Энергетика — это навсегда

У ветерана Иркутскэнергосбыта Клавдии Ильиничны Лысановой никогда не было желания поменять работу

Главнейшей задачей для энергетиков является не только производство энергии, но и реализация ее. 55 лет назад фирма «Энергосбыт» РЭУ «Иркутскэнерго» начиналась с нескольких человек. Это им предстояло разработать правила потребления энергии, наладить ее учет и контроль рационального потребления. До 1998 года фирма выполняла еще и функции Энергонадзора, без подписи начальников участков фирмы не вводился в эксплуатацию ни один объект в области. Тогда очень тщательно проверялось качество монтажа энергоустановок. Благодаря требовательности сотрудников Энергонадзора, их высокой личной ответственности удалось добиться надежности электроснабжения жилого сектора и многочисленных промышленных предприятий Иркутской области. Первые работники Иркутскэнергосбыта — это ветераны войны, труженики тыла. Сейчас их осталось всего пятнадцать: пять участников военных сражений Второй мировой и десять тыловиков. Об одной из них — наш очерк.

Приехала в город за лучшей жизнью

— В 1952 году я девчонкой пришла работать в иркутский Энергокомбинат (ставший впоследствии Энергосбытом), а ушла на пенсию в 98-м, — рассказывает Клавдия Ильинична Лысанова. — Сколько за это время воды утекло... С Энергосбытом у меня связана вся жизнь, я там многому научилась. Каждый день я шла туда, как к себе домой, наверное, поэтому у меня никогда не было желания поменять работу.

Семья Клавдии Ильиничны жила в деревне Вершина Нукутского района. В послевоенном 46-м старший брат Клавдии переехал жить в Иркутск. Чуть позже, после окончания школы, за братом приехала и Клава.

— А что было делать? Приехала в город за лучшей жизнью. В деревне учиться негде, а в Иркутске я окончила курсы бухгалтеров, после которых, в 52-м, устроилась в Энергосбыт техником по расчетам с промышленными потребителями. Первое время жила в семье брата, потом с девчонками снимала отдельную квартиру.

Долгожданный День Победы

Детство Клавдии Ильиничны пришлось на тяжелые военные годы. В 41-м в армию забрали отца, в 42-м призвали старшего 17-летнего брата, а 16-летнюю сестру — на лесозаготовки. Дома оставались мать с двумя детьми да бабушка — мать отца.

 В войну государству сдавали все: картофель, молоко, масло, яйца, мясо, шкуры. Выживали за счет овощей, посаженных в огороде. Муку делали сами: зерно дома перемалывали на жерновах, в полученную муку добавляли картошку и стряпали лепешки. Иногда в колхозе выдавали овес и сою, из которых варили каши. Овес застревал в зубах, а от плохо обработанной сои болели полупустые желудки. Что такое мыло, даже и не знали, одежду стирали золой в жарко натопленной бане.

В войну тяжело пришлось не только людям, но и домашним животным. Ни сена, ни овса, ни комбикорма. Сколько колхозного и домашнего скота погибло от голода! В семье Клавы корова настолько отощала, что не могла встать на ноги, приходилось ее поднимать на веревках. Для прокорма скота ходили в лес за березовыми вениками, их вязали в пучки и заготавливали на зиму. Корова выжила только благодаря березовым листьям.

В деревне ребятишкам многое приходилось делать наравне со взрослыми. Летом гребли с учителями сено, складывали в копны, копали картошку, жали серпом пшеницу, а потом вязали «бабочкой» снопы. На колхозных полях собирали колоски, оставшиеся после сбора урожая, которые тоже сдавали государству.

— Мы все готовы были перетерпеть, лишь бы скорее закончилась война. Мы так ждали с фронта вестей от отца и брата, — вспоминает Клавдия Ильинична. — У нас все в семье были верующими, хоть и нельзя тогда было. Закрывали дом и потихоньку молились. Больше всех наша бабушка. Она молилась за всех и плакала, да так не дождалась ни сына, ни внука — во время войны тяжело заболела и умерла.

Когда по тарелкам-радио, которые висели в деревне на столбах, объявили об окончании войны, что стало в деревне твориться! Все столпились у столбов, ловили каждое слово диктора, целовали друг друга, обнимали, плакали и тут же смеялись.

После победы начались долгие дни ожидания фронтовиков. На фронт уходили мужчины из ста дворов, а назад вернулось только пять человек. Среди них отец Клавдии и ее родной брат. Видимо, вымолила для них бабушка жизнь. Отец, который вернулся осенью 45-го, потом рассказывал, что был в самом пекле — в Сталинградской битве. Рядом с ним рвались снаряды, от осколков и пуль на его глазах гибли люди, а у него за всю войну, словно у заговоренного, ни одной царапины! Брату повезло меньше — четыре ранения. 15 августа 1945-го от него пришла открытка: «Шлю я вам свой горячий чистосердечный привет из Германии. Я вам высылаю свою открытку и прошу ее застеклить в рамочку и сохранить до моего приезда. Это фотокарточка одного места города Франкфурта». Брат воевал на Белорусском фронте и домой пришел только в 1946 году. Клавдия Ильинична до сих пор бережно хранит пожелтевшую открытку как память о тех годах, время от времени ее перечитывает, хотя и знает каждое написанное слово наизусть.

46 лет на одном дыхании

— В Энергосбыте все было интересно: и расчеты вести, и в банки платежки разносить. На работу всегда с радостью и удовольствием шла. Работалось легко, я всегда к запланированным срокам успевала расчеты по потребителям сдать. Это сейчас у всех компьютеры на столах, а тогда были только счеты. А как здорово отмечали День энергетика! Обязательно для всех сотрудников организовывали праздник, проводили концертную программу.

Можно без преувеличения сказать, что с Энергосбытом прошла вся жизнь. За это время Клавдия Ильинична вышла замуж, родила двух детей. И ни разу за сорок шесть лет не возникало желания сменить работу. Да и зачем менять: в Энергосбыте своих сотрудников отправляли на курсы повышения квалификации, всегда поощряли, давали квартиры, путевки в санатории. Правда, Клавдия Ильинична ни разу не воспользовалась льготами...

— Не привыкла я отпуск на пляже проводить. Летом уезжала в родную деревню помогать по хозяйству, да и с детьми надо было заниматься. Как-то не до путевок было. К тому же мы с мужем потом купили дачу за Пивоварихой. Там и отдыхали, и хозяйством занимались, и посадками. Сейчас стало тяжело туда ездить, теперь участком дочь занимается.

Романтика колхозной жизни

Раньше было принято отправлять на уборку урожая в колхозы школьников, студентов. На день-два, а когда и на неделю уезжали в колхоз целыми организациями. Так было и в Энергосбыте: как осень — всех на поля. Один раз автобусы не забрали вечером сотрудников из Урика, пришлось заночевать в сене.

— За работу в колхозе нам ничего не платили, но в то время это воспринималось как должное — надо помогать государству, нельзя было допускать, чтобы урожай пропал. Я-то привычная к такой работе, но надо сказать, все работали с удовольствием. Никто не отлынивал. И все это с шутками, прибаутками — так весело было! Вечером сварим еду в котелке и сидим у костра, песни поем. Помню, отвезла годовалую дочку в деревню к маме, а сама на пять дней в колхоз. Мне потом говорили: «Ты-то зачем поехала? У тебя же ребенок маленький». А у меня и в мыслях не было, что должно быть по-другому — надо значит надо.

Работали на совесть, а не за награды

Официальным наградам, грамотам, а таких у ветерана энергосистемы немало, никогда не придавала большого значения, даже немного стеснялась. Считала, что она простой, рядовой сотрудник. Аккуратной стопкой лежат медали на книжной полке в небольших коробочках: «Ветеран труда», «Отличник энергосистемы», «Ветеран Иркутскэнерго», «50 лет Победы», «60 лет Победы» и последняя, полученная в этом году, — «65 лет Победы». А ведь за все сорок шесть лет — качественная работа, которую она никогда не задерживала по срокам; ни одного конфликта с сотрудниками и потребителями, ко всем Клавдия Ильинична находила подход. Если были непонятные моменты в расчетах — всегда терпеливо объясняла. Ведь именно от рядовых сотрудников — операторов, контролеров, инспекторов, технологов — зависит объем собранных платежей.

День расписан по часам

У Клавдии Ильиничны большая семья: двое детей, двое внуков и одна внучка, двое правнуков — мальчик и девочка, и оба второклассники. К сожалению, четыре года назад не стало любимого мужа... Каждый день у нее расписан по часам. В шесть утра подъем, завтрак, потом нужно позвонить детям, посмотреть любимые утренние телепередачи, сходить на рынок, навестить брата-фронтовика, встретить правнуков из школы, почитать свежие газеты. «Думала — выйду на пенсию и отдохну, а получилось, что у меня и сейчас времени нет. За день надо все успеть: правнуков из школы встретить, летом грядки в огороде прополоть. В общем, забот и на пенсии хватает. Конечно, скучаю по работе. Если бы здоровье позволяло, то я бы и дальше работала.

Загрузка...