Трагедия на Хамар-Дабане

История, которую невозможно не рассказать читателям «Пятницы»

Это произошло в августе 1993 года. Группа туристов из семи человек приехала в Иркутск из Казахстана и отправилась в горы Хамар-Дабана. Вернуться оттуда в живых суждено было только одной девушке. Шесть человек, включая женщину-инструктора, погибли на высоте 2204 метра. О том, как все произошло, сегодня в «Пятнице».

Об этом случае мы узнали в аварийно-спасательной службе Иркутской области. При подготовке статьи об опасностях, которые могут подстерегать летом в лесу грибников и ягодников, главный специалист службы Леонид Измайлов вскользь упомянул и об этой истории. В августе 1993 года Леониду Давыдовичу и его коллегам из Забайкальской региональной поисково-спасательной службы (ЗРПСС была реформирована в конце 1990-х) пришлось искать на Хамар-Дабане погибших туристов. История оказалась настолько шокирующей, что мы попросили профессионала рассказать ее читателям «Пятницы» во всех подробностях.

— В августе 1993 года в Иркутск на поезде прибыла группа туристов из Петропавловска, Республика Казахстан, — рассказывает Леонид Измайлов, тогда заместитель начальника ЗРПСС. — Их было семеро: три девушки, трое юношей и их 41-летняя руководительница Людмила Ивановна, мастер спорта по пешеходному туризму. Группа отправилась по назначенному маршруту четвертой категории сложности через Хамар-Дабан.

Туристы двинулись от поселка Мурино по реке Лангутай, через перевал Лангутайские Ворота, вдоль реки Барун-Юнкацук, потом поднялись на самую высокую гору Хамар-Дабана Ханулу (2371 м), прошли по хребту и оказались на водораздельном плато рек Анигта и Байга. Преодолев эту значительную часть пути (около 70 километров) примерно за 5—6 дней, группа остановилась на привал. Место, где туристы устроили стоянку, находится между вершинами Голец Ягельный (2204 м) и Тритранс (2310 м). — Это совершенно голая часть гор — там только камни, трава и ветер, — объясняет Леонид Давыдович. — Почему руководитель приняла решение остановиться здесь, а не спуститься вниз на 4 километра, туда, где растут деревья, где меньше ветра и есть возможность развести костер, — загадка. Наверное, это была одна из трагических ошибок...

А заговорить об ошибке инструктора пришлось вот почему: 18 августа 1993 года сотрудникам ЗРПСС стало известно, что шестеро участников похода погибли. В живых осталась лишь 18-летняя Валентина Уточенко. Измученную девушку заметили и взяли с собой туристы из Украины, сплавлявшиеся по реке Снежной. Именно она рассказала спасателям о том, как все произошло.

— Наверное, мало кто помнит, что 3 августа 1993 года в Иркутск пришел монгольский циклон и выпало такое количество осадков, что вся улица Карла Маркса была по колено в воде. Проливной дождь тогда не прекращался около суток. Естественно, в это время в горах также были осадки, только там был снег с дождем, — рассказывает Леонид Давыдович. — Все это время группа двигалась в горах, не давая себе отдыха.

Стоит отметить, что в это же время в горах Хамар-Дабана находилась еще одна группа из Петропавловска-Казахского. Ее руководителем была дочь Людмилы Ивановны. Еще до поездки мать и дочь договорились встретиться в условленном месте, на пересечении двух маршрутов в горах. Возможно, именно из-за спешки группа не стала пережидать непогоду и все время двигалась вперед. Судя по всему, когда у туристов уже не оставалось сил, было решено сделать привал. «Иначе как объяснить решение руководителя ночевать на открытом, продуваемом шквалистым ветром месте, когда до леса оставалось около 4 километров?» — рассуждает Леонид Давыдович.

О трагедии, разыгравшейся на привале, спасателям станет известно лишь спустя две недели после случившегося — 18 августа. По скудным рассказам выжившей девушки они смогли представить, что именно там произошло.

— В ночь с 4 на 5 августа в горах продолжал идти снег с дождем, погода была очень плохой, с пронизывающим ветром, — описывает произошедшее Леонид Давыдович. — Все это время туристы мерзли в промокшей палатке, не имея возможности согреться у костра. Одежда, кстати, у ребят тоже промокла, ведь весь день они шли под дождем. В итоге утром 5 августа они собрались в путь, как вдруг около 11 часов у одного из парней изо рта пошла пена, полилась кровь из ушей — на глазах у всех 24-летнему Александру стало плохо, и он тут же скоропостижно скончался.

Дальше в группе начался полный хаос. Удивительно, что эта смерть вселила панику не только в 16—17-летних участников похода, но и в руководителя — опытную женщину, мастера спорта. Тому, что происходило в горах, трудно дать объяснение — на глазах у сохранявшей самообладание Валентины Уточенко творилось настоящее безумство. «Денис начал прятаться за камни и убегать, Татьяна билась головой о камни, Виктория и Тимур, вероятно, свихнулись. Людмила Ивановна скончалась от сердечного приступа» — такие данные записаны в отчете о поисково-спасательных и транспортировочных работах со слов выжившей девушки.

Валентина, как рассказывают спасатели, долго наблюдала за происходившим, пыталась как-то вразумить оставшихся четверых, но все было тщетно — потерявшие рассудок были неконтролируемыми, они вырывались и убегали от Валентины, когда она пыталась увести их с этого места в лес.

Когда девушка поняла, что все попытки спасти замерзающих обезумевших друзей не увенчаются успехом, она взяла свой спальник, кусок полиэтилена и спустилась на несколько километров вниз по склону. Туда, где есть лес, где не так ощущается ветер. Там девушка провела следующую ночь, а утром вернулась к месту стоянки. К этому времени все оставшиеся на горе были мертвы.

— Самое странное, что всю ночь, еще до первой смерти, ребята мокли и мерзли, но даже не пытались согреться, — рассказывает Леонид Измайлов. — У каждого из них были спальник и полиэтиленовая пленка, но это осталось нетронутым — все было сухое и лежало в рюкзаках. Почему руководитель не принимала никаких мер — необъяснимо. Как необъяснима и всеобщая паника, наступившая после первой смерти.

Зато, по словам спасателей, Валентина действовала совершенно правильно и логично. Поднявшись утром на гору и увидев ужасную картину, девушка не растерялась — нашла в вещах руководителя карту маршрута, собрала еду и отправилась искать спасения. 18-летняя Валя спустилась к реке Анигте, там провела ночь на 7 августа, а утром вновь продолжила движение.

Через какое-то время девушка наткнулась на заброшенную ретрансляторную вышку на высоте 2310 метров, где провела еще одну ночь в полном одиночестве. А утром туристка заметила идущие вниз от вышки столбы. Валентина сообразила, что они должны привести ее к людям, но дома, к которым когда-то были проброшены провода, оказались заброшенными. Зато туристка вышла на реку Снежную и двинулась вниз по течению. Здесь девушке вновь пришлось ночевать, а на следующий день продолжить поиски людей. Пройдя еще 7—8 километров, изможденная Валя остановилась. Она растянула на кустах у воды свой спальник — так обозначают свое присутствие заблудившиеся туристы.

— Именно здесь ее заметила группа туристов из Киева, сплавлявшихся по Снежной. Украинцы увидели полотнище, причалили к берегу и забрали Валю с собой, — продолжает Леонид Давыдович.

Специалист отмечает, что Валентине Уточенко очень повезло, ведь в этих местах люди бывают крайне редко. Девушка рассказала, что произошло с ее группой, и при первой же возможности туристы связались со спасателями. «Информация поступила к нам от Александра Квитницкого, украинского туриста, 18 августа около часу дня. Сразу же был заказан вертолет, чтобы отправиться на поиски погибших, но по разным причинам вылететь удалось лишь 21 августа, — вспоминает Леонид Измайлов. — Но найти стоянку не удалось, хотя на поиски летали вертолеты из Улан-Удэ и Иркутска».

В это же время в горах Хамар-Дабана велись поиски еще двоих ребят из Омска. О том, что они без вести пропали 17 августа, спасателям стало известно благодаря участнице похода, которая самостоятельно добралась до Иркутска, чтобы сообщить о заблудившихся товарищах. Девушка рассказала, что руководитель группы 18-летний Иван Васнев и 18-летняя туристка Ольга Индюкова отправились на разведку и в назначенное время не явились к месту сбора. Подождав сутки, оставшаяся троица, оставив на месте записку и продукты, отправилась к людям.

— Вместе с двумя ребятами из Омска, которых подняли на борт вертолета уже на Снежной, мы и отправились на поиски заблудившихся. Параллельно в горах шли поиски погибших туристов. Мы вылетали 23, 24 и 25 августа, — рассказывает Леонид Давыдович. — А 26-го наконец-то нашли Ивана и Ольгу — они стойко ждали спасения у Снежной, растянув синий полиэтилен на берегу. Ребята были в порядке, у них даже еда была в запасе — «Сникерс» и банка тушенки.

По стечению обстоятельств, уже взяв на борт Ивана и Ольгу, спасатели обнаружили и погибшую группу из Казахстана. Вертолет опустился, и все, кто был на борту, стали свидетелями ужасного зрелища: «Картина была жуткая: тела уже опухли, глазницы у всех полностью выедены. Почти все погибшие были одеты в тонкие трико, при этом трое босиком. Руководительница лежала сверху на Александре...»

Что же происходило на плато? Почему, замерзая, участники похода сняли с себя обувь? Зачем женщина легла на умершего парня? Почему никто не воспользовался спальниками? Все эти вопросы так и остались без ответов. С места гибели группу вывозили на вертолете спасатели из Бурятии. В Улан-Удэ было произведено вскрытие, которое показало, что все шестеро погибли от переохлаждения. К этому времени в столицу Бурятии прибыли родственники пропавших туристов, которые в итоге и увезли тела на родину. Кстати, дочь Людмилы, не дождавшись группу матери в назначенном месте, решила, что туристы просто не успели к оговоренному времени, и спокойно продолжила свой поход. Позже, когда маршрут второй категории сложности был пройден, дочь погибшей женщины вместе со своими подопечными вернулась в Казахстан, даже не подозревая о несчастье.

— Мы видели эту группу как раз 5 августа, — говорит Леонид Давыдович. — Нам пришлось вывозить с Хамар-Дабана детей, и там же уже второй день находилась дочь Людмилы Ивановны. Как раз в это время в другом месте Хамар-Дабана с группой происходили трагические события.

Леонид Давыдович говорит, что понять причины гибели шести людей очень сложно: «Безусловно, была плохая погода, но ведь это туристы — народ подготовленный, и уж руководитель-то должна знать, как вести себя в таких случаях. К тому же женщина, на мой взгляд, допустила серьезную ошибку, разбив палатку на продуваемом месте вдали от леса. И, как я понимаю, группа была утомлена — Людмила спешила на встречу с дочкой и не жалела сил. Ночь, проведенная на ветру в мокрой одежде и сырой палатке, тоже сделала свое дело».

— Что помогло Валентине избежать той же участи? Наверное, характер. Мы совсем ее не знаем, а когда общались в августе 1993-го, девушка была глубоко в себе — пережить такое в силах не каждый человек. Главное, она все правильно сделала, что и спасло ее.

P.S. Фамилии погибших не указаны по этическим соображениям.

Оказалась самой стойкой

«Пятнице» удалось найти Александра Квитницкого, туриста из Киева, который был в составе группы, нашедшей Валентину на реке Снежной. Александр Романович поделился с нами своими воспоминаниями.

— Получилось так, что мы были первыми, кому Валя рассказала о гибели друзей, — вспоминает мужчина. — Она говорила, что у них была чудесная руководительница и что они торопились поскорее пройти маршрут, поэтому очень устали. Когда наступила непогода, они все очень замерзли, но не спускались с хребта, чтобы переждать ненастье, а все время шли. От этого еще больше устали. Как она говорила, все началось с гибели самого сильного участника похода — молодого крепкого парня. Валя рассказывала, что руководитель группы считала его своим сыном, потому что воспитывала с детства. У парня прихватило сердце, и он внезапно умер на глазах у всех. От этого руководительница потеряла оставшиеся силы, сказала всем спускаться вниз, а ее оставить с этим парнем. Ребята, конечно, не бросили ее, и она также умерла на их глазах. Что было дальше, мы так и не смогли разобрать: Валя описывала все как приступ массового безумия. Несмотря на ее попытки, организовать дальнейшее передвижение с оставшимся коллективом было просто невозможно. Она даже пыталась тащить кого-то за руку с собой, но он вырвался и убежал. А Валя, крепкая деревенская девочка, которая привыкла к физическим нагрузкам, оказалась самой стойкой из всех. Ей было так же невыносимо холодно, как и остальным, она тоже коченела на ходу, но ее спасли мысли о родных. Девушка думала, что будет с мамой, если она не вернется домой. Взяв спальник и полиэтилен, Валя ушла вниз, к лесу. Там переждала непогоду, а когда вернулась, увидела, что все мертвы.

Позже добрела до реки и решила помыть голову. Она рассуждала так: если уж умирать, то нужно хорошо выглядеть перед смертью. К тому времени погода установилась — пекло солнце. На реке мы ее и заметили. Валя была простужена — мы поили ее антибиотиками, другими лекарствами. А когда продолжили маршрут по реке, то встретили москвичей, которые до Иркутска добирались вместе с группой Вали. Они рыбачили на берегу, заметили девушку и стали спрашивать, где все остальные и как у них дела. Валя рассказала им все, что случилось, — это был шок для них, ведь за время в пути они успели сдружиться. Позже, когда уже были найдены тела, наши ребята помогли Вале купить билеты на поезд и проводили до дома.

Виновата горная болезнь?

Александр Квитницкий, рассуждая о причинах гибели группы, предполагает, что у группы развилась горная болезнь, которая появляется в условиях высокогорья: «Можно предположить, что вследствие кислородного голодания у них могли произойти изменения в головном мозге, которые вызывают разные реакции, в том числе влияют на сердце, сосуды, вызывают галлюцинации и прочее. Но на высоте, на которой была та группа, горная болезнь почти не случается».

Метки:
baikalpress_id:  13 769