Родители и дети: за что любить

«Задача нашей психики — стать самим себе и отцом, и матерью. Чтобы потом твердо стоять на ногах и не впадать в болезненную зависимость от отношений с другими людьми», — утверждает руководитель психологической студии «Пять элементов» психолог Татьяна Луковникова

Шанс подняться

— Тридцатилетний иркутянин Михаил предлагает вам, Татьяна Николаевна вот такую тему для обсуждения: почему родители так идеализируют своих детей? Не в том смысле, что в слепой любви прощают им все, а наоборот, как раз не прощают. Во всяком случае, мама Михаила никак не может придерживаться в отношениях с ним золотой середины — или сюсюканье, или претензии. Михаил — инвалид, и вот уже два года как не выходит из дома, так что понятно, что он весь на нервах.

— Сразу отмечу, что вопрос, который задал Михаил, — это вопрос очень думающего человека. Очень взрослого. Поэтому я и не буду ходить вокруг да около. Михаил, у вас есть огромное преимущество перед, так сказать, «мирскими» людьми. Вы знаете свой срок. А они — нет. У вас есть время отпустить несущественное, простить тех, кто вас обидел. Посмотрите в окно, включите телевизор, везде одно и то же — суета, гонка за иллюзиями. Судьба дала вам шанс подняться над всеми этим бессмысленными занятиями. Только не надо уходить от реальности в игроманию. Вот это точно совершенно пустая трата времени, сил и энергии. Будьте в большем контакте с миром, чувствуйте и проживайте каждый момент.

Качество жизни

Николай Дмитриевич: «Я люблю одну женщину. Когда мы стали совместно проживать, ее сын в конце концов уволился, из-за того что ему не платили зарплату, с должности кочегара котельной и с тех пор ни учиться, ни работать абсолютно не хочет. «Считает» пенсию матери. Посоветуйте, как решить эту проблему».

— Николай Дмитриевич, боюсь, что вашей женщине уже очень сложно будет снять со своей шеи сына. Слишком у них устоявшиеся отношения, и даже если она захочет что-то изменить, думаю, ее «ребенок» будет сопротивляться такому отделению — скандалить, становиться еще более проблемным. У них пуповина не перерезана. Повторюсь, сделать сейчас это очень трудно. Поэтому вы или принимаете свою женщину с сыном или... Такие отношения должны иметь свое развитие во времени.

В идеале эти отношения меняются: от полной зависимости маленького новорожденного существа до полной независимости взрослого человека от своих родителей. Помните, как часто в сказках молодой человек уходит из дома в поисках счастья? В общем, это некоторая иллюстрация того, как человек, становясь взрослым, может существовать отдельно от родителей даже в самых сложных условиях. В нашей стране действительно квартирный вопрос всех испортил, молодые люди не имеют возможности территориального отделения от родителей и довольно длительный период времени оказываются зависимыми от родителей не только в эмоциональном плане, но и в финансовом. Да, разумеется, жертвенность — родительская позиция.

Это одновременно и хорошо, и плохо. Хорошо, когда есть люди, способные отдать все без остатка ради счастья, спокойствия и благополучия другого человека. Пусть это будет сын, дочь, любимый человек или случайный прохожий, попутчик. Плохо, когда жертвенность становится догмой, порождает капризы ненасытных отпрысков. Плохо, когда люди привыкают беззастенчиво пользоваться чьей-то жертвенностью. И совсем плохо, когда эти люди — родные дети. Если в детстве ребенок привыкает получать по потребностям, то в юношеском возрасте и дальше он не считает необходимым хоть как-то ограничивать свои запросы.

Куда проще просить, требовать, ждать, что, как прежде, мама позаботится обо всем за него. Значение индивидуальной, личной ответственности трудно переоценить. Человек живет не один, но он должен полагаться прежде всего на свои силы и лишь во вторую очередь — на помощь окружающих. Если же он считает, что другие обязаны делать для него все, а сам он в ответ — ничего, то это называется жизнью за чужой счет. Попробуйте, Николай Дмитриевич, решить этот самый квартирный вопрос. Это хотя бы больше сблизит вас с женой и немного ослабит их связь с сыном. Скорее всего, ее сын никуда из вашей жизни не денется, но качество жизни улучшится.

Нарушать границы

Марина: «У меня всю жизнь, с самого детства, сколько себя помню, были проблемы с весом. Как только меня не обзывали и насмехались из-за моей полноты. Наконец я все-таки встретила парня, которому было наплевать на то, сколько я вешу, он принял меня такой, какая я есть. И от его любви я здорово похудела, потом забеременела и родила ребенка. Ко мне приехала моя мама помочь мне на первых порах, и первое, что она сказала, когда увидела меня: «Какая ты толстая, тебя теперь муж точно бросит». Я еще какое-то время терпела ее присутствие и язвительные замечания, а потом попросила уехать. Может быть, я сделала это слишком резко, но мне, если честно, стало гораздо легче, когда она уехала. Зато теперь она меня костерит на каждом шагу. И все мои родственники разделились на два лагеря, одни считают, что я нормально и правильно поступила, раз вышла замуж, то и живу теперь интересами своей семьи, а другие, и их большинство, обвиняют меня в том, что я неблагодарная дочь, что так жестоко поступила с родной матерью».

— Марина, как сказал кто-то мудрый, «если ты считаешь себя просветленным, поживи неделю с родителями». Так что ваша история достаточно банальна, и «лечится» она только сохранением определенной дистанции — территориальной, эмоциональной, психологической. А маме — уважение, заботу и, когда необходимо, внимание. В вашей ситуации никто ни прав, ни виноват. Просто самые близкие люди почему-то считают своим долгом нарушать наши границы, считая детей неразумными и глупыми. Все дело в том, что у родителей часто сохраняется слияние с детьми, то есть они считают их частью себя. Понятно, что мама за вас болеет, действительно искренне переживает за вас. Но это в любом случае не дает ей право на вмешательство в вашу жизнь.

Тренажер для отработки

Надежда: «Я сошлась с хорошим человеком, он вдовец. Живем хорошо, жаловаться не на что, но появилась такая проблема — его сын делает вид, что в жизни отца ничего не происходит. Моего мужчину очень задевает такое равнодушное отношение ко мне его родного сына, ему и дела нет до того, как устроился его отец на новом месте. Он несколько раз приглашал сына к нам в гости, тот отказывается под любым предлогом, зато очень возмутился, что мы решили сдать квартиру, в которой жил раньше мой мужчина. Но мы решили, что, поскольку он живет у меня, зачем еще одна пустая квартира? А теперь его сын предлагает отдавать половину квартплаты, которую платят жильцы, ему. Хотя он сам далеко не бедный человек, у него собственный бизнес. Но почему такое наплевательское отношение к собственному отцу, не понимаю. Отец для него все сделал, и выучил, и помогал, а он отца в грош не ставит».

— Надежда, главное, что вас любит ваш мужчина. Все остальное вторично. Не надо стараться понравиться его сыну, ведите себя так, как вам удобно. Так он вас хотя бы уважать будет. Что стоит за его игнором — об этом можно делать только предположения. Может быть, это ревность к памяти о маме, может быть, он боится ваших материальных притязаний на недвижимость, может быть, и то и другое. Но вам можно попробовать зеркалить его отношение. Он не здоровается? Вот и вы не здоровайтесь. Он смотрит сквозь вас? И вы делайте то же самое. Главное — зеркалить не только его игнор. Поэтому, как только он сделает шаг навстречу, вы должны ответить ему тем же. Вы слишком стараетесь ему понравиться. Представьте, что этот человек для вас — тренажер для отработки нового стереотипа независимого поведения. То есть такого поведения, когда вам не важна оценка окружающих. Собственно, только поэтому он в вашей жизни и есть.

Беспокойство через террор

— Мать моей подруги на полном серьезе заявляла родной дочери: за что тебя любить, если ты даже институт не окончила?

— Уверена, что у этой подруги сложности в личной жизни. Эрик Берн, американский психотерапевт, считал, что у нас в детстве закладывается сценарий — «план жизни, составленный в детстве». Сценарий выбирается ребенком на основе вариантов, предложенных родителями и, реже, обществом. На решение о выборе сценария оказывают влияние не только внешние факторы, но и воля ребенка. Даже тогда, когда разные дети воспитываются в одних и тех же условиях, они могут составить совершенно разные планы своей жизни.

В этой связи Берн приводит случай с двумя братьями, которым мать сказала: «Вы оба попадете в психушку». Впоследствии один их братьев стал хроническим психическим больным, а другой — психиатром. Согласно теории сценария, каждый из нас уже в детстве знает важные для сценария моменты. Вот так для большинства девушек подобным важным моментом сценария является количество детей, которое ей следует родить. В основе родительского программирования лежит тревога. Родителям сложно контролировать свою тревогу за будущее детей. Зато успешность детей присваивается родителями как своя успешность, и, соответственно, неуспешность — как свои промахи. Если уже взрослый ребенок не соответствует ожиданиям родителей, у них повышается тревога, все их надежды опереться на ребенка в старости растворяются, и первый, кого хочется обвинить в этом, — собственный ребенок.

Свое беспокойство родители часто выражают через террор, что мы и видим в приведенном вами случае. Часто родители опираются на иллюзию, что если ребенку указать на все его ошибки, он сможет исправиться. Реальность же заключается в том, что человеку свойственно ошибаться и исправить все ошибки просто невозможно, зато важно понимать, почему ты делаешь то или другое, что движет тобой. А гнет родительского террора создает ощущение слабости и неспособности самостоятельно стоять на ногах и принимать собственные решения. Отношения с родителями — это отношения длиною в жизнь.

Даже после смерти родителей отношения с ними влияют на детей. Наши родители — это первые люди, с которыми мы общаемся, и на первом жизненном этапе они составляют для нас весь мир. Именно поэтому все наши дальнейшие отношения с миром мы бессознательно рассматриваем через призму отношений с родителями. Одна из задач — это осознавать, где и как мы поступаем в силу своего детского неосознанного опыта общения с родителями. Мы в жизни выбираем партнера, опираясь на этот опыт, мы зачастую ищем фигуру родителя в партнере или в учителе. Но задача нашей психики — стать самим для себя и отцом, и матерью, чтобы твердо стоять на ногах и не впадать в болезненную зависимость от отношений с другими людьми.

Уважаемые читатели «Пятницы»!
У вас есть возможность заказывать темы следующих бесед
с психологом Татьяной Луковниковой. Ждем ваших предложений и вопросов по адресу редакции или телефону 27-28-28.

Метки:
baikalpress_id:  30 571