Няня не виновата?

Откуда у ребенка появились синяки на теле, так и осталось неизвестным

Родителям пятилетнего мальчика отказали в возбуждении уголовного дела против няни детского сада № 143, которая, по словам ребенка, несколько раз ударила его. Около десяти гематом были зафиксированы медиками, но кто нанес их ребенку — вопрос открытый.

Новость о том, что сотрудницу детского сада № 143 подозревают в избиении ребенка, облетела Иркутск за пару дней. Бабушка пятилетнего Димы Демидова при купании обнаружила у ребенка на теле около десяти кровоподтеков. На вопросы взволнованной Веры Алексеевны мальчик ответил: «Тише, баба! Если мама и папа узнают, то мне голову оторвут». Бабушка стала уговаривать мальчика, и он рассказал, что синяки появились после того, как к ним приходила нянечка из другой группы — «баба Надя». Со слов ребенка, он хотел взять у одногруппницы Насти ее игрушку, но девочка отказала. Когда в группу зашла бабушка Насти, нянечка Надежда Кирсанова, девочка пожаловалась на Диму. Тогда женщина схватила мальчика, выкрутила руку и утащила его в спальню. От всех этих манипуляций на бедре, в паху, руках и спине у ребенка остались синяки. По телефону бабушка сообщила эту историю родителям Димы — сыну и невестке. Попасть к медикам и зафиксировать побои удалось лишь в понедельник. В этот же день Демидовы подали заявление в милицию и сообщили о произошедшем руководителю детского сада.

Так эта история была рассказана Димой и его родственниками «Пятнице» в октябре. На днях стало известно, что в возбуждении уголовного дела Демидовым отказано в связи с отсутствием события преступления. — Папа Димы положил мне на стол заключение экспертизы и сообщил, что написал заявление в милицию, — вспоминает события тех дней заведующая дошкольным учреждением № 143 Анна Гавриловна Крайнова. — Я была шокирована известием. Надежда Ивановна работает у нас много лет, и никогда ничего подобного не было. Безусловно, мы начали внутреннее расследование.

Сейчас в саду об этой истории говорят спокойно, но в те дни, по словам сотрудников, весь персонал сильно переживал за Надежду Кирсанову — каждый был уверен, что женщина не могла нанести побои ребенку. Сама Надежда Ивановна находилась в состоянии стресса — плакала и даже хотела уволиться.

— Родители сразу пошли по инстанциям, а мы узнали самыми последними и были, конечно, в шоке, — говорит Анна Гавриловна. — Как раз на эти дни няня была поставлена в эту группу на подмену. В четверг, 7 октября, Надежда Ивановна была на медосмотре, а в пятницу, когда бабушка обнаружила синяки, воспитатель из группы не выходила, но ничего подобного не видела. К тому же экспертиза показала, что синякам уже несколько дней, а няня работала в группе с детьми только 7, 8 и 11 октября (в заключении, сделанном 11 октября, сказано, что синякам от 4 до 6 дней. — Прим. ред.).

— Я ребенка не трогала, — говорит Надежда Кирсанова, — и не понимаю, откуда вообще появилась вся эта история. Действительно, Дима и моя внучка в одной группе были, но они дружили, все было нормально. Я никогда на детей руку не поднимала! Это же дети! Я шесть лет работаю, ребятишки разные, но никогда ничего подобного не случалось.

В саду предполагают, что вся эта история — выдумка родных Димы: «Это не мальчик нафантазировал, это взрослые его научили. А уж зачем — только им известно. Может, родители решили покрыть свои грехи перед бабушкой? Во всяком случае, теперь точно ясно — детский сад здесь ни при чем. Инспектор ОДН и психолог говорили с детьми, которые якобы были свидетелями происшествия, — они ничего плохого про няню не смогли рассказать. Вы знаете, наш садик не первый, который посещал Дима. До этого он ходил в другое дошкольное заведение, и оттуда также Демидовы ушли со скандалом. Там, по словам персонала, даже до рукоприкладства дошло — папа Димы ударил воспитателя. Бабушка у Димы также женщина скандальная. Может, отсюда и все проблемы?»

«Пойдем дальше»

О том, как отреагировали на отказ в возбуждении уголовного дела против няни родители Димы Демидова, мы спросили у мамы мальчика Евгении. — Сейчас сотрудники детского сада просто себя выгораживают. Я точно знаю, что мой сын не врет, — говорит Евгения. — О том, что дело не возбудили, мы узнали 30 ноября, когда нам пришел официальный ответ из милиции. На днях я отнесла заявление в суд, в прокуратуру и написала письмо в Москву уполномоченному по правам ребенка.

Родители Димы настроены решительно: «Зачем нам оговаривать эту женщину? Допустим, мы сами избили мальчика, а это в принципе невозможно, тогда зачем нам вести его в сад и к бабушке, ведь они могут заметить синяки? У нас есть возможность оставлять его дома, и если бы мы хотели скрыть побои, то просто сами бы сидели с сыном дома. Максимальное наказание, которое допускается в нашей семье, — это поставить в угол», — говорят Демидовы. Евгения уверена, что няня имеет прямое отношение к появившимся синякам на теле мальчика: «В тот день, когда я привела сына в группу, навстречу вышла Настя с шариком и сказала: «Дима! Если ты будешь забирать мой шарик, я опять пожалуюсь бабе Наде». О чем это говорит?»

Более того, из постановления следует, что сотрудники ОДН не смогли опросить Диму. Это заявление опровергает мама мальчика: «Как не смогли, если инспектор ОДН при мне с ним разговаривала и он все подробно ей рассказал? И на беседе с психологом я присутствовала. К примеру, Диме были предложены разные цветные вагончики от паровоза, и он выбрал для этой няни черный вагон. Я сама педагог и понимаю, что все это значит. Мой сын не врет, это я точно знаю».

Кстати, Евгения пояснила, почему они перевелись в детский сад № 143: «Тогда я была в положении, а муж работает вахтовым методом. Я понимала, что когда срок станет больше, мне просто не под силу будет водить ребенка так далеко от дома. Тогда я попросила перевести нас в детский сад № 10, но там не было мест. Так мы попали в 143-й садик. А слухи о том, что мой муж ударил воспитательницу, очень сильно преувеличены — пусть это останется на совести тех людей, которые так нагло врут».

Дети внушаемы

Остается понять еще одно: если решено, что няня не била малыша, то откуда у него синяки и почему сотрудники милиции не выясняют это? С этими вопросами мы обратились к начальнику ОДН ОМ-9 ОВД по Иркутску Наталье Александровой: «Если побои нанесены родителями, то вряд ли мальчик сам расскажет это — слишком маленький возраст. Дети очень внушаемы и если мы несколько раз настойчиво спросим, он подтвердит любой вариант. Если прокуратура вернет наше постановление, то будем заниматься этим делом дальше».

Встречное заявление

Помощник воспитателя Надежда Кирсанова, как только узнала, что на нее подано заявление, также обратилась в милицию: «Я попросила привлечь к ответственности тех, кто меня оклеветал, ведь я ребенка не била!»

«Няня никого не била»

Заместитель начальника Департамента образования по Ленинскому округу Альбина Павловна Новикова: «Эта ситуация повергла нас всех в шок. Мы стараемся создать детям комфортные условия, и тут такое! Результаты проверки показали, что няня ребенка не била — сотрудники милиции отказали в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием события преступления. О том, откуда взялись синяки, мы теперь можем только гадать».

Загрузка...