Иркутяне глазами переписчика

Своими впечатлениями об увиденном с читателями «Пятницы» поделились студентки ИГУ

Мы все живем в своих маленьких мирах и зачастую не знакомы даже с соседями по площадке. Мы не представляем, что происходит в соседнем подъезде, не то что в другом районе. Студенткам Иркутского государственного университета, участвовавшим в этом году в переписи населения, пришлось побывать в десятках квартир у незнакомых горожан — две недели подряд двери им открывали совершенно разные люди.

Сегодня последний день работы переписчиков — на контрольный обход кроме отведенных полутора недель дали еще пять дней: найти неучтенных, переписать вернувшихся из поездки, внести данные по каждому, кто живет в том или другом доме. Этим и занимались Светлана Лоншакова и Анастасия Машукова — студентки второго курса географического факультета ИГУ. «Нам о переписи объявили летом. Предложили поучаствовать, мы согласились», — рассказывают одногруппницы. Девушки стали переписчицами 4-го участка Правобережного округа — внести в списки им предстояло жителей домов на улицах Тимирязева, Декабрьских Событий, Франк-Каменецкого: «Это самый центр Иркутска. В домах, в которых мы побывали, живут очень разные люди. С одной стороны, это те, кто когда-то получил в самой престижной части города квартиры и так в них и прожил всю жизнь, с другой — это те, кто имеет возможность купить жилье в новостройке в центре города». О том, как живут те и другие, чем увлекаются, как встречают гостей, девушки рассказали «Пятнице».

В первый день, по наблюдениям обеих студенток, переписчиков встречали разве что не с объятиями — все были рады, что именно к ним в первый же день работы пришли с переписью. «Многие предлагали пройти, женщины старшего возраста приглашали попить чаю и даже перекусить и все удивлялись тому, что процесс внесения данных в бланки занимает так мало времени!» — говорят девушки. Первый день стал и самым волнительным для переписчиц — что сказать, как уговорить? К тому же заходить в чужие дома тоже было немного боязно: «В первый день мы даже один подъезд вместе переписали. А потом освоились и стали ходить отдельно». По-настоящему испугаться пришлось лишь единожды: «Я зашла в подъезд одноэтажного просевшего дома, — рассказывает Анастасия. — Там нужно было сильно наклониться, чтобы попасть внутрь. Пока я спускалась, включала фонарик и готовилась постучать, дверь вдруг резко распахнулась, и оттуда вылетела огромная собака. Следом я увидела в дверях женский силуэт. Девушка также увидела меня, но в темноте не разглядела. Она захлопнула дверь с истеричным криком и стала повторять: «Кто вы? Зачем вы пришли?!» Я же стояла под грозным взглядом собаки и тоже была напугана таким поворотом событий!» Когда девушки разобрались, кто есть кто, ситуация разрядилась, и жильцов дома переписали.

— У меня в списке был странный дом. Раньше он имел адрес: улица Тимирязева, 57, а теперь это Декабрьских Событий, 65, — рассказывает Света. — Дом находится на углу двух этих улиц и раньше, насколько я знаю, имел два адреса. Пожалуй, это самый разношерстный объект, который встретился мне за две недели. В этом доме на 1-м и 4-м этажах есть коммунальные квартиры. Одни семьи, чувствуется, живут очень бедно, другие намного лучше, у третьих — дорогая мебель, картины на стенах. Но все по возможности создают уют в своих квартирах.

— А мне попалась 9-этажная новостройка на Франк-Каменецкого, — говорит Настя. — Два подъезда еще недостроены, а в трех блок-секциях уже поселились иркутяне. Я заметила, что в этом доме живут успешные люди: большинство из них — это те, кому около 30 лет. Другая часть — супруги, которым по 50—55, и третья часть — пожилые родители, квартиры которым здесь купили состоятельные дети. У всех, кто живет в новом доме, высшее образование, у многих даже несколько высших школ за плечами. Есть еще и студенты — дети богатых родителей, которые сейчас также получают высшее образование. Все жильцы — приличные, воспитанные люди. В квартирах чисто, свежо и приятно. Работать с ними — одно удовольствие.

Девушкам довелось побывать и в старых двухэтажных бараках, которые вот-вот должны снести. Многие дома уже расселили, в других удалось застать жильцов с чемоданами в руках. В то же время в жутких условиях в подобных домах продолжают жить люди: «Условия там, конечно, кошмар. Щели, сквозняки, сырость, запах. Водопровода нет, канализации нет, отопление печное! Некоторые стараются и в таком жилье поддерживать порядок — свежие обои, краска, линолеум, бытовая техника, а у некоторых все пущено на самотек: уныние, развал и тоска. И на людях это отражается — у них какие-то лица серые, погасшие. Но таких, к счастью, единицы». Некоторых жилых домов девушкам просто не удалось найти. Так, например, не удалось обнаружить двухэтажного дома № 45 на улице Тимирязева: «Он должен был быть в скверике, но теперь его там нет. И нет, судя по всему, давно — там уже довольно большие деревья выросли. Зато на картах и в разных списках дом по-прежнему значится».

Кстати, как заметили девушки, у более состоятельных семейных пар, как правило, 1—2 ребенка. У тех, кто живет проще, — по 3—4 малышей. Еще одно наблюдение — в многоэтажках люди более приветливые, чем в малоквартирных старых домах. Наблюдательные студентки сделали еще один вывод: русские люди знают, как правило, родной язык и еще один — немецкий, французский или английский. А вот выходцы из союзных республик, кроме родного и русского, знают еще несколько.

«А еще мы заметили, что соседи зачастую несправедливы друг к другу. Например, говорят, что в той или другой квартире живут наркоманы или неадекватные жильцы, а там оказываются вполне милые, улыбчивые, контактные, положительные во всех смыслах хозяева», — отмечают девушки. Заметим, у девушек появились и свои рекорды: максимальное количество человек, живущих вместе на одной жилплощади, — семеро. По семь человек живет и в двухкомнатных квартирах, и в однушках.

— Все переписанные, как нам показалось, говорили только правду, —говорят студентки. — Единственный, кто соврал, был парень 22 лет, таджик. Он сказал, что у него высшее образование. В это еще можно поверить, несмотря на то что он не очень хорошо говорит на русском. Но потом он сказал, что он доктор наук... А еще в 90 процентах случаев люди, прежде чем назвать дату рождения мужа или детей, на секунду задумываются, потом называют год и только потом — день и месяц.

К тому же, по наблюдениям переписчиц, иркутяне — народ совестливый и стыдливый. Например, если у кого-то в доме, когда пришел переписчик, что-то было не на своих местах, хозяева извинялись и объясняли, почему беспорядок: у кого-то ремонт, у других стирка, у третьих уборка. И еще, все те, кто дверь не открыл, но пообещал прийти или позвонить на переписной участок, выполнили обещанное.

За две недели работы девушки не встретили ни одной откровенно пьющей семьи, дважды попали на празднования дней рождения, один раз на похороны.

— По большому счету, можно сказать, что иркутяне — люди опрятные, любящие чистоту и уют, — заключают студентки. — И осознавать это очень приятно.

Почем иркутяне?

Естественно, за проделанную работу каждый переписчик получит зарплату. По идее, на каждого члена переписной кампании должны приходиться 400 человек. Внес в списки 400 жителей России — получи 7 тысяч рублей. Но не каждому переписчику удалось набрать такое количество населения. Например, у Светы и Насти получилось переписать примерно по 300 человек, а значит, и заработок уменьшится. За одного переписанного иркутянина переписчик получит по 17 рублей 94 копейки.

Как работали?

Прежде чем приступить к переписи, девушки прошли специальные курсы. Потом квартиру за квартирой пришлось обходить десятки домов. При этом студентки не пропускали занятий: «После учебы — сразу на участок. Ходить по домам разрешали только до девяти вечера. А позже и самим страшно, и люди не открывают». После 21.00 — в штаб: подвести промежуточные итоги, сдать заполненные формуляры. И только потом домой, в общежитие. Кстати, отказавшихся от переписи на участке Насти и Светы не было.

Метки:
baikalpress_id:  13 806