Газопровод по дну Байкала?

Иркутские ученые считают, что безопаснее и дешевле гнать газ через озеро

На севере Иркутской области находится крупнейшее Ковыктинское газоконденсатное месторождение природного газа. По прогнозам специалистов, там находится 1,9 трлн куб. м газа. В настоящее время идет дискуссия вокруг маршрута газопровода от места добычи к потребителям. На официальном уровне рассматриваются два варианта: северный (вдоль ВСТО) и южный (вдоль Транссиба), а ученые из Иркутского лимнологического института по своей собственной инициативе предлагают третий путь — по дну Байкала. Они полагают, что это самый экономичный и безопасный способ транспортировки газа.

Мы помним, какие нешуточные страсти разгорались вокруг прокладки нефтяной трубы три года назад. На этот раз в центре внимания уже труба газовая. Вопрос один: как тянуть ее от Ковыкты, чтобы охватить побольше территорий, а денег на ее прокладку потратить меньше. Иркутские ученые из Лимнологического института предлагают вариант на первый взгляд фантастический, но вполне реализуемый: проложить газопровод прямо по байкальскому дну.

— Когда в 2004 году тянули кабель на Ольхон, тоже было много противников, прокладка по дну — проблема спорная, но была применена новая технология: кабель положили в трубу, — рассказывает Виктор Васильевич Минаев, замдиректора по инновационной деятельности Иркутского лимнологического института. — В связи с этим у нас возникла идея прокладки газопровода по дну Байкала. Это гораздо эффективнее, чем прокладывать его по особо охраняемым территориям вокруг озера. Плюс существенная экономия средств — порядка 80 млрд рублей за счет сокращения трассы.

По мнению ученых, прокладка по дну из Иркутской области в Бурятию позволит решить проблему газификации Бурятии, которая испытывает острый дефицит энергетических ресурсов. Сегодня общее энергопотребление на одного человека в год составляет всего лишь 6,4 тысячи кВт/ч (в Иркутской области — 22 тысячи кВт/ч.). Невозможно в таких условиях говорить о каком-то экономическом развитии. В настоящее время ТЭЦ в Бурятии работают на угле, в результате природе наносится огромный урон. Выход один: перевод ТЭЦ на газ — экологически чистое топливо. При этом сейчас в Бурятию сжиженный газ доставляется из Тюмени в вагонах и стоит огромных денег, позволить себе такую роскошь могут только состоятельные граждане.

Сегодня на уровне российского правительства рассматриваются только два официальных варианта прокладки газопровода из Ковыкты. Первый вариант — северный, совмещенный с нефтепроводом Восточная Сибирь — Тихий океан, который первоначально хотели проложить в непосредственной близости к Байкалу, но после многочисленных протестов экологов личным решением Путина маршрут ВСТО значительно сдвинулся к северу. Единственным преимуществом газопровода по северному варианту станет наличие инфраструктуры от нефтепровода. Но при этом трасса будет проходить по малонаселенной местности, там, где практически отсутствуют внутренние потребители, соответственно этот вариант не нацелен на решение социально-экономического развития регионов Восточной Сибири. Еще существенный недостаток: сложные эксплуатационные условия из-за геологических, геоморфологических и климатических характеристик. Ну и, естественно, высокая протяженность трассы, а значит, ее удорожание в разы.

Второй вариант — южный, который будет проходить по маршруту Саянск — Ангарск — Тунка — Закаменск — Джида — Кяхта — Монголия — Китай. Этот путь предполагает возможность отвода от магистрального газопровода региональных сетей и снабжение газом районов Бурятии. Но и здесь на пути строителей встают сложнейшие преграды. Во-первых, это экстремальные инженерно-геологические условия: свыше ста больших и малых рек и речек, крутые горные хребты — Восточные Саяны, Хамар-Дабан, сели, вечная мерзлота. Наконец, здесь, в этой зоне, находятся два заповедника.

Третий вариант, предлагаемый учеными Иркутского лимнологического института, должен пройти по маршруту Ковыкта — Бугульдейка — Истомино — Улан-Удэ — Чита — Сковородино. По их мнению, это самый эффективный и безопасный путь. Во-первых, это самый короткий маршрут от мест добычи до потребителей, пролегающий по густонаселенным, экономически значимым территориям. Разница в стоимости прокладки по сравнению с первым, северным вариантом составляет порядка 80 млрд рублей. Во-вторых, этот вариант позволит вовлечь в эксплуатацию крупнейшие месторождения полезных ископаемых и создать на их основе производство вне водосборного бассейна Байкала. В-третьих, газ — это не нефть. Разлив его невозможен. Газ — это экологически безопасное топливо. И сегодня в Байкале полным-полно газа. Это зафиксировали многочисленные исследования. Со дна озера вырываются восьмисотметровые фонтаны газа и мгновенно растворяются в воде. Байкал все это перерабатывает, съедают микробы, и экосистема не нарушается. Так что даже в случае протечек вреда природе не будет. Остается вопрос: как это осуществить? Сторонники прокладки газопровода по байкальскому дну подумали и об этом. Они предлагают использовать хорошо забытые и новые технологии, для которых не нужны специализированные суда и техника, с помощью которой прокладываются газопроводы по дну Балтийского и Черного морей. Ученые уверены, что на Байкале есть буксиры и баржи достаточного водоизмещения. Кроме того, трубопровод можно было бы попытаться провести в зимнее время по льду. Такой прецедент в истории уже был — в начале прошлого века, в 1905 году, по льду озера была проложена железная дорога, по которой с одного берега на другой переправили 14 тысяч железнодорожных вагонов и большое число локомотивов.

Но как быть с тем, что Байкал является самым глубоким озером в мире? Ученые отвечают, что по дну Байкала необходимо проложить всего около 50 км труб между Бугульдейкой и дельтой Селенги (Истомино). Уклон дна на всем протяжении не превышает 10 градусов, глубина — 360 м. Никаких дополнительных работ по сглаживанию дна делать не надо. К тому же современные трубы для морских газопроводов очень прочные, выдерживают огромные нагрузки. Срок их службы — 40 лет. Диаметр трубы — 1 метр 40 см. Безусловно, существуют и риски, но не настолько серьезные, как в первых двух вариантах.

— Прокладывать по суше и в воде — большая разница, — говорит Виктор Васильевич Минаев, — если тянуть по берегам — это еще больше повысит риск возникновения чрезвычайной ситуации в труднодоступном месте. Потому что обычная труба больше подвержена стихиям.

— А что с сейсмикой?

— В воде — жидкой среде — сейсмики нет. Если трубу не привязывать ко дну, то никакие землетрясения ей не страшны.

Недавно академик Михаил Грачев, директор Лимнологического института, написал письмо Владимиру Путину, в котором посетовал, что его попытки заинтересовать этим предложением власти Бурятии и Иркутской области, а также Газпром не увенчались успехом. «Возможно, я не знаю всех инженерных и политических препятствий, но огромное сокращение маршрута при необходимости подачи газа из Иркутской области в Бурятию и далее в Читинскую область очевидно. Поэтому я считаю возможным побеспокоить Вас и попросить дать указание о компетентной проверке моего предложения. Институт располагает большим объемом данных, которые могли бы обеспечить быстрое проектирование перехода», — резюмировал академик.

Ответ пришел неутешительный: «Газификация Республики Бурятии предусматривается не ранее 2020 года. В связи с чем предложение ЛИН СО РАН не может быть реализовано в ближайшей и среднесрочной перспективе». Однако ученые сдаваться не собираются, они намерены и дальше пытаться доказывать перед властью преимущества своего предложения. Тем более что в мире уже есть немало аналогов грандиозных морских газопроводов, построенных в более сложных природных условиях.

Газопроводы по дну морей

* «Голубой поток» — газопровод между Россией и Турцией, проложенный по дну Черного моря. Общая протяженность газопровода — 1213 км, морской участок от Архипо-Осиповки до терминала «Дурусу», расположенного в 60 км от Самсуна (Турция), составляет 396 км.

* Самый длинный морской газопровод Langeled проложен по донному ландшафту Норвежского моря. Его длина составляет 1,2 тысячи км, он соединяет самое большое месторождение в Европе Ormen Lange (Норвегия) и газовый терминал Easington (Англия, северо-восточное побережье). Его пропускная способность может удовлетворить 20% газового аппетита такого потребителя, как Великобритания.

* «Южный поток» — российско-итальяно-французский проект газопровода, который пройдет по дну Черного моря из Новороссийска в болгарский порт Варну. Далее две его ветви пройдут через Балканский полуостров в Италию и Австрию, хотя их точные маршруты пока не утверждены. Согласно планам, газопровод должен вступить в строй к 2015 году. Планируемая мощность «Южного потока» — 63 млрд кубометров газа в год. Оценочная стоимость проекта — 8,6 млрд евро.

* «Северный поток» — газопровод между Россией и Германией по дну Балтийского моря, соглашение о строительстве которого было подписано в начале сентября 2005 года в ходе визита российского президента Владимира Путина в Германию.

Что говорят?

* Кирилл Леви, замдиректора Института земной коры СО РАН:

— Здесь не о трубе надо думать, а о людях, которые живут на берегах. Мы бросим трубу на Бугульдейку и отрежем все южное Прибайкалье от газа навсегда, потому что ветку туда вести никто не будет, никому это не надо. Нельзя так решать задачу. Там тяжелые геоморфологические условия. Нужны дороги, чтобы тяжелая техника прошла. Я там был — там дорог нет. А при южном варианте есть дорога и все коммуникации. Поэтому здесь надо все изучить. Они говорят, что в одном метре трубопровода будет находиться 0,78 кубометра газа, но надо учитывать, что задвижка в случае разрыва закрывается не мгновенно, а потихонечку, и за это время оттуда вырвется огромное количество газа. А если разрыв, то кто его будет там, на дне, искать и чинить? Ведь «Миров» больше нет! Как там эта труба будет болтаться во время землетрясений, мне непонятно. Значит, его надо будет подвешивать как-то... Здесь все очень неоднозначно.

* Марина Рихванова, сопредседатель «Байкальской экологической волны»:

— Это авантюрное и опасное предприятие, результатов оно не даст, но нанесет вред экосистеме озера. Ведь строительство газопровода — это масштабный процесс. И ради него будет испорчено и перерыто все вокруг. Как и при эксплуатации. Эта идея может многим понравиться, и могут быть выделены деньги, но нужно понимать, что экосистема озера очень нежная, там есть газогидраты, которые нельзя трогать. По-моему, это полный бред. Байкал — это источник пресной воды, нельзя с ним экспериментировать.

ЕЛИЗАВЕТА СТАРШИНИНА start@pressa.irk.ru Фото автора, СЕРГЕЯ ИГНАТЕНКО, с сайтов Svobodanews.ru, As.baikal.tv и Image Bank

Метки:
baikalpress_id:  30 593