Книга о солдате

Мать издала дневник своего сына, написанный во время службы в армии

Небольшая брошюра «Тумбочка» стала первой и единственной книгой, написанной на основе дневника обычного солдата — рядового рязанского полка связи ВВС дальней авиации, служившего в 1990—1992 годах. Галина Домрачева, издавшая книгу, говорит, что ее сыну «хотелось, чтобы дисциплину не путали с дедовщиной и чтобы отцы-командиры были хоть чуточку теплее к этим мальчикам-военнослужащим. Вот тогда и будет меньше бегунов и самострелов в нашей армии».

— Пять лет прошло после трагической гибели моего сына Влада, — рассказала «Пятнице» Галина Домрачева. — Он погиб через несколько лет после службы. Дневник Влада, который он вел в армии, я нашла случайно, попыталась его прочитать, но не смогла — записи сделаны микроскопическим почерком, чтобы никто из посторонних не смог разобрать. При помощи лупы мне удалось прочитать, а потом занести содержание в компьютер. На это ушло около двух лет. И недавно наконец я издала дневник сына.

В записях Влада — много суровой правды об армии: и минусы ее, и плюсы. Книга «Тумбочка» может стать полезным пособием и для сегодняшнего призывника, и для старшеклассника, который готовится идти в армию. — Я не хочу отговаривать молодых ребят от службы, — говорит Галина Иннокентьевна. — Просто им нужно знать, что армия — это настоящая школа мужества. «Тумбочку» я издала в первую очередь для жены и 11-летней дочки Влада (ему в этом году должно было исполниться 38 лет), для моего младшего сына. Чтоб они поняли, каким был их муж, отец, брат. Влада Домрачева призвали в армию из Якутии, города Мирного. Сначала парень служил в Москве, закончил учебку ВДВ, потом его перевели в Рязань. Дослужил Влад в Канске.

— Я долго не хотела отпускать сына в армию, — вспоминает мать солдата. — Но он упирался, мечтал о службе с самого детства. Писал домой радостные письма. И после армии сын рассказывал, что не жалеет о службе. В армию Влад ушел юношей, а пришел настоящим мужчиной. Страшилок сын не рассказывал. На службе часто возникали и смешные ситуации. Была и дедовщина.

Во время службы Влад Домрачев чуть не стал участником государственного переворота, произошедшего в 1991 году. На его глазах танки въезжали в Москву. За несколько месяцев до путча Влада перевели служить в Рязань.

— Мой младший сын (ему сейчас 28 лет) долго уговаривал меня не публиковать дневник старшего брата, — рассказывает Галина Иннокентьевна. — Но я думаю, что Влад хотел, чтобы его творения кто-нибудь увидел и прочитал. Думаю, он остался бы доволен «Тумбочкой».

Отрывки из книги

* Замполка — человек старой армии, неуставник, может закрыть глаза на фонарь под глазом у подчиненного, но прикроет, если нужно, тебя от начальства. И не навязывая своего мнения, подтолкнет на фразу: «На этот счет есть два мнения: одно мое, а другое неверное». Сержанты все — ублюдки, наши ровесники, мнят себя старшими. В основном это трудные, мутные ребята. Основное занятие у них — напиться. Хоть и среди них есть исключения...

* Кормят в армии терпимо, но однообразно. Лично я к пище особой любви не имею, однако по вкусным маминым голубцам скучаю. Они мне даже снились как-то. Вот доберусь до дома, буду их трескать день и ночь долго-долго. А пока, боец, ешь «шрапнель» и пей компот, в котором «повар ноги мыл».

* Сегодня перед строем зачитывали приказ о том, что кое-кто отправится в дисбат за издевательства над молодыми. Время от времени возят нас на показательные суды трибунала. После этого мы не спим, обсуждаем. Страшно! Вот так и живем: «старик» молодых держит, командир — «старика» и порядок...

* Самое грустное и страшное в том, что сегодня это насмерть затравленный «шнурок», а завтра — величавый и жестокий «старик», он будет с таким же остервенением гонять молодого «духа» — свое подобие сегодня. «Проверять фанеру» — бить молодых в грудь кулаком. Все мы синие ходили, на некоторых живого места не было. Думаю, что я не буду испытывать эту злобу на пацанов, растерянных и ошалевших и без этого...

* В Москве я первый раз увидел девочек 12—14 лет, которые приходили к забору части. И парни делали с ними все, что хотели: избивали, насиловали и опять избивали. А назавтра они опять были у забора. Их приводили даже в казарму и ленкомнату, где выстраивалась очередь. Что это? Как это? Такое сильное желание стать взрослой, влечение или что-то другое?

* Да, здесь, в армии, я чувствую себя тумбочкой. Тупым предметом. Мои мечты, мои представления никак не вяжутся с армейской действительностью. Сознаю, что я грешен романтизмом. Но тупизм в высшей степени меня удручает.

Метки:
baikalpress_id:  13 854