Кто такие стукачи

«Чаще всего «присматриваются» к работе других те, кто не уверен в качестве работы собственной и кто ищет, на кого можно переложить ответственность за собственные промахи», — утверждает руководитель психологической студии «Пять элементов» психолог Татьяна Луковникова.

Санитар офиса

— Татьяна Николаевна, кто такие стукачи и чем они отличаются от банальных сплетников?

— Предлагаю сразу оставить в стороне морально-этическую сторону этого вопроса, а лучше попробуем посмотреть на эту проблему только с точки зрения психологии, стараясь не давать оценки этому явлению, попытаемся схватить, так сказать, суть проблемы. Можно выделить несколько типов стукачей. Итак, Ябеды. Давайте вспомним детский сад. И противную девочку, которая ябедничала на всех. То есть вроде бы играет, играет с тобой. А потом пойдет и тихо на ушко воспитателю расскажет, как «Оля назвала вас, Вера Ивановна, дурой». А эта воспитательница действительно, видимо, недалекая женщина, поставив вас перед всей группой, заставляет извиниться, а потом еще и рассказывает все родителям. Каков же механизм явления?

С нами случается только тот опыт, который мы должны пережить. Процесс запускают, конечно же, эмоции. Кипит в вас злость и возмущение, что Вера Ивановна заставила вас съесть борщ, и вы на этой волне при девочке-ябеде называете Веру Ивановну дурой. То есть выступаете как агрессор по отношению к воспитателю, а воспитатель выходит жертвой. Девочка-ябеда в данном случае играет роль спасителя для Веры Ивановны. Дело в том, что ябеда всегда на стороне сильного, она это очень хорошо чувствует, чувствует расстановку сил. И когда вы пытаетесь сделать жертвой человека, которого она считает авторитетом, у нее на автомате включается желание сохранить свою безопасную картину мира. Понятно, что в ябеды идут люди с чувством беспомощности, которые ищут поддержки, им не хватает ощущения самоценности.

Самое интересное здесь то, что если Веру Ивановну начнет гнобить заведующая детским садом, ябеда примет сначала выжидательную позицию, а потом, если воспитатель покажет свою слабость, переметнется на сторону заведующей. Ябеда как флюгер — тонко улавливает направление ветра. Совершенно по-другому ведут себя Молчуны, следующий тип стукачей. Вроде бы и не заискивают и, скорее всего, меткую реплику выскажут в курилке. Например, так: молчун стоит рядом с начальником, слушает с понимающим видом то, что говорит начальник о сотрудниках, и как только речь зайдет о жертве, молчун выдыхает сигаретный дым, так характерно морщится, говорит еле слышно: «Да не работает он ни х...», тушит слюной в ведре окурок и уходит. Что движет таким стукачом?

Это зависть и ощущение, что с ними поступают несправедливо, мало платят, не тогда, когда надо, отправляют в отпуск. Еще один тип стукачей — Авторитет. Самый влиятельный и самый сложный вид стукача — авторитетный, старый, заслуженный работник. Либо просто молчун, в срок все делающий. Такие стукачи в гнилой среде офиса даже полезны, как мелок «Машенька», изгоняющий тараканов. Этот санитар офиса видит вас насквозь и, если он говорит, что вы ни хрена не работаете, то, скорее всего, вы ни хрена и не работаете. Метод борьбы с ним — работа и обращение с просьбами, желание посоветоваться только с таким авторитетом. Подружиться вы не сможете, просто поверьте. А вот заслужить уважение — вполне.

Сплетники — это тоже отдельный подтип стукачей, такие неосознанные стукачи, то есть в первую очередь они решают свои коммуникативные задачи, их основная цель — пережить чувство собственной значимости во время передачи информации. Побочным эффектом их деятельности является как раз стукачество. Но информация на уровне разнесения сплетен, если к ней прислушивается руководство, может только мешать правильно руководить коллективом.

Для профилактики маразма

Евгения: «Помогла устроиться на работу к нам своей знакомой, а теперь выяснилось, что она обо всем, что творится в коллективе, докладывает начальству. Теперь на меня ополчились и мои коллеги, и даже само начальство. А моя подруга делает удивленные глаза, когда я пытаюсь прояснить ситуацию и возмутиться. А мне теперь хоть с работы уходи, несмотря на то что я проработала здесь семь лет. Мне работа очень нравится, деньги хорошие, отношения были замечательные, пока я ее не привела. Теперь все грызутся. И мне так обидно, что я осталась крайней».

— Евгения, вам дана ситуация не для того, чтобы вы загоняли себя в угол мыслями: «Зачем я это сделала — устроила подругу?», а для чего-то другого. Может быть, пришла вам пора самой сменить работу? Может быть, пора научиться разбираться в людях? Вы ведь со своей подругой не первый год общаетесь. Может быть, надо наконец перестать проигрывать сценарий «Я опять осталась крайней», то есть сценарий козла отпущения. Да и вообще, психологи рекомендуют каждые семь лет менять направление своей деятельности — для профилактики маразма в старости. Почему бы вам, Евгения, не начать рассматривать данную ситуацию, как возможность развития, смены обстановки, расширения своих профессиональных навыков? Идите на курсы переподготовки, рассылайте резюме, делайте хоть что-нибудь! Пообижались на «жисть» и хватит. Пришла пора действий!

А деньги врозь

Мария: «Я ушла в декрет, но у нашего директора было условие, чтобы я на свое место нашла человека и смогла за него поручиться. Я поручилась за свою подругу, потому что знала, что она хороший специалист, мы вместе учились. А сейчас все идет так на работе, что она ничем не брезгует, чтобы подняться по карьерной лестнице. У нас еще сменилось начальство и кое-что поменялось в штатном расписании, и моя подруга теперь из кожи вон лезет, чтобы занять место получше. Мне уже двое сотрудников звонили, собираются увольняться именно из-за интриг моей подруги. Я пытаюсь с ней поговорить по душам, но она стала очень жесткой, отвечает, что это я хорошо устроилась за спиной мужа, а она одна поднимает ребенка, и теперь моральные вопросы ее совсем не касаются. Кстати, ее действительно повысили, и денег она получает прилично. Что же, получается, цель оправдывает средства? А мне ее теперь видеть противно, хотя мы дружили почти пятнадцать лет».

— Увы, Мария, когда вопросы касаются карьеры, многие люди забывают о дружбе. Дружба дружбой, а деньги врозь. Это выбор человека — что ставить на первое место: отношения или карьеру. И это персональная ответственность именно этого конкретного человека, а не ваша, Мария! Ну и что, что вы привели ее в коллектив. У вас были на то уважительные причины. Чем больше вы будете себя накручивать в плане чувства вины, тем все больше и больше сотрудников вам будет звонить и жаловаться на вашу знакомую. Позвонившим с жалобами можно отвечать, что эта женщина — совершеннолетний человек и сама отвечает за свои поступки, а вам нельзя нервничать. Молоко может пропасть. Выкиньте из головы подобные проблемы, наслаждайтесь материнством. Проблемы стоит решать по мере поступления.

Только страх

Татьяна: «Мне случайно в руки попала одна бумага, начальник передал документы и там все и оказалось, это была докладная, скорее даже донос, где одна наша сотрудница описывает, кто что делает в течение рабочего дня, кто о чем говорит и все такое прочее. Я сделала вид, что ничего не видела, бумажку выбросила от греха подальше. В основном чтобы самой не подставляться. И теперь вот такой вопрос меня мучает — хочу рассказать кому-нибудь на работе, что у нас в конторе творится, кому-нибудь из сотрудников, предупредить, но и боюсь, если честно, за себя. Могут ведь и без выходного пособия вышвырнуть на улицу, нравы сейчас такие. Вот как мне остаться чистенькой в таких обстоятельствах? На эту сотрудницу смотреть не могу, никогда не думала, что эта улыбчивая и приятная в общении женщина окажется таким подлым человеком».

— Татьяна, не будем обсуждать моральный облик вашей коллеги, а лучше поговорим о вас. Вами движет страх, в принципе тот же самый, что руководит действиями вашей коллеги, об этом говорят строчки вашего письма: «в основном чтоб самой не подставляться», «как мне остаться чистенькой в таких обстоятельствах». У вас есть выбор — или продолжать всего бояться, работать в коллективе, где все построено на системе доносов, или найти в себе смелость оставаться собой. Второе — сложнее, да и без работы можно легко оказаться. Но на этой работе вас держит только страх. Если бы страха не было, у вас могла быть совершенно другая работа. Если понаблюдать за коллективами, то в каждом коллективе можно выделить ту или иную эмоцию или основную мотивацию, характерную для коллективного бессознательного данного сообщества. В вашем случае это страх, а где-то еще встречается интерес. Например, в детских садах часто это ощущение безусловной близости. Так вот, как только человек перестает поддерживать коллективное бессознательное схожим состоянием, он обычно из коллектива удаляется. Лучше все-таки это сделать самой, чем ждать пинка от судьбы.

Эксперты удивлены

— Доносчики, стукачи, ябеды — какие-то это все не характерные для русской почвы представители фауны. Во всяком случае, такие занятия исторически считались непочтенными. А с другой стороны, вспомнить годы репрессии — кто доносы писал?

— Да, до некоторого момента так и было. Но сейчас в российских компаниях стали внедрять зарубежный опыт — внутрикорпоративные доносы. К такому выводу пришла международная компания «Грант Торнтон». Проведенные ею исследования показали, что 22% российских компаний стремятся создать условия для работы потенциальных осведомителей. В исследовании в России приняли участие 250 компаний. Выяснилось, что доносчиков чаще всего поощряют в регионах. На вопрос: «Создаются ли в вашей компании условия для работы потенциальных осведомителей?» лидирующее количество положительных ответов дали компании Нижнего Новгорода (40%). Самара и Екатеринбург поделили второе место (20%), Санкт-Петербург занял третье (18%), Пермь — (16%). Радует то, что Иркутской области, по крайне мере в первой пятерке, нет. Хотя в международном рейтинге Россия оказалась на одной из последних строчек, эксперты все же были удивлены тем, что каждая пятая компания в стране стремится создать систему внутрикорпоративных доносов. Это значит — что-то меняется в обществе.

И если в Германии, Бельгии или Швейцарии к такому поведению относятся абсолютно нормально, то в России отношение к доносчикам всегда было и есть резко негативным. Наш известный политик Алексей Митрофанов придерживается точки зрения, что в некоторых ситуациях осведомители нужны: «А как без этого? В Швейцарии, если человек выпил и сел за руль, то об этом тут же сообщат в полицию. Хозяин бара, в котором он выпивал, и сообщит. Потому что думает в первую очередь о безопасности тех, кто пьяному водителю на дороге встретится. Психология людей другая. А мы выросли в стране, где миллионы людей прошли через зону. Мы же на психологии зоны и блатных песнях воспитаны», — говорит Митрофанов. Я с ним согласна, да, безусловно, есть ситуации, когда во имя безопасности других людей делать это нужно.

Но вот что касается поощрения внутрикорпоративных доносов, то это может спровоцировать возникновение атмосферы недоверия между членами коллектива и разрушить командный дух. Что, собственно, и демонстрируют авторы сегодняшних писем. Кроме того, чаще всего «присматриваются» к работе других те, кто не уверен в качестве работы собственной и ищет, на кого можно переложить ответственность за собственные промахи.

Уважаемые читатели «Пятницы»! У вас есть возможность заказывать темы следующих бесед с психологом Татьяной Луковниковой. Ждем ваших предложений и вопросов по адресу редакции или телефону 27-28-28.

Загрузка...