Война водителей против пешеходов

О том, почему это происходит на наших дорогах, рассуждают эксперты «Пятницы»: заместитель начальника по учебной части РОСТО (ДОСААФ) Владимир Кожухов, заместитель начальника ГИБДД УВД Иркутска Илья Подвойный, президент региональной автодорожной ассоциации Виктор Григоров и юрист Степан Бобров

Почти каждый день приносит трагические новости о сбитых автомобилями насмерть или травмированных людях. Общественность возмущается, почему в Иркутске на дорогах творится настоящий беспредел. Пешеходы гибнут уже не только на переходах, но даже на тротуарах и остановках общественного транспорта. Обозреватель «Пятницы» разбиралась в причинах этого явления.

Хамство — это модно

Увеличению числа ДТП с трагическим исходом способствуют многие факторы: это, безусловно, езда в нетрезвом виде; слабая подготовка водителей в автошколах, коих у нас развелось немало; коррупция со стороны сотрудников ГАИ; либеральное законодательство в отношении нарушителей дорожного движения и, наконец, особый менталитет местных жителей. С последнего пункта и начнем.

Наверное, многих проблем можно было бы избежать, если бы все водители были взаимно вежливы, пропускали пешеходов и соблюдали правила. Но у нас в Иркутске культура поведения на дороге почему-то никак не приживается. Хорошим тоном считается хамский стиль вождения и полнейшее игнорирование правил. Это отмечают все эксперты.

— По регионам отличия огромные, — отмечает Владимир Геннадьевич Кожухов, заместитель начальника по учебной части РОСТО (ДОСААФ), одной из старейших в городе автошкол. — К примеру, Краснодарский край. Там только пешеход ступил на зебру, водители сразу тормозят. Они приучены. У нас же пешеход десять раз должен посмотреть по сторонам. Война идет. Все друг против друга.

— Почему?

— Раньше я думал, что у них теплее, поэтому и люди добрее. Но потом побывал во Владивостоке, там климат тоже довольно суровый, но такого хамства на дорогах нет.

Причем автомобильное хамство вовлекает в свою орбиту всех участников движения: водителей со стажем и новичков, гламурных барышень и суровых владельцев джипов. Обматерить, показать средний палец, подрезать, не пропустить — это в порядке вещей. Трудно в этой атмосфере остаться нормальным человеком.

Владимир Кожухов привел в пример ученика автошколы, который отлично знал теорию, но когда сел за руль учебной машины, первым делом не пропустил пешехода на переходе.

— Почему? Да потому что они ежедневно видят, как это происходит: как едут экстренные службы без мигалок, нарушая правила на пешеходке. Ученики сами в качестве пешеходов сталкивались с тем, что их никто не пропускает, а тут они переходят в класс водителей и перенимают правила игры.

Другой эксперт — Илья Подвойный, заместитель начальника ГИБДД УВД Иркутска, также считает, что основной причиной аварийности у нас является низкая культура участников движения.

— Это выражается в сознательном пренебрежении правилами дорожного движения со стороны пешеходов, так и водителей. Причем в основном правила нарушают молодые водители, что говорит об отсутствии у них навыков вождения.

Президент региональной автодорожной ассоциации Виктор Григоров уверен, что корни этого явления находятся гораздо глубже. — Это результат правового нигилизма в обществе. И человек, который видит законодательный беспредел, естественно, реагирует на это полным игнорированием законов — даже разумных и нормальных. Это такая форма социального протеста.

Дороги и машины

Дорожно-транспортные происшествия, конечно, связаны с огромным количеством автотранспорта в Иркутске. По словам Ильи Подвойного, сегодня в городе зарегистрировано 180 тысяч единиц транспортных средств. Многовато на 700 тысяч населения!

— Улично-дорожная сеть не соответствует такому количеству автомобилей, — утверждает Илья Яковлевич. — Понятно, людям не запретишь приобретать автомобили, поэтому надо думать о реконструкции дорожной сети, проектировать крупные развязки.

Признаемся честно: наша городская дорожная сеть осталась на уровне 70-х годов прошлого века. Как проложили магистрали, так до сих пор и ездим. Между тем город за эти годы очень сильно изменился. Возьмем центральные улицы: раньше они справлялись с потоком машин — не было такого огромного количества магазинов и увеселительных заведений. Сейчас на каждом шагу натыкаешься на очередной торговый или бизнес-центр, соответственно, увеличилась нагрузка на прилегающие улицы. Машинам надо где-то парковаться, и они внаглую заезжают на тротуары. Более того, при строительстве торговых центров застройщики пытались отхватить побольше земли вокруг, в результате здания стоят буквально впритык к дороге. Все это создает дополнительную опасность — людям просто некуда увернуться в случае, если машину вынесет на тротуар.

— Мы еще давно говорили, что не надо в центре строить бизнес-центры, — возмущается Виктор Григоров, — потому что улицы не выдерживают.

— А вам не кажется, что и госучреждений в центре многовато?

— Безусловно. Взять хотя бы батальон ГАИ на улице Тимирязева. Когда туда приезжает множество машин, они практически блокируют движение. Возникает транспортный коллапс. Почему бы некоторые органы действительно не вывести за пределы центра?!

Кстати, однажды в Иркутске проездом побывал известный столичный дизайнер и блогер Артемий Лебедев. Вот что он написал в своем дневнике: «Иркутск оказался городом с самыми плохими дорогами и самой ужасной схемой движения. С одной стороны власти решили переделать весь асфальт в городе за один присест (в честь какого-то важного события, не помню уже какого). С другой стороны, тут совершенно безобразно развешены знаки. Иногда движение вдруг становилось левосторонним. А иногда я обнаруживал, что еду по односторонней улице навстречу движению, притом что «кирпича» перед въездом на такой участок не вешают».

Прошло два года с тех времен, а словно только сегодня написано. Дороги по большей части так и остались плохими, а схема движения — ужасной. И все это естественным образом влияет на аварийность.

— Нарушения видишь через каждые 300 метров, — комментирует Виктор Григоров, — или в ремонте и содержании дороги, или в неисполнении ГОСТов по размещению знаков, ограждений и т. д. Непонятно, почему на это не реагируют надзирающие органы. Ничего не делается для разумного распределения транспортных потоков. Простой пример: почему-то именно в час пик в 9 часов утра на старом Ангарском мосту начинают вкручивать лампочки. Зачем? Ведь в это время максимальные транспортные потоки идут!

По свидетельству Григорова, даже светофоры в Иркутске не отрегулированы как положено.

— Чтобы посчитать, какое время должна гореть каждая секция, необходимо точно рассчитать транспортный поток. У нас считать поручают студентам, а они считают от фонаря. В результате возникают пробки. Автомобилисты пытаются проскочить на красный свет, в итоге гибнут люди.

Как учат?

А может, причина в том, что плохо у нас учат крутить баранку? В советские годы была одна школа, а сейчас их десятки и сотни. Обучение вождению — это бизнес, и кто даст гарантию, что в погоне за количеством не теряется качество.

— Подготовить человека, чтобы он ездил без проблем, — это одно, а подготовить человека, чтобы он сдал на права, — это совсем другая задача, — объясняет Владимир Кожухов, замначальника по учебной части РОСТО. — Все автошколы пытаются за два месяца заточить человека, его восприятие, на мышечную память, чтобы он сдал экзамен в ГАИ. Вся подготовка сводится к экзамену. Но в одном регионе провели эксперимент: взяли всех людей, которые сдали в ГАИ экзамен с первого раза и без единой ошибки. И затем им предложили те же экзамены сдать устно. И из всех с устным экзаменом справились всего лишь 5 процентов... Потому что человек заточен на картинку. Он анализировать ситуацию не может.

— Как с ЕГЭ?

— Видимо.

Заместитель начальника ГАИ Илья Подвойный тоже считает, что в автошколах дают мало практики.

— Для меня это загадка. Возможно, люди привыкают к билетам, а с практикой плохо. Практике нужно больше уделять времени. Я считаю, что обучать вождению лучше в государственных учреждениях. Был однажды у нас случай, когда одну частную школу лишили лицензии после страшного ДТП. В учебной машине за рулем ехала девушка, во время движения инструктор отвлекся — девушка выехала на полосу встречного движения и погибла.

Купить права легко

Очень часто приходится слышать от обывателей, что половина водителей ездит с купленными правами или вовсе без оных. Неужели водительские права можно купить?

Несмотря на то что Илья Подвойный сказал мне, что купленных прав не бывает, лично я знаю пару людей, которые эти самые права купили и нисколько при этом не стесняются.

— Сегодня купить права выгоднее, чем учиться, — признает Владимир Кожухов. — В нашей новой программе увеличилось количество часов практического вождения, соответственно увеличилась стоимость курсов. Чтобы сдать на категорию B, человеку нужно затратить 20 тысяч. А чтобы научиться водить автобус, нужно заплатить больше 100. Купить права гораздо дешевле, можно и через Интернет. Заказываешь, и курьер приносит тебе готовые корочки.

Кстати, в Интернете можно найти сотни предложений по покупке прав. На одном из сайтов красочно описаны преимущества этого метода: «Получение водительских прав всегда было связано с большими проблемами. Изнурительные походы на экзамены, плата за автошколу, взятки экзаменаторам — далеко не полный список проблем, с которыми сталкиваются желающие сесть за руль. Для того чтобы помочь вам избежать подобных проблем, мы создали данный сервис, на котором вы можете без проблем заказать водительское удостоверение. Мы умеем сотрудничать на взаимовыгодных условиях со многими сотрудниками соответствующих учреждений. Заказанное у нас водительское удостоверение изготавливается непосредственно в ГИБДД и официально проводится в его базе. Все абсолютно официально, поэтому в дальнейшем у вас не будет никаких проблем».

В качестве бонуса на сайте выложен видеоролик, в котором демонстрируются достоинства документов: их можно даже поливать водой, и они не пострадают. Посмотришь на это безобразие и вообще по улицам ходить не захочешь. Продавцы прав думают только об извлечении прибыли, а до потенциальных жертв, которые погибнут под колесами обладателей липовых документов, никому дела нет.

Законное беззаконие

Еще один всех волнующий вопрос: почему у нас такое мягкое законодательство? Почему в отношении лихачей, под колесами которых гибнут и травмируются люди, суды проявляют необъяснимую снисходительность: условные наказания, отсрочки, небольшие штрафы? — Гуманизация уголовного наказания вышла боком, — утверждает Виктор Григоров, — властям выгодно иметь законы, позволяющие их трактовать по-разному, в зависимости от того, кто является нарушителем.

Таких примеров избирательного правосудия по стране великое множество. Если влиятельный чиновник, или бизнесмен, или их дети раздавили человека на зебре — будьте уверены, что в результате расследования выяснится, что тот, кого задавили, сам виноват. Чиновники найдут способ выкрутиться. По мнению Ильи Подвойного, надо возвращаться к практике советского времени, когда нарушителей привлекали к уголовной ответственности, а не к административной, как сегодня. И кстати, в странах Евросоюза и США нарушители правил караются очень сурово: их лишают прав, назначают штрафы в тысячи евро, поэтому и на дорогах намного спокойнее.

Что можно сделать, но не делается

Казалось бы, если все так плохо, то почему не попытаться сделать хотя бы то немногое, что позволит оздоровить ситуацию. Первое предложение лежит на поверхности — видеосъемка. Вспомним, только благодаря видеокамере удалось установить правду в деле Анны Шавенковой. Если бы ее не было, наверное, дело приняло бы совсем другой оборот. Так почему бы не установить видеокамеры на всех напряженных участках дороги, перекрестках, пешеходных переходах? Веб-камера стоит всего 300 рублей — это совсем небольшие затраты, несопоставимые с ценой жизни и здоровья человека. С помощью этих камер можно легко выявить нарушителей, штрафовать их, а там, глядишь, и у всех остальных отпадет охота проезжать на красный свет и давить людей на зебре.

— Мы только за, — говорит Илья Подвойный, — но все упирается в финансирование. Есть федеральная программа по установке камер на светофорах в постоянном режиме, чтобы они могли выявить нарушителей в потоке. Планируется их установить и на новом Ангарском мосту. Конечно, это нужно сделать, ведь на каждый перекресток мы инспектора не можем поставить. И вообще, мы живем в XXI веке, и пора отойти от общения водителя и инспектора. Инспектор должен быть на посту, заниматься регулированием, оказывать помощь, а все нарушения должна фиксировать видеокамера.

Виктор Григоров, президент автодорожной ассоциации, также за повсеместную установку камер, по его мнению, оборудование видеокамерами проезжей части тормозится сознательно, потому что власть имущие понимают, что это обернется против них. Значит, нельзя будет беспрепятственно превышать скорость и ехать по встречной полосе. Все это будет фиксироваться на камеру и станет способом доказательства вины. Естественно, им не хочется лишаться права иметь привилегии на дороге.

Кроме камер можно также активнее задействовать на опасных участках дороги живых регулировщиков. Тут недавно ремонтировали дорогу на улице Дзержинского, светофоры были отключены, и движением руководили инспекторы. И так у них это здорово получалось. И водители, и пешеходы вели себя идеально. Так почему же у нас инспекторов в обычный день на дороге не увидишь? Тяжело? Не нравится? Тогда предлагаю завезти из КНДР регулировщиц-девушек. Получится недорого и эффективно.

Закон не суров

Почему российские суды назначают такие мягкие наказания нарушителям ДТП? Почему даже в случае смертельного наезда на пешехода приговаривают к условным наказаниям? Почему вред здоровью покалеченного в результате ДТП оценивается в копейки? Эти вопросы мы задали юристу Степану Боброву.

По словам юриста, судьи при назначении наказаний виновникам ДТП руководствуются Уголовным кодексом, Уголовно-процессуальным кодексом и Конституцией Российской Федерации. Согласно статье 264 УК РФ, лица, управляющие транспортными средствами, виновные в причинении тяжкого вреда здоровью человека, наказываются ограничением свободы на срок до 4 лет, либо арестом на срок от 3 до 6 месяцев, либо лишением свободы на срок до 2 лет. Те же деяния, повлекшие по неосторожности смерть человека, наказываются лишением свободы на срок до 5 лет. Деяния, повлекшие по неосторожности смерть двух или более лиц, наказываются лишением свободы на срок до 7 лет. Таков закон. Он принят Государственной думой РФ, одобрен Советом Федерации и подписан президентом РФ.

Поэтому судьи не имеют рычагов назначить более суровые наказания. Кроме того, судьи обязаны учитывать обстоятельства дела, форму вины (умышленно ли совершено данное преступление или по неосторожности), признание вины обвиняемым (раскаяние в совершении преступления), а также факт добровольного возмещения имущественного и морального вреда, смягчающие и отягчающие обстоятельства, наличие несовершеннолетних детей на иждивении, совершение преступления лицом впервые и много других факторов, влияющих на вынесение решения. Степан Бобров привел конкретный пример. Два года назад в Саратове к трем годам лишения свободы был приговорен М. за то, что он, управляя автомобилем марки «Тойота-Королла», не справился с управлением и допустил наезд на пешехода С., а затем столкновение с автомобилем марки КамАЗ.

В результате С. скончался на месте. По иронии судьбы потерпевший С. оказался водителем КамАЗа и в момент столкновения протирал задние номерные знаки автомобиля. В ходе судебного разбирательства подсудимый М. вину не признал. Однако сторона обвинения добилась в суде признания М. виновным и назначения ему реального срока. Таким образом, из пяти максимальных лет он получил 3 года (суд учел смягчающие обстоятельства). Таким образом, если бы наказание за данное преступление было бы 10 лет лишения свободы, можно предположить, что ему назначили бы наказание в виде 5—7 лет лишения свободы. Почему это происходит — вопрос к депутатам Государственной думы, которые приняли этот закон.

Что же касается денежных выплат пострадавшей стороне, которые в нашей стране составляют копейки, здесь и вовсе все очень печально. Как правило, в наших судах бесполезно предъявлять иски на крупную сумму. — Денежные суммы в исковых заявлениях о компенсации морального вреда составляют до сотни тысяч условных единиц, — поясняет Степан Бобров, — но окончательное слово здесь за судом, то есть суммы, которые требует истец, являются не более чем предложением о компенсации.

Статистика иркутской ГАИ

За 9 месяцев текущего года на территории города Иркутска произошло 16 666 дорожно-транспортных происшествий. Количество погибших — 58 человек. 923 участника дорожного движения получили травмы. В ГАИ отмечают, что за аналогичный период прошлого года произошло 17 077 ДТП, то есть наблюдается небольшое снижение уровня дорожно-транспортных происшествий.

Метки:
baikalpress_id:  13 890