Кладезь мудрости

Житель поселка Большая Речка написал несколько сказов и больше ста тысяч пословиц

Судьба никогда не баловала этого человека. В два месяца от роду он остался сиротой. В Великую Отечественную у него на глазах немцы замучили приемных родителей, а сам он после одной из бомбежек стал инвалидом. Сейчас живет совсем один в небольшом домике в поселке Большая Речка. Несмотря на то что из-за болезней всегда чувствовал себя чужим в обществе здоровых людей, не сломался и смог найти себя в творчестве — стал писать сказы и пословицы, которые поражают своей мудростью. «Я создал себя сам. То, что я пишу, льется у меня из души. Думаю, человеку, который не познал в жизни никаких лишений, гораздо труднее понять то доброе и светлое, что есть в жизни», — говорит автор двух уже изданных книг Виктор Алексеевич Михайлов.

Своих родных родителей Виктор Михайлов не помнит. Его сознательное детство проходило в детском доме где-то в Подмосковье. Мальчику не было четырех лет, когда началась Великая Отечественная война. Виктору Алексеевичу удалось сохранить детские воспоминания о тех страшных событиях:

— Мы спали в одежде, чтобы в любой момент нас быстро могли вывести из здания. Воспитатели будили нас громким шепотом: «Дети, вставайте. Тихонько, осторожно выходите друг за другом». Потом нас вывели на лестничную площадку, и в это время погас свет и завыла сирена. Перепуганные дети в темноте кинулись кто куда. Они кричали: «Волки, волки!» Началась давка. Перила второго этажа не выдержали и проломились, и все мы попадали вниз. Больше я ничего не помню. Очнулся он в больнице. Рассказывает, что вокруг все было красивое, чистое, белое, но от этой белизны было очень холодно, хотелось спрятаться под одеяло. Незнакомых людей мальчик боялся — если кто-то заходил в палату, прятался под кровать. А потом к нему стала каждый день приходить какая-то добрая женщина. Она приносила ребенку вкусные пирожки и гладила его по голове, а когда он поправился, забрала к себе домой.

— Так у меня появилась своя семья — мама, дедушка и бабушка. Дед был охотником и часто приносил из леса зверюшек. Когда в деревню нагрянули немцы, он тоже был в лесу. Они его увидели и стали кричать: «Партизанен, партизанен!» На следующий день всех жителей деревни согнали к местной школе. Там была виселица для трех человек. Одним из тех, кого повесили у нас на глазах, был мой дедушка. Потом немцы пришли за моей мамой. Бабушка кричала: «Не пущу!» — и кидала в них камнями. В одного попала, он развернулся и выстрелил из автомата. Я увидел, как бабушка как-то странно пошла и высунула язык. Тогда я, конечно, не понимал, что она умирает. Думал, она дразнит немцев, и тоже показывал язык им в спины. А потом бабушка упала и уже не поднялась. Через три дня вернулась мама. Она, шатаясь, дошла до кровати и легла на нее. Я пристроился с ней рядом. Ночью проснулся, потому что захотел есть. Стал ее будить, дергать за руки, за ресницы. Но она так и не проснулась, — рассказывает Виктор Васильевич.

Мальчик снова попал в детский дом. Он помнит, как всех воспитанников погрузили в поезд и куда-то повезли. На одной из станций он отстал от своих. Бродил по улице и познакомился со стариком, очень похожим на Илью Муромца. «Он был слепым. Мы вместе с ним ходили по дворам. Его все любили. Наливали ему чай, давали кусочек сахара, а он пел. Голос у него был сильный. Он импровизировал — пел духовные песни былинного склада. Люди, слушая его, плакали. Он умер, а я опять попал в детдом», — вспоминает Виктор Михайлов.

Наверное, именно от общения с тем старцем у нашего героя проснулась любовь к творчеству. Он взахлеб читал книги и мечтал посвятить свою жизнь литературе. Любимых авторов было много, но ближе всего были стихи Николая Некрасова. Подражая ему, Виктор Алексеевич написал свою поэму о русском народе, а когда приехал поступать в Иркутский университет, выбрал его творчество для сочинения. Но провалил экзамен.

— Я начал читать свою поэму. Она удивленно спросила: «Кто это написал?» Я сказал, что это мои стихи, и протянул ей две толстые тетради. Женщина-экзаменатор взяла их и попросила подождать. А потом из кабинета вышли преподаватели, а впереди шла та женщина и кричала мне: «Все, поступил!» Виктор Алексеевич рассказывает, что после университета работал учителем и сочинял стихи и музыку, а писать пословицы начал случайно. Зашел в книжный магазин, на глаза попался сборник пословиц и поговорок. Решил его купить. Тут же стал читать и не смог сдержать возмущения:

— Много глупых, пустых выражений, не несущих никакого смысла, мудрости, как это должно быть в пословицах. Было там, например, такое: а иди ты. Или: я его и пальцем не трону; извините, я не из таких. Меня эта бессмыслица потрясла. И у меня вырвалось: иным прикрыть бы срамоту не ту. Носить бы им трусы во рту. Потому что срамота у них исходит изо рта. И тут же потекли пословицы одна за другой: не всякую блажь любовью мажь; с природой в унисон — здоровым будет сон; для воров нет чужих дворов, все свои; чтобы избежать напасти, не давайте дурням власти. И еще много других. Смотрю: вокруг собрался народ, слушает. Один парень говорит: «Дед, ты записывай, что говоришь. Ведь в самую точку попадаешь». И он стал записывать свои мысли в толстые тетради. Творческих мук не было — пословицы сами приходили в голову. В итоге тетрадей с записями накопилось очень много. Здесь были не только пословицы, но и сказы о русском народе и его великих подвигах. Свои творения Виктор Алексеевич принес сотрудникам Иркутского центра народного творчества и досуга. И вот в прошлом году состоялась презентация первой книги сказов, а в этом году вышла в свет вторая книга, куда вошли лучшие пословицы Виктора Михайлова.

Кстати, печатается автор под псевдонимом Дед Михайло. Такое имя родилось не случайно. Дедом решил именоваться в честь того слепого старика, с которым когда-то в детстве ходил по дворам и слушал прекрасные песни, а Михайло — по фамилии.

Загрузка...