Люди без шрамов

Иркутские хирурги делают уникальные операции, после которых не остается рубцов

В представлении любого человека хирургическая операция — страшная процедура: разрез, кровь, боль, необходимость несколько дней быть прикованным к кровати, а потом всю жизнь подбирать одежду, которая скроет рубцы на теле. Но операции, которые делают иркутские врачи из Ивано-Матренинской и областной клинической больниц, совсем не похожи на обычные. После них пациенты возвращаются к обычной жизни уже через несколько часов, а на теле не остается никаких следов от разрезов.

Малыш, которому исполнился всего лишь месяц, оказался на операционном столе в июле этого года. Мальчик обильно срыгивал после кормления. Педиатры обнаружили у него сужение привратника или пилоростеноз — врожденную патологию, устранить которую можно только хирургическим путем. «Раньше при таких операциях выполнялся разрез длиной около пяти сантиметров на самом видном месте — на брюшной стенке. Когда ребенок рос, этот рубец тоже растягивался и в итоге достигал десяти-пятнадцати сантиметров», — рассказывает заведующий Центром хирургии и реанимации новорожденных Ивано-Матренинской детской клинической больницы Юрий Козлов.

Но этому младенцу повезло — он стал первым пациентом, которого доктора нашей больницы прооперировали по новой технологии, которая для России пока еще уникальна. Мы стали вторыми после американских детских хирургов, практикующих ее в госпитале штата Алабама. «На сегодняшний день в хирургии существует два перспективных направления — NOTES — операции через естественные отверстия тела и SILS — хирургия через «замочную скважину», или невидимая хирургия. В данном случае мы использовали второй вариант — один маленький разрез в пупке, через который вводятся три лапароскопических инструмента. Безусловно, работать в таком маленьком разрезе очень сложно, почти ювелирный труд, но результат того стоит. Через несколько часов после операции ребенок возвращается к обычному режиму жизни. На теле нет рубцов. Это вызывает восторг у родителей. У нас недавно был пациент с таким же диагнозом, которого мы оперировали уже по новой технологии. У его отца была та же проблема. Только у папы остался большой рубец на животе, а у ребенка нет никаких следов после хирургического вмешательства», — говорит Юрий Козлов.

Операции, которые выполняют хирурги отделения ангиографии областной клинической больницы (ОКБ), для обывателя могут показаться фантастикой. Вряд ли сразу поверишь в то, что теперь некоторые операции на сердце делают без общего наркоза, а на головном мозге — через один маленький разрез на ноге.

«Раньше для выполнения таких операций не было технологической основы — специальных катетеров, проводников, спиралей и баллонов. Это очень дорогостоящие предметы. Например, стоимость одной спирали составляет около одной тысячи американских долларов. А на одного пациента их может уйти несколько», — рассказывает заведующий отделением ангиографии ОКБ Александр Квашин.

Теперь в щадящем режиме врачи могут оперировать пациентов с аневризмой головного мозга, ишемической болезнью сердца, доброкачественными опухолями матки. «Раньше, если у больного обнаруживалась аневризма головного мозга, нейрохирургам, чтобы ее устранить, приходилось вскрывать человеку черепную коробку. Это тяжелейшее вмешательство для больного. Однако даже при нем из-за сложной локализации аневризмы врачи не всегда могли добраться до нужного места. Сейчас мы начали практиковать новую технологию — через разрез меньше одного сантиметра. Через него в бедренную артерию вводится катетер, который мы доводим до нужного места, скручиваем его в расширенном сосуде и таким образом искусственно перекрываем вход крови в это образование. В итоге кровоток идет по нормальному руслу, а пациент уже через сутки возвращается к обычному ритму жизни», — поясняет сердечно-сосудистый хирург Сергей Атаманов.

Примерно по такому же сценарию выполняется и операция при фибромиоме матки — через бедренную артерию катетер доводится до опухоли, заполняет ее, прекращая кровоснабжение, а значит, и дальнейший рост образования. В результате она отмирает и самостоятельно удаляется из организма — «рождается». При этом детородная функция у женщины сохраняется, а при обычной операции очень часто приходилось удалять матку.

Сужение сосудов в сердце, которое встречается, к примеру, при ишемической болезни, эти доктора теперь тоже могут ликвидировать по новому методу, проведя до нужного места баллон, который прокачивает сосуд, доводит его до нормальных размеров и восстанавливает кровоснабжение, как у здорового человека.

«Новые технологии позволяют нам работать на уровне европейских стандартов, где подобные операции практикуют уже давно. С помощью таких щадящих методов можно избавлять наших пациентов от многих болезней, которые очень широко распространены и в нашей стране», — говорят хирурги.

Операция до рождения

Несколько лет назад иркутские хирурги тоже показали высший пилотаж — выполнили операцию у ребенка еще до его рождения. Огромную опухоль на шее у 26-недельного плода врачи увидели во время УЗИ беременной жительницы Свирска. Раньше такой ребенок был обречен на гибель сразу после рождения. Но в данном случае беременность сохранили, а когда ребенок был полностью доношен, бригада иркутских медиков провела уникальную операцию по технологии EXIT — «вне матки, частично внутри». Во время кесарева сечения извлекли на свет лишь головку и одну ручку девочки. Затем установили в дыхательных путях трубку, чтобы она могла дышать, и опухоль не перекрыла доступ кислорода в организм. После этого ребенка извлекли полностью и положили в инкубатор для новорожденных, а через некоторое время провели еще одну операцию — удалили опухоль. Кстати, на такую сложную операцию тоже решился талантливый иркутский хирург Юрий Козлов.

Метки:
baikalpress_id:  13 960
Загрузка...