Клеймо с горностаем

Знаменитый хайтинский фарфор теперь можно увидеть только в музее

В доме каждого жителя Иркутска, да пожалуй, и всего нашего региона есть хотя бы одна чашка или тарелка с горностаем на клейме. Это знак Хайтинского фарфорового завода. А кому-то повезло больше: на Хайтинском заводе в Мишелевке выпускали не только ширпотреб для повседневного использования, но и совершенно потрясающие сервизы с позолотой, подарочные вазы и блюда, статуэтки и т. д. За ними гонялись по магазинам, стояли в очередях, ведь лучшего подарка к различным юбилеям, свадьбам и другим праздникам в те годы трудно было придумать. Но наступили лихие девяностые, жертвой которых стали многие предприятия области, в том числе и Хайта. Завод, основанный еще в 1869 году (!), переживший и революцию, и гражданскую войну, не выдержал экономического хаоса в стране. В понедельник, 27 сентября, в Иркутске открылся уникальный музей сибирского фарфора. В основе коллекции — спасенные экспонаты из музея Хайтинского фарфорового завода, прекратившего свое существование в начале 90-х годов прошлого века. На торжественном открытии нового музея побывали наши корреспонденты.

Интересно, что музей фарфора был создан самими основателями фарфоро-фаянсовой фабрики в Мишелевке — братьями Переваловыми — еще в 1880 году, то есть 130 лет назад. С тех пор музей пополнялся изделиями не только местного производства, но и императорского фарфорового завода из Санкт-Петербурга братьев Кузнецовых, произведениями западных и восточных фарфоровых мастерских. Братья Переваловы очень гордились своим музеем, он был редкостью, более того — сибирской диковиной. И само производство фарфора в Сибири было чудом.

К сожалению, после революции 1917 года большая часть коллекции музея, созданного братьями Переваловыми, была разворована, но кое-что удалось спасти, и музей открылся вновь. И работал он до самого закрытия завода в середине 90-х годов.

И вот на наших глазах произошло третье рождение Музея фарфора. Уже в Иркутске, на территории Музея-усадьбы имени Сукачева, в отличном двухэтажном резном особняке.

Причем, по словам директора Иркутского художественного музея имени Сукачева Елены Зубрий, коллекцию заводского музея дополнили экспонаты, которые хранились в музее изначально, они собирались на протяжении всего XIX века.

— Открытие Музея сибирского фарфора можно назвать настоящей сенсацией, — сказала на открытии Елена Станиславовна. Кстати, история спасения хайтинской фарфоровой коллекции заслуживает отдельного разговора.

— Завод был продан частным лицам, — рассказала Елена Зубрий, — и новый владелец посчитал, что вместе с заводом он купил и музей. Но в учредительных документах не было слова «музей», поэтому мы вместе с представителями Госимущества области и в сопровождении милиции приехали туда и, можно сказать, насильственным путем вернули коллекцию государству, чтобы в этой усадьбе его могли видеть все. По словам Елены Станиславовны, в тот момент судьба бесценной коллекции действительно была под угрозой.

— Дело в том, что они купили завод, а музейные экспонаты просто сложили в коробки и снесли в сырой неохраняемый подвал с выбитыми стеклами. Мы вскрыли дверь и увидели ужасную картину: некоторые коробки были распечатаны — наверное, тут уже побывали злоумышленники. Так что мы успели вовремя.

Цена вопроса

Известно, что драгоценный камень требует достойной оправы, и такая уникальная коллекция фарфора, соответственно, требовала к себе особого отношения. Перед сотрудниками музея имени Сукачева встал вопрос: что с ней делать? Нужно было найти помещение, приобрести выставочное оборудование, освещение. И тогда молодые сотрудницы написали заявку на президентский грант в размере 250 тысяч рублей. И выиграли! Но мало того что выиграли, из президентского фонда на обустройство нового музея добавили еще столько же. Большую помощь оказал также благотворительный фонд «Меценат», который многое делает для развития Художественного музея в Иркутске. Кстати, торжественно разрезать ленточку перед порогом было поручено Виктору Круглову, представителю этого фонда.

Со слезами на глазах

На открытие музея в Иркутск приехали работники Хайтинской фабрики. Они с грустью вспоминали годы расцвета. Ведь это был не только сам завод, но и еще несколько рудников и баз, где добывали глину, кварц. Были смежные производства, которые давали людям работу. Были химические и термические лаборатории, детские учреждения, поликлиника, пекарня... То есть огромная налаженная инфраструктура. Рассказывает Татьяна Георгиевна Галейникова, художница, проработавшая на заводе двадцать лет:

— После реконструкции в 70-х годах завод набирал темпы. Была увеличена художественная лаборатория, было много художников, очень много интересных разработок. Это был настоящий расцвет, у нас были отличные перспективы, у художников был свой стиль. И, конечно, была надежда, что все это когда-то внедрится в производство... Но в стране наступил хаос, который отразился на нашей Мишелевке.

— А как вы считаете, если бы не упустили тогда время и не отдали рынок китайцам, наш родной хайтинский фарфор смог бы выдержать конкуренцию?

— Это самое главное! Если бы нас в то время поддержали, и не была бы такая высокая цена на топливо, себестоимость фарфора была бы ниже, то мы бы выжили.

ЕЛИЗАВЕТА СТАРШИНИНА start@pressa.irk.ru Фото СЕРГЕЯ ИГНАТЕНКО

Метки:
baikalpress_id:  30 464