Замужем в Америке

«Пятница» продолжает публикацию дневниковых записей иркутянки, уехавшей в США

Иркутская журналистка Марина Лыкова знакома давним читателям «Пятницы» — она не раз публиковалась в нашем еженедельнике. Два года назад она вышла замуж за американца после знакомства по Интернету на одном из брачных сайтов и пяти (!) лет общения. Марина продолжает рассказывать читателям «Пятницы» любопытные вещи о жизни в США и о своем замужестве с американцем.

*Дарси замужем. У нее четверо сыновей, само собой разумеется, муж (рыжебородый здоровяк и добряк Майкл, работающий рентгенологом в местной поликлинике), три кота и здоровенный, рыжий же, лабрадор. Которого Дарси смело называет сынком. Пятым. У Майкла и Дарси огромный трехэтажный дом с окнами размером в стену. И все-то в их новом доме, выстроенном по личным пожеланиям Дарси, какое-то очень уж европейское.

Не так все, как принято у американцев. И мебель европейская, и краски дома светлые, нетипичные для среднего американца. И с финансами Дарси и ее муж поступают совсем не так, как принято тут, в Америке. Взять хотя бы то, что живут они только на то, что уже заработано. Никаких кредитов. Никаких долгов. Принципиально. Кроме дома, деньги на постройку которого заняли супруги у банка. Но деньги эти не такие уж и большие, если учесть, что домину отгрохали далеко за городской чертой. В горах. Среди полей и пастбищ... Дарси даже какое-то время обучала сыновей грамоте тут же, дома. Никакой школы было не надо. Пока это ей не надоело...

Дарси не работает и никогда не работала. Но всегда была уверена, что жить в долг (так, как живут ее шестидесятипятилетние родители), не есть хорошо. Вспоминает, что когда они только-только с Майклом поженились, он изъявил желание приобрести новенький «трак» (грузовичок по-американски). И Дарси костьми легла тогда, объясняя, что если появится в их семье «трак», то ей непременно надо будет выйти на работу. И тогда не будет у мужа милых семейных ежедневных завтраков, горячих ужинов при свечах, вкуснейших обедов... И семьи тогда такой, как видится Дарси, у них тоже не будет. Дарси не работает. Но деньгами распоряжается единолично. Всем, что заработано мужем. (Что в общем-то для Америки, как мне кажется, совсем не типично.) Распоряжается она так: десять процентов от всех пришедших в семью денег немедленно уходят в банк, на так называемые дальносрочные нужды. Неважно, что это может быть: болезнь, пожар, смерть кого-то из близких. В общем, для Дарси важно знать, что, тьфу-тьфу-тьфу, случись что, у них всегда есть какие-то сбережения. На черный день.

Другие десять процентов также немедленно уходят в банк, на другой уже счет. На так называемые краткосрочные наслаждения. И, как правило, супруги уже заранее знают, на что конкретно пойдут эти деньги. Ну, например, старшему сыну уже шестнадцать исполнилось, ему уже нужна собственная машина. Вот на нее и копят... (Кстати, тот «трак» у молодоженов Дарси и Майкла все-таки появился. Со временем. Когда они на него накопили-таки, прошло без малого пять лет. «Зато, Марина, ты даже не представляешь себе, как мы были счастливы тогда от одного осознания того, что это мы сами заработали и это нам принадлежит по праву. Что мы не заняли это у банка под проценты. Как все, не задумываясь, делают!»)

— Хорошо, — загибаю я пальцы. — Двадцать процентов от ста мы уже «распределили». А как же остальные восемьдесят?

— А остальные расходятся так: десять процентов ровно (и всегда!) с каждой зарплаты мужа я отдаю церкви. Другие десять же процентов идут на оплату моего колледжа. Я же пятнадцать лет назад училась на биолога, а потом из-за детей бросила. Мне осталось всего два класса отучиться. Глупо же — так долго учиться и не закончить. Хотя точно знаю, что работать никогда не буду. Нравится мне вольная жизнь, — смеется моя белозубая собеседница.

— Итак, уже сорок, — подытоживаю я опять.

— Еще сорок процентов уходит на еду, на одежду, на оплату дома, на содержание наших машин... Сколько выходит? Да, восемьдесят. Другие двадцать процентов — это на будущее детей. Ты же знаешь, что такое миссионерство? Так вот, когда наш старший сын пойдет «на миссию», мы, его родители, должны будем его там содержать. То есть правило таково: на протяжении двух лет мы обязаны перечислять церкви по четыреста долларов ежемесячно. За каждого нашего ребенка-миссионера. И при этом мы никогда не знаем, в какую часть планеты его отправят: может быть, в Европу, где на жизнь у нашего сына легко будет вылетать тысяча долларов ежемесячно, а быть может, в африканскую глубинку, где и тридцати долларов в месяц более чем достаточно, чтобы чувствовать себя богатым, сытым и счастливым...

— Хорошо, Дарси, поняла я про миссионерство. (У мормонов все дети, сыновья же в особенности, должны пройти через это. На два года они покидают отчий дом, чтобы «ловить человеков»...) А как же насчет того, чтобы копить деньги детям на колледж? Ведь им же учиться надо будет скоро?

— А вот на это у нас, Марина, денег нет, — смеется белозубая красавица. Но работать я все равно не пойду. Пусть сами себе зарабатывают.

*Удалось «допросить» другое нетипичное американское семейство. Она — американка, двое детей. Он — русский. Парень из села. Тридцати лет от роду. Живет он в США уже восемь лет и всякого, чувствуется, хлебнул. (Если бы, говорит, были бы у него на момент его самых первых шагов на американской земле простая экономическая грамотность и знание элементарных американских законов, то многих проблем паря избежал бы. И в том числе финансовых.)

Юрий признается, что несколько лет живя уже здесь, в Америке, бегал от кредиторов. А сложилось-то все по глупому: снял на пару с другом-американцем жилье. Тот еще друзей жить вместе назвал. И как-то выяснилось, что за квартиру-то только Юрка, работающий в те далекие времена официантом, платит... Парню такой расклад не понравился, он вещи собрал да и съехал от американских нахлебников подальше. А потом получил по почте извещение судебное, в котором ему по доброму предлагали выплатить шесть с лишним тысяч долларов... за дыру в стене, за грязное ковровое покрытие, за свернутую дверную ручку в той самой квартире, из которой он съехал год назад.

Много чего было, что изрядно потрепало нервы (знал бы законы, и жизнь, глядишь, сложилась бы иначе). Давно это было. Но теперь Юрий знает, что такие вот «должки» можно здесь, в Америке, и не выплачивать. Потому что они сами собой списываются из кредитной истории... со временем. Помотавшись из штата в штат почти три года, парень женился по большой любви на красавице учительнице. Сын родился. Жена не работала. И жили они как-то на восемьсот долларов в месяц. Жилье снимали. (Благо ни за первые, ни за вторые роды ничего госпиталю платить не пришлось, потому что «рожали» они по программе поддержки для малоимущих. И несколько лет «питались по талонам», получая набор бесплатных продуктов питания в супермаркетах.)

Сейчас Юркиному сыну уже пять, лапочке-дочке почти два года. Жена наконец-то вышла на работу в школу, да и сам Юрий уже супервайзер (уже начальник, хоть и небольшой) на местном заводе по производству замороженной еды. Так как же их финансовые дела обстоят сегодня? — А никак! Ничего хорошего! Еле сводим концы с концами! Если бы не родители моей жены, которые здорово нам помогают, даже и не знаю, как бы мы жили. Но то, Марина, что родители здесь, в Америке, помогают своим взрослым детям, — вообще нетипично. Тут ведь как? Исполнилось тебе шестнадцать? Научился водить машину? Вот и рули из дома куда глаза глядят!.. — улыбается совсем уже американизированной улыбкой мой русский по рождению собеседник.

— Вот в прошлом году мы дом купили за сто восемьдесят тысяч долларов. В смысле, взяли в банке кредит на дом, и теперь выплачиваем за него по 840 долларов ежемесячно. А еще ведь мы оба — я и жена — только-только университетское образование получили. На обучение тоже брали займы в банке. Так что нам за учебу обоим еще десять лет платить. К тому же я три года назад ошибку большую сделал: купил машину за 28 000 долларов. Крутая была тачка! Банку платил за авто по пятьсот баксов ежемесячно. Так бы и платил по сей день и еще много лет вперед, если бы машину эту не продал, наконец. Так «удачно» продал, что еще и банку из своего кармана в ущерб себе тысячу долларов заплатил, погашая тот самый кредит... — продолжает мой собседеник. (Теперь Юрка ездит на старой колымаге, зато банку за машину свою уже почти ничего не должен.)

На работе у Юрия все отлично: он знает, что его никогда не сократят лишь по той простой причине, что работает он на заводе по производству полуфабрикатов. А народ хочет кушать всегда. Даже если на дворе бушуют экономические кризисы. Вот у жены дела обстоят не так радужно: она каждый день идет на работу в страхе, что именно сегодня ее сократят, как самую юную в коллективе. (В одной только Калифорнии, как известно, сократили уже тринадцать тысяч учителей! Школы закрываются. Америка урезает финансирование образования. А потом мы получаем армию неграмотных, и прежде всего экономически, американцев, которые, вооружившись кредитной карточкой, скупают все на своем пути).

Юра признался, что в его семье участились скандалы. Которые он сам и инициирует. Дело в том, что его жена (которая, кстати, на пять лет старше) никак не может прекратить покупать гамбургеры и вообще все то, что называется фаст-фудом. «Дешево же!» — говорит она мне, — оправдывается Юрий. — Да, она на всей этой кока-коле выросла, и она не понимает, что такое «лапу сосать», и даже представить себе не может, как люди русские при советской власти или при перестройке жили. Но я все ей пытаюсь объяснить: «Пять долларов тут, три доллара там, — и набегает целое состояние!» Уж больно много тратит жена на ненужную и вредную еду, ленясь готовить дома. И на одежду детям, на игрушки, в которые они не играют. Да нам еще с того самого времени, как только сын родился, надо было начать откладывать уже на его образование. Ему уже пять, а мы еще ни копейки на обучение детей не скопили. Живем, как типичные американцы, у которых деньги сквозь пальцы как вода утекают...» — кипятится мой собеседник.

(Вот он, конфликт культур. Будь он не русским, а американцем, и вопросов об экономии не возникло бы. Надо мне будет поинтересоваться у собственного мужа, не мало ли я трачу? А то мы, русские, все такие бережливые. Не в пример американцам. Вот только воду в душе льем, не задумываясь...)

Метки:
baikalpress_id:  46 912