Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Три года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*Ну вот мы и вернулись. Я решила, что пусть будет лучше раньше, чем никогда, и пригласила мужа в... свадебное путешествие. В честь нашей третьей годовщины свадьбы, которая состоится, правда, только в конце ноября. Стоило мне только намекнуть про Гранд-каньон, как муж тут же взял на работе отпуск. И мы рванули! Я не знаю, откуда взялось непреодолимое желание просто вот хоть одной ногой ступить на стеклянный мост Skywalk, что находится в Гранд-каньоне. Пожалуй, я стала жертвой рекламы да рассказов знакомых американцев, со слюной у рта восклицающих, что лучше ничего в жизни и быть не может.

Разве только еще стоит над Гранд-каньоном пролететь на частном самолете... Самолеты-вертолеты я отмела сразу: сто шестьдесят долларов за полчаса делов — мне кажется уж слишком недешево. Муж очень хотел полетать над каньоном. Звал меня. Ставил мне ультиматум, что полетит на вертолете или еще на чем-нибудь (на чем я пожелаю) только при условии, если я составлю ему компанию. Я была непреклонна: на триста двадцать долларов я могу сделать что-нибудь более полезное для семьи. Вот такая я стала скучная и практичная. Лишив мужа радости полета.

*Почему-то мне казалось до того момента, когда я оказалась на Skywalk, что это — не что иное как огромный, достаточно протяженный полумост со стеклянным дном. Ну или прозрачным полом над пропастью Гранд-каньона. Как хотите — так и называйте. А оказалось... что-то вроде небольшенького такого полукруглого балкончика с прозрачной — стеклянной — полоской в центре узкого прохода. (Кто бывал в Иркутске на улице Карла Маркса и заглядывал в цветочный магазин — кофейню напротив другого флористического салона под названием «Юкка», легко может представить, о чем я пишу. Там, стоит открыть дверь, невольно замираешь в нерешительности: под ногами открывается стеклянный квадрат пола, в глубине которого видны настоящие камни... И невольно страшишься ступить на этот подсвеченный стеклянный пол. Ожидая подвоха.)

Так и здесь: народ, обутый в бахилы (чтобы не поцарапать стекло!), вцепившись в поручни и боясь даже взглянуть вниз, движется, не отрывая ног от стеклянного пола. И это те, кто решил, что высоты они не боятся (потому что те, кому не посчастливилось вырасти в горах или у кого больное сердце — сюда не ходоки по определению). Еще не шагнув на этот стеклянный пол, я знала: первое, что стану делать, — буду прыгать. Изо всех сил. Так, чтобы затряслась вся эта хренова конструкция. Надо ведь проверить ее на прочность! Мой муж, сначала также страшившийся взглянуть вниз, глядя на меня, скачущую, осмелел. Вот уже мы вместе лежим на животах (перекрыв движение всем остальным боякам, шаркающим бахилами по балкончику) и разглядываем с высоты птичьего полета дно Гранд-каньона через стеклянный (и, признаю, абсолютно прозрачный) пол.

*Хочу заметить, что добирались мы до Гранд-каньона не один день. Ночевали в мотелях. В целях экономии времени мы спали в гостиничных номерах мало и питались в ресторанах всего лишь по разу в день. (Мужу моему вообще, как выяснилось, на весь день достаточно бутылки с колой (порция какого-никакого кофеина) да какой-нибудь шоколадки. Чтобы просто не засыпать за рулем.) Так вот, муж мой был за рулем как минимум по двенадцать часов ежедневно. Я спала — он рулил. Я ела — он рулил. Я читала запоем воспоминания Андрона Кончаловского «Низкие истины» — он рулил.

И после всего этого, заплатив по шестьдесят долларов с носа за возможность прокатиться на автобусе (любому другому транспорту допуск к Skywalk закрыт, так что выбора вроде как и нет) да по полтиннику за билет — допуск (с каждого, опять же!) на этот самый балкончик со стеклянным дном... обнаружить, что, обув тебя в бахилы, тебя же лишают возможности самолично фотографировать. Никому не позволительно здесь держать в руках собственный фотоаппарат, камеру или любую другую технику. Такого удара мой супруг был вынести не в силе. Он, американец до мозга костей, все еще не привык к близкому любому русскому понятию «обдираловка». И когда нам предложили сдать наши фотокамеры в камеру хранения, мне было жалко смотреть на моего суженого.

— За каждый снимок — тридцать долларов! — весело отрапортовал нам уже на балконе толстоморденький индеец с фотоаппаратом, довольно-таки навязчиво предлагая свои услуги. Мы отказались. Оба. Не сговариваясь. Потому что любим фотографировать сами. В общем, я осталась вроде бы как без рук. В самый неподходящий для этого момент. И видя кишащий у края каньона народ, — тех, кто не отважился купить билет на Skywalk, у меня так и чесались руки сделать серию снимков про героев-идиотов (американцев это не касается). Американцы, законопослушная нация, увидев табличку, оповещающую о том, что «дальше этой черты — ни-ни!», даже и не думали приближаться к каньону.

А вот те, кто гуторил по-украински да по-русски, даже умудрялись сесть на самый край. Свесив ноги. (Я тоже не лыком шита и решила взглянуть, а как там, внизу? Как выглядит каньон, что называется, без стекла? И чудом остановилась в полушаге от пропасти. Внезапно почувствовав, как порыв ветра раздувает мою шелковую юбку, точно парашют, буквально сталкивает меня в пропасть.) Муж мой при этом с синим лицом бегал метрах в десяти (ближе подходить к обрыву, согласно указателю, не положено) от страшной прорвы и умолял меня немедленно к нему вернуться.

*По пути на Гранд-каньон муж решил завезти меня на «хувер-дамб», чтобы показать мне место, где сам бывал много лет назад. О дамбе как таковой напишу чуть позднее, а сначала поделюсь самым первым личным впечатлением. Итак, Роберт решил отклониться от намеченного плана (по плану у нас стояло добраться-таки до Skywalk и, днем позже, до национального парка под названием «Гранд-каньон») и провести необходимое для экскурсии время на дамбе Хувера.

 Пройдя кордон из военизированной охраны, чуть позже — проверку автомобиля на наличие в нем оружия, взрывчатки и животных (собак мы, слава богу, оставили дома), и заплатив за парковку семь долларов, мы битый час кружили по шестиэтажному гаражу в надежде хоть где-нибудь притулиться. Парковка была забита до отказа. Американцы страшно гордятся этим своим сооружением — дамбой (плотиной) Гувера (или — Хувера, потому что по-английски звучит не иначе как Hoover Dam). Названа дамба в честь Герберта Гувера, тридцать первого президента США, сыгравшего важную роль в ее строительстве.

Это и впрямь, наверное, уникальное гидротехническое сооружение (прошу прощения, но в плотинах я не мастак). Огромная бетонная арочно-гравитационная плотина (высотой 221 метр) и гидроэлектростанция сооружены в нижнем течении реки Колорадо, в Черном каньоне, на границе штатов Аризона и Невада. В 1981-м плотина была включена в Национальный регистр исторических мест США. И это одна из самых главных достопримечательностей Лас-Вегаса (а что еще можно полезного увидеть в этом городе вечных и ярких внешне, нескончаемых, но абсолютно пустых по содержанию, развлечений?). Впрочем, не было бы этой плотины-электростанции, не было бы и Лас-Вегаса. Не сумел бы стать город в пустыне тем, чем он является теперь, без воды и без той электроэнергии, которую Лас-Вегас пожирает круглосуточно только благодаря дамбе Хувера.

Загрузка...