Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Три года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*Мужик знакомый подошел ко мне на службе поздороваться. Рассказал, что уволили-таки его с его последней работы. (Продавцом был в ломбардной лавке. В той самой, куда тащат мало- или совсем никак не обеспеченные американцы в залог игрушки собственных детей и собственные обручальные кольца да сотовые телефоны.) А дело было так: начал он на крыше здания чего-то там расчищать по просьбе директрисы ломбардной лавки, да и свалился. Недалеко лететь было, но упал мужичок неловко и спину повредил. Начальница его тут же и уволила. В этот же час. (В Америке работника, видно, можно уволить даже и без веской на то причины. А нездоровье его, работяги, — причина для увольнения более чем веская.) Правда, за все медицинские услуги работодательница деньги все-таки выплатила (без малого двадцать семь тысяч долларов).

Поставили мужика на ноги. И вот он скачет передо мной то на одной ноге, то на другой, крутит тазом, демонстрируя, что вот он, мол, я какой, снова здоровый! А ведь не работает и работать не собирается: по его словам, он еженедельно от государства по двести пятьдесят долларов получает на жизнь да еще шестьсот восемьдесят долларов на банковскую карту ему ежемесячно падает. На питание здоровое. На молоко, фрукты, сыры, крупу... Ну чего не жить-то на 1680 баксов в месяц, если он прежде, ежедневно по восемь часов работая, столько не получал? А я-то все удивляюсь, отчего здесь так много безработного люда? И работать они не стремятся... Ответ прост: рабочий человек уже изначально заработает меньше той суммы, что получит тот, кто сидит на шее у государства. Да еще и потратит на обеды на работе да на бензин (чтобы на эту самую службу ежедневно добираться) столько, что работать человеку совсем не захочется. И это мы говорим про самого что ни на есть среднего американца.

*Две женщины из нашей церкви открыли что-то вроде организации по сбору денег в помощь голодающим детям Африки. Но просто так собирать деньги вроде бы скучно. Они решили обменивать на деньги... свои лишние килограммы. А началось все с того, что одна из дам, побывав в Африке и увидев, как бедно живет и голодно питается тамошний народ, вернувшись сюда, в сытую-пресытую Америку, первым же делом основательно урезала расходы на свое питание. И на питание своей семьи.

Для того чтобы сэкономленные деньги пересылать туда, в далекую жаркую Африку, голодающим. Тем, кто рыщет по помойкам в поисках хоть чего-то съестного. Ее сестра последовала ее примеру. За несколько месяцев на так называемой африканской диете каждая из женщин рассталась с сорока килограммами живого веса как минимум. В деньгах это примерно четыреста-пятьсот долларов ежемесячно в пользу африканских детишек. (А что будет с Африкой, подумала я, если каждый из 68 процентов взрослого населения американцев, страдающих ожирением, поступит точно так же?) Толчком к перечислению денег в Африку стал конкурс на службе у одной из дам «На самого большого лузера» (конкурс среди толстяков, стимулирующий к потере веса), в котором женщина победила, получив шестьсот долларов наличными. Она не кинулась тратить их на еду, а тут же легко с ними рассталась, помня, что люди в Африке едят недолго раздумывая то, что попадется им на глаза. Тогда она весила более ста килограммов...

Затем она и ее сестра сказали нет ресторанам быстрого питания и ресторанам вообще (сколько денег, оказывается, можно на этом сэкономить!). Они всецело переключились на овощи, также сказав свое твердое нет кафетериям на работе: «Я перестала покупать там всякую жареную курочку, а стала брать из дома приготовленные заранее обеды. Экономится куча денег, можешь себе представить?! И еще: мы обе сидели на миллионе разных диет, и ни одна до вот этой, последней, африканской, не работала по-настоящему. Просто потому, что у нас не было мотивации». Сестры (обе уже бабушки) планируют расстаться еще с тридцатью килограммами. Каждая. Потому что их ежемесячные вливания уже кормят полторы сотни африканских детей один раз в день в течение месяца. Станет больше сэкономленных постройневшими и помолодевшими женщинами денег — большее количество темнокожих детей будут расти сытыми.

*Услышала историю про индейского семидесятилетнего мужика, обвиненного в сексуальном насилии над... четырнадцатилетней девочкой. Из его же, индейской, резервации. Так вот, схлопотал дедушка двухлетнее тюремное заключение и штраф в размере двухсот пятидесяти тысяч долларов за то, что год назад (!) «потрогал девушку ненадлежащим образом» (схватил за грудь) прямо на оживленной улице. Когда же через пару годков индейский дедок выйдет из тюрьмы, он еще пять лет будет находиться под пристальным надзором полиции. Потому что автоматически подпал под категорию местных сексуальным маньяков. А вот что случится с тем мужчиной (когда найдут!), кто нынешней ночью попытался похитить семилетнюю девочку прямо из ее теплой кроватки, даже боюсь представить.

А дело было так: глубокой ночью в нашем районе кто-то осторожно открыл окно (все знают, как легко открыть окна в американском доме, из американских же кинофильмов!), проник в детскую комнату, вытащил спящую девочку из ее кроватки и устремился с ней на улицу, предварительно завернув ребенка в одеялко. От морозного воздуха девочка проснулась и закричала. Тут же вбежали в комнату ребенка ее мать и отец, и преступнику не оставалось ничего другого, как бросить девочку прямо на снег. Я решила, узнав о случившемся, что украсть ребенка пытались с целью получения выкупа. На что мужчины на службе ответили категорично: «Нет, это было похищение, целью которого было наверняка сексуальное рабство...»

*По нашему городку не так давно снова прокатилась буря: некоторое время назад в детском саду погибла двухлетняя девочка. Всего через час после того, как ее туда доставила мама. Не знаю в подробностях, что там произошло, но результат таков: девочка скончалась от повреждений мозга. (Смею предположить, что девочка просто погналась за мамой. Они все делают это в таком возрасте, а нянька попыталась ребенка успокоить.) Вскрытие показало, что внутри ее маленькой головки все выглядело так, словно бы ее скинули с четвертого этажа.

А ведь молодая воспитательница ребенка и пальцем не тронула. Женщина просто-напросто... потрясла ребенка. Так как делают это часто родители, пытаясь угомонить орущее дитя. Как делают бабушки и дедушки, утряхивая малыша, не желающего подчиняться или скорее засыпать. Няньки да бойфренды (но не отцы детей) молодых женщин — первые в очереди на звание «убийцы детских мозгов». И не многие из них (да и из нас!) знают, что все эти встряски — настоящее преступление. У которого здесь, в Америке, даже есть собственное название: «синдром ребенка, которого трясут» (shaken-baby sindrome). Название у синдрома есть, а вот точных цифр пока нет: ну кто из тех, кто смотрит за малышом, сам признается в том, что делает что-то по-настоящему преступное?

Сейчас вспоминаю, как собственноручно трясла свою полуторагодовалую дочь, когда та, находясь в Иркутской инфекционной больнице вместе со мной, не спала ночами, а заливалась ревом при виде белого халата. Каждый из нас может выйти из себя, когда плачет ребенок. А тем более когда ночами ты ходишь с младенцем взад-вперед по длинному коридору больницы, а с утра бежишь на работу. До сих пор не понимаю, как могла я тогда не спать сутками. Но еще больше не понимаю, как я могла не сказать нет карьере и просто-напросто взять больничный и сидеть с дочкой в больнице так долго, как понадобится? А тогда... Лина получила какую-то неизвестную врачам инфекцию, ничего не ела и все время спала. У нее всего за день высохли вены (даже крови в венах не было). Она была слаба, таяла на глазах, но находила в себе силенки заливаться ужасным криком при виде приближающегося медработника.

Нянька, виновная в смерти девочки, проведет в тюрьме от трех до семи лет. Родители и родственники ребенка начали судиться с убийцей, а также организовали общество по борьбе с встряской против детей. Они желают, чтобы общество наконец-то открыло глаза на эту проблему. Чтобы все знали, что такое shaken-baby syndrome. (Только в нашем штате за последние десять лет было выявлено как минимум восемь прецедентов. В каждом случае ребенок умер или получил увечья, навечно лишившие его счастья быть здоровым и жить в будущем полноценной жизнью.) Вообще же по Америке (по самым предварительным данным) известно от двенадцати до четырнадцати тысяч случаев тряски детей. Ежегодно! Каждый четвертый малыш погибает от травмы головного мозга.

...Мы укачиваем детей на руках, устраиваем им развлекательные встряски: «По кочкам, по кочкам, по маленьким дорожкам, в ямку бух!..» Помните? Многие прабабушки и прадедушки во многих сибирских семьях любили вот так вот, внезапно раздвигая колени, веселить якобы падающих в воображаемую ямку своих сидящих на их брюках и юбках любимцев.

Метки:
baikalpress_id:  46 964