Акела промахнулся?

.

Волк не должен,
не может иначе!
Вот кончается время мое:
Тот, которому я предназначен,
Улыбнулся и поднял ружье.

Владимир Высоцкий

И об стакан бутылкою звеня,
Которую извлек
из книжной полки,
Он выпалил:
«Да это ж — про меня!
Про нас про всех —
какие, к черту, волки!»

 ...Ну все, теперь, конечно,
что-то будет
Уже три года в день
по пять звонков:
Меня к себе зовут большие люди
Чтоб я им пел
«Охоту на волков».

Владимир Высоцкий
«Прошла пора вступлений
и прелюдий»

Один из спорных вопросов современной политики: выбирать нам свободно и без фальсификаций губернаторов, мэров, депутатов или же пусть все они назначаются Кремлем, лично Путиным или же Медведевым после совещания с особо приближенными лицами? При решении этого вопроса важно не упустить из вида, что здесь есть форма, а что — содержание. Большинство людей не волнует, каким образом появляется начальство, но то, какого качества это начальство — это касается каждого, это каждый на своей шкуре чувствует.

Известная сказка Киплинга о Маугли повествует о старом вожаке волчьей стаи Акеле, как один раз он неудачно руководил охотой и в самый важный момент совершил немощный бросок мимо жертвы, что дало основание низам под клич «Акела промахнулся!» потребовать смены руководства. Промахнувшись, Акела утерял легитимность.

Стая и ее вожак

Мы только думаем, что все мы такие культурные, цивилизованные, образованием увенчанные. Под тонкой коркой цивилизации, не мной замечено, клокочут древние, первобытные инстинкты. Наше общество организуется в основном на тех же принципах, что и волчья стая. Стае нужен вожак. Не потому в стае есть вожак, что кому-то сильно хочется им быть, а потому, что наличие вожака помогает лучше организовывать охоту и всякий другой вид снискания пищи. Должен быть кто-то, кто ведет, расставляет, требует выполнения каждым своей маленькой задачи. Наконец, нужен кто-то, кто бросится в атаку первым, нанесет самый сильный удар, защитит ослабевших соратников. Ну и, разумеется, проследит, чтобы при дележе добычи досталось всем. А то, что он берет себе лучшую часть добычи, разве обидно стае, которая довольна удачной охотой?

Только неудачные охоты ставят под сомнение право вожака на лучшую часть добычи. Правило «сам живет и другим дает жить» самое железное, им пропитан весь наш социальный инстинкт.

Вот мы говорим о коррупции, уже языки поистерлись. А разве не все равно, сколько ОНИ берут, если и НАМ достается вдоволь? При хорошем барине и мужики сыты, не коробит их богатство барина, каким бы изначально несправедливым ни казалось происхождение богатства барина.

Как народ и партия не едины оказались

В том и суть так называемого контракта Путина с обществом. Общество согласилось на утерю разных там свобод для разных там журналюг и политиканов, надеясь, что вожак ВВП даст народу передышку от реформ и даст ему всяческий жор и всяческий гламур с прочими танцами на льду. Новый телевизор, а в нем Тина Канделаки с Ксюшей Собчак, — много ли народу надо от нефтяной добычи? И пусть Путин берет себе лучшую часть! Он же такой поджарый, такой молодцеватый, на язык острый! Для Путина тут проблемка та же, что и у коммунистов после Сталина. Народ тогда подустал от революций, войн, коллективизаций и стахановских движений, подустал работать без выходных и отпусков, почти что задарма. Новые правители выдвинули лозунг: «Задача партии всемерно удовлетворять растущие потребности советского народа».

И потребности начали расти как на грибах. Каждая старушка на излете коммунистической эпохи знала, что жили мы лучше, чем в годы ее бедной молодости. Мой отец, будучи не таким уж плохо оплачиваемым водителем, на свадьбу пошел во взятом у друга костюме, но был доволен жизнью и вступил в партию. А его родители еще раньше вовсе жили в деревне без электричества. А мне уже мало было того, что им казалось нормальным. Это Ленин заблуждался, что рабочему человеку мало нужно — отработать смену, прийти домой, почитать «Правду», выпить стопаря и спать улечься. Коммунистическая элита оказалась неспособной удовлетворить, да еще всемерно, растущие потребности. А обещала! А каждый, кто обещает людям восход солнца, понесет персональную ответственность за его неотвратимый закат.

Акела промахнулся. Мораль сей басни — не мешайте кушать.

Проблема в том, что промахнувшийся коммунистический Акела стал держаться за власть. Когда старые вожаки не могут больше исполнять исправно свои обязанности, они начинают придумывать мораль. Дескать, стариков надо уважать, тем более заслуженных, которые войну выиграли, родину надо любить, подразумевая под родиной самих себя, Акел престарелых. Народ одно время купился на этот дешевый пиар, не мешал Акелам пережевывать лучшую часть добычи, любил родину и сериал «Вечный зов». Потом ему это надоело, и он отошел в строну, когда разваливался СССР, не подпер его плечом.

Мы же помним, как Акелы выдвинули вожака помоложе, из своих, а тот начал с того, что запретил народу с растущими потребностями водку пить, да еще намекнул, что неплохо бы ускориться, типа, тщательнее работать на Акел. Какой нормальный волк не отойдет в сторону, когда на такого наивного Акелу набросится борзой молодняк? Вот и загрызли товарищей. Новая власть дала народу то, чего ему не хватало. И путешествия за границу, и возможность урвать кусок послаще, невзирая на партсобрания, и почитать Солженицына, и посмотреть порнушку. Правда, много было всяких безобразий, когда с голодухи (а старушкам разве казалось это голодухой?) стая рванула в капитализм. Многих задавили безжалостно. Но на то и революция. Любая революция безжалостна. А в том, что у нас в 1989—1993 годах произошла революция, только профессиональные историки сомневаются. Сменилась и форма власти, произошел передел собственности, государства новые образовались — чем не революция? Когда промахнувшиеся Акелы не уходят на покой, а цепляются за лучший кусок, неизбежна революция.

Путин — наше все

Итак, Путин — наш Акела, стаю с колен поднял. Благодарный народ не роптал и на беззаконие в судах, и на произвол ментов, и на взятки, и на фактическую отмену либеральных свобод.

Но что-то в последнее время опять роптать начал. Может быть, потребности народа растут быстрее, чем дряхлеющий Акела может их удовлетворить? Или надоело слушать за набивший оскомину харч, как десять лет борются с коррупцией, а она только растет? Харч побольше требуется, никакой нефтяной добычи не хватает?

Но это вопрос другой статьи, а я вернусь к нашим баранам, то есть губернаторам, мэрам, депутатам и прочим элитам. Так все-таки назначать их или выбирать? Форма тут — происхождение начальства, содержание — начальство должно хорошо руководить. Когда начальство катается на лимузинах с мигалками, давя стаю, в стае вспоминают о форме, о легитимности Акелы, выясняют, не промахнулся ли Акела? Когда милиция стреляет по своим и делит бакшиш с бандитами, вопрос о ее форме неактуален, будь она хоть полицией, хоть центуриями.

Встает вопрос о содержании. Если губернаторы ловят мышей и правильно, по справедливости, делят добычу, будет у них и харизма, и любовь всей стаи. Если губернаторы озабочены пиаром и партсобраниями в Кремле, а элита раскатывает в лимузинах и только через тонированные стекла смутно различает стаю с ее заботами, то будь они все хоть назначенными, хоть выбранными, никакой для стаи разницы.

Путин прав, когда думает, что народ выберет свободно демагогов, мошенников и уголовников. Но и народ прав, когда начинает сомневаться в способности Акел организовать стаю. Сами живут, а другим, дескать, не дают. Никакой пиар не поможет, когда вдруг (а это всегда происходит вдруг) затрещит по швам трико на коленях вставшей России. С голым задом да с дряхлым Акелой в шалаше не рай.

Может быть, вопрос не в том, что назначает властителей Путин, а в том, что не тех назначает, не так следит за ними? Новая власть, новые Акелы никакой такой демократии не установят. Вот выйдет Ходорковский с зоны, вот станет президентом, так первым делом заявит: «Чтобы народ не выбрал путинских бюрократов, я буду сам назначать хороших». Такие они, Акелы.

Ну и мы такие, как есть, и если Ходор не удовлетворит всемерно растущие наши потребности, то загрызем его или не помешаем другим сделать это. Такой вот вечный зов нашей стаи.

P. S. Если же не получится ни с назначенными, ни с выбранными, ни с Путиным, ни с Ходорковским, и вообще никак, вопрос упрется в качество стаи. И не сожрет ли ее другая стая? В лучшем случае не выгонит ли охотиться в тундру?

Владимир Симиненко

Об авторе статьи. Владимир Симиненко — генеральный директор, член совета директоров ЗАО «Группа компаний «Номер один». Шеф рекламного агентства «Номер один». Креативный директор ООО «Байкальский институт социальных исследований «Вектор». Участник самиздатского движения (альманах «Свеча», запрещенный властями в 1984 году как «идеологическая диверсия»). Автор нескольких прозаических произведений. Известен как публицист (премия «Профи» за 2004 год, приз Российской ассоциации по связям с общественностью за 2005 год). Имеет несколько публикаций в отраслевых журналах и научных сборниках.

Загрузка...