Домодедово у некоторых людей появится страх не только летать, но и заходить в здания аэропортов. Как с ним бороться?

— Все зависит от степени страха. Большинство людей переживают его адекватно. Время все лечит. Но если страх мешает жить, если человек не допускает даже мысли посещать аэропорты или садиться в самолет, в этом должен разбираться специалист. Как правило, причины лежат не на поверхности, а глубоко в подсознании. И справиться с ними самостоятельно невозможно. А вообще, о том, чтобы причин для такого страха не возникало, должны позаботиться ответственные лица. Кстати, хочу отметить, что в новом иркутском аэропорту действуют максимальные меры безопасности — все посетители уже на входе проходят через рамку, независимо от того, собираются они лететь или просто зашли выпить чашечку кофе. Очень странно, что в таком крупном транспортном узле, как Домодедово, эти меры не были предусмотрены.

А что думает народ?

Стыдно за милицию

Сегодня мы спросили у иркутян: «А что чувствуете вы, когда слышите сообщения об очередном теракте?»

Валерий Павлович: — Мне, как бывшему сотруднику правоохранительных органов, стыдно за своих коллег. Никаких других чувств я не испытываю.

Петр Андреевич: — Ничего хорошего, конечно же. Непонятно, чего добиваются террористы. Но в одном я уверен — все мы должны объединиться и сообща бороться с этой проблемой.

Алексей: — Жалко, что люди умирают. И еще страшно, что это может произойти у нас. Всегда думаю, что у нас в доме есть подвал и там ведь тоже могут что-нибудь взорвать.

Полина: — О том, что хотелось бы жить в мирное время, когда все спокойно. Чувствовать себя в безопасности. И еще очень хочется, чтобы наши правоохранительные органы стали наконец-то работать хорошо.

Ирина: — Ужас, страх от того, что это может произойти и где-то рядом, с тобой или с близкими людьми. А в аэропортах надо усиливать меры безопасности, чтобы подобных ситуаций не происходило.

Метки:
baikalpress_id:  30 658