Уехала в Италию

Наш еженедельник продолжает публикацию историй о жизни молодой иркутянки в Италии

На прошлой неделе в «Пятнице» появилась новая рубрика — о жизни молодой иркутянки Лелы в Италии. Поскольку уже несколько лет читатели «Пятницы» с удовольствием следят за жизнью бывшей иркутянки Марины Лыковой в Америке, мы решили разнообразить географическую палитру. Лела Церадзе уехала в Италию (горд Генуя) и поступила в университет (Universita degli studi di Genova на факультет LIngua e Leteratura Straniere (иностранные языки и литература). Лела — журналист, поэтому ее рассказы о Италии, быте и нравах этой страны полны юмора, оптимизма и весьма интересны. Итак, Леле 25 лет, она не замужем, активно общается с итальянцами, русской диаспорой и готова рассказывать читателям «Пятницы» о жизни в Италии.

*Весь январь в Италии длится рождественский период, а это значит — рынки, распродажи, фесты, вечеринки и перфомансы прямо на улице... Рождество в Европе — безумно красивое празднество. На днях у нас в порту Генуи пришвартовались дорогие яхты и корабли — вся мировая элита едет в Милан на предновогодние вечеринки и fashion-шоу. На светящихся белоснежных яхтах, стоящих в приватном порту, выгравировано George town (Джордж Клуни?), Douglas (Майкл Дуглас и Кэтрин Зета-Джонс?). Конечно, возможно, я преувеличиваю, но Генуя — единственный крупный порт для подобных яхт и кораблей, в Милане моря нет, а на машине от нас до Милана час езды, столько же до Портофино. На улице погода +10, рождественские вечеринки Гуччи и Кавалли устраивают прямо на улице возле магазинов, огородив территорию.

Разряженные пожилые итальянки в золоте, мехах и бриллиантах пьют шампанское и смеются вместе с такими же возрастными итальянцами, только вот те все почти с молоденькими, часто с блондинками, часто со славянскими девушками (русскими, литовками, польками, иногда украинками). Иметь девушку-блондинку, и вообще светленькую, голубоглазую, зеленоглазую для итальянского мужчины считается очень и очень круто — такой типаж итальянок очень редок, практически не существует — все темненькие, с оливковой кожей и карими глазами, поэтому когда у тебя подружка-блондинка — ты в зените славы перед местными мужиками, ты супермужик и на коне.

Вот только старые итальянки вечно смотрят презрительно на молодых и фыркают — опять эти русские приехали «воровать» наших мужчин, имели бы совесть! Женская зависть, особенно в горячей Италии, неискоренима! Скоро начнутся распродажи и продлятся весь январь — февраль. Тогда можно будет купить пальто Макс Маара за 400 евро по цене 200, а потом и 100 евро... Сумки Гуччи за 50% стоимости... не говоря уже о дешевых марках типа Зара и H&M — эти вещи вместо 40—20 евро будут отдаваться за 10 евро, а потом, под конец сейлов, и за 5 евро за платье. Радость жизни!

*Мы с моей подругой, итальянкой Аличе, с которой мы вместе снимаем квартиру в центре Генуи на двоих (квартира обходится нам в 500 евро — 100 кв. м с евроремонтом, чувствуете разницу с Москвой и даже Иркутском? Ну, если честно, нам повезло — дом муниципальный, это дворец, который не может быть выставлен на продажу, поэтому сдается в аренду — лишь бы коммуне города шли какие-то деньги в казну. Мебель и все остальное мы купили сами, квартира была немного заброшена и пуста. Ремонт помогли доделать друзья-итальянцы). Так вот мы с Аличе завели собак, ибо дом большой и вообще — Италия страна людей, помешанных на животных, не иметь домашнего питомца здесь как минимум странно. Так вот щенков мы решили взять из приюта (приютов тут много).

Выбрали по Интернету, позвонили, нашу заявку оформили, через неделю к нам пришел эксперт — проверить, подходит ли наша квартира для содержания собак (да, тут очень серьезно относятся к животным! И вообще, мы же можем быть китайцами, их тут полно, которые берут собак в приюте и жарят потом для блюд в своих ресторанах, поэтому итальянцы всегда отслеживают судьбу брошенных животных). Нам дали согласие, через неделю волонтеры привезли собак из Пульи (это совершенно другая часть Италии, юг, ехать на машине весь день). Это трехмесячные сестрички Мия и Ария — помесь хаски и маремано (итальянская пастушья собака). Вырастут большими, мы их строго воспитываем, потом надо будет и ездить с ними в поездах и ходить по магазинам (тут можно), и в ресторан их тоже с собой берем (тут все ходят в ресторан с собаками, это не запрещено. Хозяин ест — собака спит под столом), вообще приучаем их быть настоящими умничками. Прежде чем отдать их нам, в приюте им сделали прививки от болезней, встроили чип (чтобы найти, если потеряем) и оформили медицинскую карту. Вот что такое цивилизованная страна — уважение ко всему, даже к беспородным собакам в приюте!

*Так вот с Викой мы дружим и вместе высмеиваем мачо-итальяно. Например, после ситуации с Пьетро Лука (его друг) все равно предпринял попытку ухаживать за ней и пригласил ее на свидание. Но так как Пьетро научил его быть построже с этими «легкими русскими девочками» (если я еще раз услышу об этом Пьетро в Генуе, я реально подам заявление на него в полицию за беспокойство и клевету). Лука принял к сведению и проводил Вику весь вечер по улице по холоду, не удостоившись даже завести в кофейню и напоить кофе за 3 евро, а потом даже не довез до дома(а был на машине), типа, он проверял — русская проститутка она (которая ведется только на деньги) или нет. Расстроенная замерзшая Вика позвонила мне вечером и все рассказала.

Я написала Луке на фейсбуке сообщение, посоветовав ему оставить русских и переключиться на итальянок. Он испугался, разозлился и позвонил Вике, переслал ей мое сообщение и сказал, что «твоя подруга Лела сошла с ума и пишет мне всякую фигню!» Вика рассмеялась и послала его подальше тоже. Он звонил ей в 2 часа ночи, матерился и кричал, чтобы мы возвращались в Россию, если нас не устраивают ухаживания итальянцев! Все нас устраивают, местные мужчины действительно хороши и созданы для семьи. Но только мужчины, а не тупые мальчики типа Луки и Пьетро. Вот так тут с Викой и живем. Не скучаем.

*С 27-летней москвичкой Викой, которая учится со мной на одном факультете, нас «подружила» беда (ну, в своем роде беда, а так — умора). За мной ухаживал молодой итальяшка Пьетро (я пишу так пренебрежительно «итальяшка», так как в его случае это идеальное определение). 33 года (тут считается еще пацан, они от мамочки отделяются только в 30 в идеале), недавно купил отдельную от родителей двушку, забавный (тупой, конечно, ибо обыкновенный офисный клерк, не прочитавший ни одной книжки и бросивший универ после 2-го курса), но вроде обеспеченный и симпатичный внешне (типаж Энрике Иглесиаса).

Мне он был по барабану, честно, так как когда он начал ко мне подкатывать в сентябре, я еще была занята оформлением всех необходимых документов, началом учебы и мне не очень нужны были ухажеры и все эти отношения. Так вот мальчик начал ухаживать, заваливать романтическими признаниями, дарить цветочки, устраивать ужины у него в новой квартирке, водить на прогулки и матчи любимой футбольной команды. Все было вроде о’кей, и я даже задумалась о том, что «а может, он и неплох для долгих отношений».

Если бы! Однажды он познакомил меня со своим другом Лукой, который молод, богат, но одинок (итальянки очень с претензиями и требованиями к мужчинам, и многие итальянцы просто не способны дотянуть до уровня — встречаться с красивой итальянкой, поэтому тут так популярны добрые и простые русские девушки). Так вот однажды Пьетро (так звали моего) сказал, что Лука просто уже умирает от одиночества, нет ли у меня симпатичной русской подружки, с которой мы можем его познакомить по доброте душевной. Организовали вечер в ресторане. Я пригласила Вику. В общем, долго ли, коротко — история долгая.

Через неделю Вика позвонила мне и рассказала, что ее мой Пьетро просто достал — пишет ей на фейсбук, флиртует, предлагает встретиться отдельно от Лелы, пообщаться плотнее, так сказать. Самый прикол, что внешне с Викой мы почти одинаковые, вот и наш пострел решил везде поспеть, итальянский мачо решил поработать сразу на два фронта — одной блондинки ему, видимо, мало. Послала я его от души, чисто-конкретно по ново-ленински. И тут бедный мальчик начал признаваться в любви, писать мне 150 писем в день, угрожать, что бросится под автобус, если я его не прощу, рассказывать, что сходил на мессу исповедоваться в церковь и попросить у Бога прощения за свое поведение. Я не шучу. Это итальянские страсти, мы с Викой умирали от смеха просто и катались по полу. Потом он прислал мне фото своей большой итальянской семьи, ровно сидящей на диванчике и смотрящей в фотокамеру: «Лела, моя семья просит тебя простить меня!»

Загрузка...