Назрела необходимость

Дело Егора Бычкова, который насильно лечил наркоманов и получил за это три с половиной года строгого режима, взбудоражило общественное мнение. Многие эксперты, в том числе и главный нарколог страны Игорь Брюн и даже директор ФСКН Виктор Иванов, выступают за принятие закона о принудительном лечении наркозависимости.

Авторитет

Сами не остановятся

Своей точкой зрения на проблему принудительного лечения наркозависимости с читателями «Пятницы» делится заведующая амбулаторным наркологическим отделением Иркутского областного наркологического диспансера Эльвира Александровна Тарбеева.

— Что вы думаете о принудительных методах?

— К принудительному лечению у меня отношение двоякое. Если смотреть с позиции общества, то это хорошо. С позиции личности — наверное, не очень, поскольку принудительное лечение — это насилие, нарушение свободы личности. С другой стороны, личность, зависимая от психоактивного вещества, неспособна самостоятельно принять правильное решение, проявить волю, согласиться с мнением других людей.

— То есть возникает замкнутый круг: мы боимся нарушить свободу личности наркомана, в то время когда он уже и не личность по большому счету. Однако эти личности нарушают покой и благополучие других людей.

— С позиции общественного благополучия я согласна с вами. Социальные проблемы в связи с наркотической зависимостью очень большие... Сами они остановиться не могут.

— А с точки зрения медицины принудительные методы лечения эффективны?

— Знаете, в советское время все это уже у нас было... И я не думаю, что это очень эффективно. Но когда возникают вопросы криминального характера, то как альтернатива лечение в закрытых условиях — это хорошо. Наркоману нужно дать время, чтобы изолироваться от места, где он употребляет наркотики, и, естественно, от окружения.

По словам Эльвиры Александровны, наркозависимые люди обычно не признают свое заболевание и отвергают лечение. Поэтому на начальном этапе принудительность может дать положительный эффект.

— Многие люди старшего поколения вспоминают о советских временах с благодарностью. Они говорят, что ЛТП (лечебно-трудовые профилактории, куда принудительно, согласно решению суда, отправляли злостных алкоголиков) давали возможность родным и близким пьяниц хоть на время вздохнуть с облегчением.

— Да, конечно, с этим нельзя не согласиться, но, поймите, принудительными мерами нельзя изменить личность наркомана или алкоголика. Страшно то, что страдают волевые качества.

— Сейчас существуют разные взгляды на проблему лечения наркомании: некоторые эксперты убеждены, что наркомания в принципе неизлечима, другие выступают за то, что пора в нашей стране вводить заместительную терапию (то есть выдавать наркоманам замещающие наркотики препараты типа метадона). Что вы думаете по этому поводу?

— Наркомания — это хроническое заболевание, но у нас много хронических болезней, таких как сахарный диабет, к примеру, но больные диабетом принимают инсулин и нормально живут, имеют семьи, работают... Так же и с наркоманами. Теперь по поводу заместительной терапии. Я видела, как это происходит в Италии и Великобритании. Существует специальная программа ООН. Здесь мнения наркологов резко расходятся, но я считаю, что это выход. Я — за! Во-первых, это прервало бы рост ВИЧ-инфекций, туберкулеза и многих других болезней. А во-вторых, это снизило бы процент преступности, ударило по наркобизнесу, потому что в этом случае они получали бы заместитель наркотика в медицинском учреждении, под присмотром врача.

По словам Эльвиры Тарбеевой, смысл заместительной терапии не в том, чтобы принимать заменитель наркотика пожизненно. Статистика стран, где практикуется такая терапия, говорит о том, что в течение трех лет около сорока процентов людей вообще прекращают прием препаратов, потому что утрачивается сам смысл употребления наркотика.

— А вообще я считаю, что должны быть задействованы все методы. Понимаете, это же не стадо, ведь не затолкаешь всех наркоманов в заместительную терапию или только в принудительную. Для одной личности это подойдет, для другой — нет.

А что думает народ?

Поместить их всех в резервацию

Мы спросили иркутян: «Существует ли альтернатива принудительному способу лечения наркозависимости?»

Ирина Васильевна: — Нет! Чтобы вылечиться, нужно иметь силу воли, а у наркоманов одни инстинкты. Поэтому все бесполезно. Я это точно знаю — у нас в Затоне наркоманов очень много. И ни один не вылечился и лечиться не хочет.

Дмитрий: — Невозможно в принципе вылечить, хоть добровольно, хоть принудительно. У меня лично два друга ушли в иной мир из-за героина. Пытались вылечиться, но бесполезно.

Анатолий: — Альтернативы нет! Только принудительно! Никто и никогда не бросит колоться добровольно, ну, может, один процент. А у нас к ним гуманно относятся, уважают свободу выбора. А я считаю: зачем на них тратить время и средства? Хотят колоться — пусть колются.

Яна: — Я уверена, что если у наркомана осталось что-то человеческое, то надо ему дать шанс. Но только если он сам этого захочет. А заставить силой избавиться от зависимости нельзя.

Игорь: — Я считаю, что может быть одна альтернатива — вывезти всех наркоманов на остров или в резервацию, и пусть они там делают что хотят. А лечить? Не знаю, мне с трудом верится, что кто-то вылечится.

Загрузка...