Полюбила летчика

Первый ребенок укладчицы парашютов и летчика родился по дороге с фронта

«Я не думала о браке, не ждала признаний в любви. Мы жили одним днем, потому что завтра могло случиться все что угодно», — так рассказывает о своих отношениях с будущим мужем — летчиком Михаилом Рожиным, которого встретила на фронте, его вдова Анна Николаевна. Еще одна история любви, начавшейся в годы Великой Отечественной войны, сегодня в «Пятнице».

На войну иркутянка Анна Грудинина отправилась добровольцем: «Мы жили тогда в поселке Грудинино, который затопили при строительстве ГЭС. У нас была большая семья, я родилась в 1922 году и была одной из старших сестер. Когда началась война, отцу дали бронь — он работал на железной дороге, а мои братья тогда были еще слишком малы, поэтому из нашей семьи на фронт не призвали никого».

В те годы Анна работала продавцом в магазине соседней деревни Михалево, а дома, в Грудинино, у нее был жених: «После работы я спешила к нему, за 7 километров пешком, лишь бы повидаться. А в 1942 году Олега призвали в армию. Я очень переживала, деревня сразу опустела, стало грустно. Ждала писем, но ничего от него не приходило. Тогда я тоже решила идти воевать добровольцем».

Шел 1942 год, когда Анна тайком от родных отправилась в иркутский военкомат. Однако девушку взяли не сразу — кончился набор. Предложили прийти в назначенный день. «В военкомате было совсем немного девушек, — вспоминает Анна Николаевна. — Меня стали спрашивать, кто я и почему собралась воевать. Я ответила, что могу постоять за себя, могу на крышу залезть, стрелять из лука могу. Меня записали, сообщили, когда явиться с вещами на отправку».

— Только в тот день я рассказала родителям, что ухожу на фронт воевать за всю нашу семью. Мама заплакала, отец только и сказал: «Ну попробуй, если сумеешь». Ему, видимо, было обидно, что я, девчонка, отправляюсь на фронт, а он не может, — рассказывает Анна Николаевна.

Девушка уехала в Читинскую область — там новобранцев обучали нужным на фронте специальностям. Анна попала в группу парашютных инструкторов-переукладчиков: «Нас учили укладывать парашюты, управлять ими, рассчитывать нагрузку на стропы и так далее. А мы должны были обслуживать парашюты и всему учить летчиков, которые в случае чего будут пользоваться этими парашютами». Через несколько месяцев, сделав один прыжок, Анна попала на 1-й Белорусский фронт.

— Я была в первой эскадрилье 848-го полка. Нас и бомбили, и обстреливали, повидала я многое: и трупы наших солдат, и немецких, но ранение у меня было всего одно — осколочное. Осколки тогда попали в колено и плечо. Перемещались мы так: освободили наши территорию — летчики летят на осмотр территории, потом всех нас сажают в большой самолет и везут на новое место. Мы тут же размещались и снова принимались за работу: несли дежурства, следили за полетами, помогали с подготовкой самолетов и так далее.

Сначала они были на 1-м Белорусском фронте, а потом их перекинули на 1-й Украинский. В военные годы Анна Николаевна побывала в Польше, Чехословакии, Венгрии, Румынии, Болгарии.

— Летчики, надо сказать, нас не принимали всерьез, — рассказывает ветеран. — Они не доверяли этим, как они выражались, «тряпочкам». К тому же им было интереснее смотреть на нас, на девчонок, а не слушать, что мы им там рассказываем про эти устройства. Они заигрывали с нами, вопросы задавали, а мы упорно проводили обучение. Впрочем, однажды одному из летчиков парашют, уложенный лично мной, спас жизнь. Он эвакуировался из подбитого самолета, все правильно сумел сделать, но приземлился вверх ногами — сильно ударился головой и попал в госпиталь. А когда ему стало легче, спросил, кто укладывал парашют, и с тех пор называл меня не иначе как «моя вторая жизнь». Тот парень прошел всю войну, и даже на 45-летие Победы мы встречались в Орле. К сожалению, были и те, кто не вернулся...

Именно здесь, на 1-м Белорусском фронте, Анна встретилась с будущим мужем: «Летчиков было много, мы общались со всеми, и с Мишей в том числе. Однако сказать, что я увидела его и поняла, что это моя судьба, нельзя. У меня ведь был жених, о котором я все время думала, хотя не знала даже, где он, что с ним и жив ли он. Из дома получала письма, родные сообщали о новостях — от Олега писем в деревню не приходило. А Михаил до определенного момента был просто одним из всех. Друг про друга мы знали только, кто откуда родом и что у меня есть жених, а его с войны ждет невеста». Однако война решала судьбы людей по-своему. В случае Анны и Михаила все сложилось так, как не ожидал ни он, ни она.

— Как-то потихоньку мы стали теснее общаться, он интересовался моими делами, был очень ненавязчивым, — вспоминает женщина. — Мне было спокойно с ним, и я сама не заметила, как стала думать о нем больше, чем об остальных, переживала сильнее, чем за других, когда он улетал. Но ничего серьезного я не ждала.

Но однажды в свободное время парень и девушка оказались рядом и дали волю чувствам. Именно в тот день, признается женщина, 30 декабря 1944 года, Михаил и Анна стали по-настоящему близки. «Я тогда ничего не понимала, сообразила, что беременна, когда ребенок уже начал шевелиться, — рассказывает Анна Николаевна. — Сообщила об этом Михаилу — он был безумно счастлив! Тем более всем было уже понятно, что война идет к концу, а Миша был счастлив вдвойне — ни разу не ранен, рядом будущая жена и скоро родится ребенок!»

Скоро бойцы узнали о победе над фашистской Германией: «Мы стояли в Болгарии и были так рады, не передать словами! Позже был сформирован эшелон, нас рассадили по разным вагонам — девушки в одном месте, мужчины в другом — и отправили в Россию. Но наш состав постоянно останавливали, потому что нужно было пропускать тех, кто ехал на войну с японцами. Вот так, когда мы стояли несколько дней в тупике, у меня начались схватки. Меня быстро отправили в госпиталь — дело было 24 сентября на территории Румынии, где и появился на свет наш сын». Мальчика, по настоянию сослуживцев-летчиков, назвали в честь Чкалова Валерием (забегая вперед, скажем, что Валерий Рожин стал летчиком гражданской авиации). Когда роженицу забрали из роддома, состав был готов снова тронуться в путь. Молодым родителям уступили отдельное купе, мальчику из простыней и рубашек организовали пеленки и подгузники. — Так началась наша семейная жизнь, — улыбается Анна Николаевна. — Когда Валере было 7 лет, родилась первая дочь, чуть позже — вторая. Мы жили дружно и счастливо.

ИРИНА ПОКОЕВА pokoeva@pressa.irk.ru Фото автора и из архива семьи Рожиных

«Любовь на войне» — это роман из множества историй, которые расскажут читателям «Пятницы» жители Иркутской области. Каждая история — не о смерти, трагедиях и разрывах снарядов, а о любви. Ведь и ей было место на войне. Мы с удовольствием представляем партнера нашей новой рубрики — это Байкальский банк Сбербанка России. Рассказчиков самых необыкновенных историй ждут подарки от нашего партнера. Звоните в «Пятницу» по телефону 27-28-28, мы ждем ваших историй на тему «Любовь на войне».

Загрузка...