Лучший мой подарочек

Люди, которые работали для вас весь этот год, вспомнили себя маленьких и свое ощущение праздника

Новый год — любимый праздник всех возрастов. Но если для взрослых это в первую очередь суета и подготовка, готовка и уборка, то для детей это самый таинственный праздник. Ведь подарки дарят не просто так, а за хорошее поведение, за весь год, а он был таким долгим... И приносят сюрпризы под елку не родители, а такой волшебный Дед Мороз. И подарки от этого становятся особенными, тоже волшебными. Вот мы и решили всем редакционным коллективом «Пятницы» вспомнить — а какими, собственно, были эти подарки у нас в детстве? И какими были мы.

Елена Марфицина, заведующая отделом информации:

— В моем советском детстве был свой советский Дед Мороз. Подарков слаще мандаринов и конфет мы не видели. То ли традиция была такая, то ли только это было на прилавках. К праздникам мы всегда получали посылки от родственников. Однажды, мне, наверное, было года 4, нам прислали посылку с подарочками. В ней были потрясающие по тем временам вещи: голографические открытки, жвачка и самое главное чудо — жестяная коробка с конфетами. На банке нарисованы красивые барышни, пейзажи, кареты. Внутри лежали конфеты, возможно английские или бельгийские. В ярких, сверкающих обертках — очень красивые. Родители этими конфетами украсили елку. Можно было каждый день выбирать, высматривать и с удовольствием съедать конфетки. Так что подарок длился гораздо дольше новогодней ночи.

Сергей Игнатенко, фоторепортер:

— Новый год у меня ассоциируется, как и у многих моих ровесников, с мандаринами и конфетами «Белочка», которые мы ели почему-то только в Новый год — в то время они были самые дорогие. Подарки мне начали дарить только в школе. Это были те традиционные наборы, которые дарили школьникам: те же конфеты, мандарины. Одно из самых ярких воспоминаний: когда мне было лет пять, бабушка купила елку и украсила ее карамельками — я их потом ел целый месяц. Конечно, современным детям этого не понять — при всем том конфетном и игрушечном разнообразии, которое есть в магазинах. А нам были дороги даже те самые елочные карамельки.

Ирина Покоева, репортер:

— Я помню многие новогодние подарки, но больше всего впечатлений у меня осталось от новогодней ночи, когда мне было лет пять-шесть. К нам пришел Дед Мороз, и не с пустыми руками: из-за его спины виднелся огромный красный мешок. Все выглядело именно так, как в мультиках, то есть так, как должно быть! Дед Мороз прошел к елке, пробасил песенку, проохал поздравления и предложил рассказать стишок. Меня поставили на табуретку, я отчеканила зазубренное — и тут началось волшебство! Дед Мороз аккуратно открыл мешок и начал доставать подарки! Деревянная кроватка! Кукла! Пупс в ванночке! Все то, о чем мечтает каждая девочка, Дед Мороз подарил мне за один раз! Брату добрый волшебник принес лыжи с ботинками. Когда я вспоминаю ту ночь, у меня повышается настроение, и я уверена — Дед Мороз существует!

Марина Слободчикова, заместитель главного редактора:

— Как и все дети, я верила в Деда Мороза и каждый год пыталась улучить момент его прихода в дом. Мои родители всегда устанавливали елку, под которой было определенное закрытое от глаз место, куда добрый дедушка должен был положить подарок. Я всегда садилась рядом с елкой и очень внимательно следила за происходящим. Ждала, когда возле елки что-нибудь шевельнется... Когда появится Дед Мороз... Смотрю под елку — ничего, пусто. В какой-то момент мама говорит: «Ой, что это там шуршит, давай-ка проверим...» И правда, под елочкой уже лежит подарок. Каким образом? Не знаю. Но подарок под елкой всегда появлялся и представлялся чудом. И это было каждый год. Пока не выросла.

Елена Шайнорова, корректор:

— Сложно сказать, когда я перестала верить в существование Деда Мороза, но одну новогоднюю ночь я хорошо помню. В тот вечер родителей пригласили в гости соседи, мне тогда было лет 5. И конечно же, я не могла усидеть со взрослыми до боя курантов, попросила маму отвести меня домой. Однако отпустить ее обратно я не захотела, страшновато было остаться одной в квартире, поэтому мама еще некоторое время посидела со мной. Когда мы пришли, под елкой еще ничего не было, но в какой-то момент я, видимо, задремала, а когда открыла глаза, то увидела возле традиционного Деда Мороза под елочкой красивейшую куклу-цыганочку. Настоящий яркий цыганский платок, черные глаза, роскошное платье, длинные густые волосы. До сих пор я не могу сказать с уверенностью, был ли это подарок от родителей или все-таки нас навестил добрый волшебник.

Ольга Мирошниченко, обозреватель городской жизни:

— Ничто так не укрепляет веру в Деда Мороза, как правильно выполненный им новогодний заказ. При этом главное условие — выбрать правильный процессинг. Но это я поняла только сейчас. А в детстве вставала на табуретку возле окна и говорила свои мечты в направлении форточки, веря, что в это время волшебный дед как раз пролетает мимо и все услышит. Но то ли я тихо говорила, то ли он был глуховат, почему-то под елкой оказывалось совсем не то, что просишь. Ты ему большую шагающую куклу с золотыми волосами заказываешь, а вместо этого там оказывается голубая пластмассовая ракета, набитая конфетами. Вот моя младшая дочь поступает гораздо мудрее — пишет письма большими буквами на большом листе бумаги и оставляет в зоне всеобщей досягаемости. И чтобы, как любят говорить некоторые наши политики, «затвердить» заказ, рассказывает всем обожающим ее родственникам содержание письма. После получения подарков ее вера в сверхспособности Деда Мороза очень крепнет.

Ольга Пономаренко, обозреватель:

— Для меня даже сейчас Новый год — это ночь маленького чуда. В детстве это чудо создавали мне родители. Сперва — ощущения предновогодние: помню и запах елки, только что занесенной с мороза в квартиру, и мандарины, которые появлялись в магазинах аккурат в преддверии праздника. Потом само 31 декабря. Всю суету, готовку салатов и обязательное торжественное запекание гуся, и отсчет, вслух, последних секунд под бой курантов в телевизоре. И самое главное — успеть в убегающие секунды загадать желание. Ну а первый и единственный визит Деда Мороза — его я тоже помню. Помню огромную коробку с подарками и с удивлением опознанного под бородой «дяденьку с папиной работы». Тогда меня утешили тем, что Дед Мороз просто передал костюм и подарки, потому что не успевал к нам забежать. Так что вера в сказку была спасена, и части ее хватило и на взрослую жизнь.

Анна Стародубцева, корректор:

— Сам Новый год был для меня в детстве большим и веселым приключением. Ожиданием каких-то фантастических сюрпризов. Готовилась я к нему тщательно, придумывала для всей семьи лотерею. Или викторину с шутливыми вопросами. А самый запомнившийся новогодний подарок — либерийская серия марок в конвертике! Я всерьез увлекалась филателией, с марками в Иркутске было скудно тогда. И вот кто-то из папиных друзей привез эту чудесную яркую серию — с породами собак. Были на изображены такие редкие по тем временам породы, как колли, спаниель, лабрадор, эрдельтерьер. А я как раз собирала именно животных! От восторга прыгала до потолка... Эти марки до сих пор хранятся у меня в альбоме. Теперь их с удовольствием разглядывает сын.

Мария Мальцева, дизайнер (детских фото у нашего дизайнера не оказалось, поскольку родилась она уже взрослой, с графическим редактором в обнимку и компьютерной мышкой в руке):

— Новый год. В детстве мы особо мы друг другу подарков не дарили. Самым большим праздником считался день рождения. Так как у нас своего телевизора не было, мы ходили всей семьей к бабушке. Иногда встречали с друзьями, иногда не встречали вообще. Но я все равно люблю по-своему этот праздник — новогоднюю вечеринку с коллегами, праздничный салют: когда в 12 часов все запускают петарды и фейерверки.

Алена Огнева, главный редактор:

— Мне даже неловко об этом говорить вслух, но, по-моему, я не верила в детстве в Деда Мороза... По крайне мере, я этого не помню. Или, может быть, я уже тогда знала, что буду главным редактором, и училась скептически воспринимать действительность? Для меня Новый год был праздником, когда собиралась огромная компания моих родственников и гулянье шло три дня — не меньше. Мы, дети, были предоставлены наконец-то сами себе, объедались сладким, бегали без спросу на Кенон (это озеро в Чите, на берегу которого прошло мое детство), делили (не по-справедливости) подарки, девочонки наряжались в принцесс, сдирая шторы, мальчики дрались из-за самокатов... Свобода! Вот это и есть для меня Новый год — абсолютное ощущение свободы и множества радостных дней впереди.

Елизавета Старшинина, обозреватель:

— Самым лучшим подарком на Новый год для меня была сама елка. Мне было четыре года, в детский садик я не ходила и поэтому даже не знала о таком обычае. И вдруг однажды я просыпаюсь и вижу чудо — елку! А на ней разные игрушки: шарики, звездочки, снегурочки, зайчики, бусы. Разглядывала я елку часами, и мне больше не нужны были никакие подарки. Все игрушки я помню до сих пор и храню те, что не разбились. Каждый раз, когда наряжаю елку, ко мне возвращается то первое детское переживание чуда.

Юрий Подзоров, бильд-редактор:

— Новый год наступал, когда отец приносил домой елку — как всегда, неожиданно. Дети ведь не следят за календарем. А тут вроде бы как обычно, ждешь отца с работы, звонок в дверь, бежишь, открываешь — а там здоровенная елка во весь дверной проем. А за ней отец. И вот все это вдвигается в квартиру вместе с запахом мороза, смолы, мандаринов и шоколада... Потом долго наряжаем елку, а уже за полночь идем с отцом и братьями на крышу нашей девятиэтажки и запускаем там в качестве салюта пару сигнальных ракет, которые отец, будучи военным, приносил с работы. Вот все это и было, пожалуй, лучшим для нас подарком.

Тимур Балашов, репортер:

— Я с детства верю в Деда Мороза, но это для меня не просто старец, который приходит к каждому ребенку с мешком подарков в канун праздника. Дед Мороз — собирательный образ, мечта. Если верить, то он обязательно исполнит любое самое заветное желание. Новый год и сегодня мой самый любимый праздник, повод поверить в сказку в разгар суровой зимы. С нетерпением жду салюта, встречи с друзьями и родственниками, теплую семейную атмосферу за праздничным столом. Каждый Новый год я снова чувствую себя ребенком и с удовольствием с головой окунаюсь в сказку. В детстве каждый Новый год под елочкой меня ждали подарки. В основном сладости, но однажды я нашел там коньки. Был рад, ведь о них я мечтал весь год, и моя мечта сбылась. Катался на них целыми днями зимой.

Метки:
baikalpress_id:  30 625
Загрузка...