Уникальный сад

В саду у иркутянки Нины Буляткиной растет то, что расти в Сибири в принципе не может

Многие иркутяне до сих пор воспринимают дачу как пресловутые шесть соток, на которых нужно горбатиться все весну, лето и осень, несмотря на то что сейчас все без особых усилий можно купить на рынке. Но есть настоящие энтузиасты, для которых дача — это место воплощения творческих замыслов, место сбывшейся мечты. Журналисты «Пятницы» побывали в гостях у одной такой иркутянки, которая сумела вырастить на своем участке уникальный парк из хвойных деревьев.

По профессии Нина Александровна Буляткина программист, но по призванию она, несомненно, садовод, или, если вам угодно, садовник. И не просто садовник, а мастер-виртуоз. Ее участок в садоводстве «Политехник» на Иркутском водохранилище выглядит как иллюстрации из дорогого глянцевого журнала. И все благодаря великолепию деревьев и кустов, выращенных руками женщины. Самое интересно, что в молодости Нина особой любви к садоводству не проявляла.

— Все, что связано с садом и огородом, я всю жизнь люто ненавидела, — вспоминает она. — Говорила друзьям и знакомым, что у меня дачи никогда не будет. Я рождена для другого. Но, видимо, те ребята, что сидят на небесах, воспринимают все слова буквально и дают именно то и именно тогда, когда тебе это нужно. Я говорила всем, что соглашусь при условии, что дом будет стоять на заливе, чтоб с балкона можно было в заливе рыб разглядывать. Прошло много-много лет, и дача появилась там, где я сказала, — на заливе. И именно тогда, когда я поняла, что мне это необходимо.

По словам хозяйки дачи, с появлением участка в ее жизни изменилось практически все, даже проснулся инстинкт собственника, хотя раньше ей ничего не надо было. Кстати, участок попался очень хороший, на нем изначально росли высокие корабельные сосны в количестве 40 штук. И ни одно дерево в процессе обустройства не было уничтожено. Все они составляют единый ансамбль с теми деревьями, которые затем вырастила сама Нина. Вообще это место располагает к выращиванию хвойных пород. На участке Нина Александровна разбила уникальный сад, или, вернее, парк из хвойных деревьев различных пород. Тут растут деревья и кустарники, в том числе миниатюрные, из Германии, Америки, Голландии, Кореи, Польши... и принесенные из леса.

— Вот пихты, я очень их люблю во всем разнообразии видов. Они очень пластичны. Вот эту я выкопала в лесу, она упрямая: какую бы форму я ни пыталась придать, она все равно растет по-своему. А вообще хвойные деревья надо чаще стричь, тогда они делаются гуще.

Особое впечатление производит корейская пихта, она выглядит так изысканно, словно сошла с дорогой фарфоровой вазы. Выразительно изогнутый ствол, длинные иголочки... Великолепное деревце! На участке есть несколько сортов туи, также отличного декоративного растения. По словам хозяйки, туя требует основательного ухода, поэтому редко кто берется за их выращивание. Есть лиственницы, ели, в том числе и голубые. С каждым деревцем связана целая история. В рассказах Нины Александровны раскрывается их судьба, иногда драматическая.

— Вот эту елочку я купила на рынке, у нее были варварски оголены корни, такие деревья плохо приживаются. Она была такая жалкая-жалкая. Все ветки внизу пожелтели. Я все это выстригла, и вот за три года елочка превратилась в такое хорошее пушистое деревце. Голубые ели, по мнению Нины Александровны, — это вершина семейства хвойных.

— Если человек решил заниматься разведением хвойных деревьев, то первым делом должен вырастить карликовую шаровидную елку (глаука глабоза). Лучше этой ели ничего не придумали. Она хороша в любом размере и оформлении, великолепно у нас в Иркутске зимует. И со временем становится только краше. Родом эта красавица из Северной Америки.

Кстати, специалисты-дендрологи в один голос говорили Нине, что вырастить эту ель в Сибири невозможно, что она не переживет зимы, погибнет. Но у садовода-любителя ели отлично прижились.

— Нина Александровна, вы, наверное, колдунья? — спросила я хозяйку питомника. — Ведь это невозможно, чтобы все так приживалось и росло. Тем более у нас в Сибири.

— Нет, я не волшебница. Мой плюс, что я не верю ботаникам и у меня нет ботанического образования. Я просто очень любознательная. И мне очень везет. Я решила, что у меня они будут расти и столько, сколько мне надо. Задалась этой целью. И вот пожалуйста.

На участке растет черная ель — оказывается, есть и такие. Есть и карликовые канадские елочки. У них очень тонкие иголочки, и они растут только в тенистом месте. Особую атмосферу создают кусты можжевельника. Их так и хочется погладить рукой, а цветы его замечательно пахнут.

— Это моя гордость, — поясняет Нина Буляткина, — можжевельник Сарджента с Дальнего Востока, занесенный в Красную книгу. Смотрите, он в диаметре три метра!

Про каждое дерево Нина Александровна может говорить бесконечно, причем мне показалось, что ей они все одинаково дороги: те, что были куплены за большие деньги в заграничных питомниках, и те, что были спасены от гибели на местных рынках. Разумеется, ко всем своим деревьям женщина относится как к живым существам. А иначе, наверное, и невозможно заниматься этим делом.

— Я подхожу, глажу по стволу и говорю: «Красавица моя, у тебя нет ни одного недостатка!»

Картину хвойного великолепия завершают несколько молодых кедров. Они также были спасены от гибели во время прокладки просеки. Легко ли вырастить такой сад? Нина Александровна говорит, что в этом деле главное — терпение, терпение и еще раз терпение.

— Самое трудное — дождаться, когда жалкий заморыш наконец превратится в роскошное дерево. У меня у самой иногда появляется желание взять и выдернуть его из земли. И расстаться. Поэтому надо набраться терпения.

Кроме хвойных Нина выращивает в саду и другие редкие деревья, например чудесную извилистую иву. Это дерево Нина Александровна привезла в Иркутск первая. Приобрела в екатеринбургском питомнике. Теперь она всячески продвигает иву, чтобы ее активнее выращивали в Иркутске, и готова отдавать черенки всем желающим. У всех дерево отлично укореняется. Есть редкий клен с рассеченной листвой и американский клен Фламинго.

А еще Нина Александровна — известный в городе специалист по выращиванию лилий и гортензий. Всего же на ее участке растет больше трехсот различных видов деревьев и кустарников! А вот грядок с капустой и теплиц с помидорами мы так и не увидели. Нина Александровна этим практически не занимается — ей это неинтересно.

Раньше женщина очень хотела каким-то образом участвовать в городском озеленении, предлагала собственные идеи, ресурсы. И даже готова была бесплатно оформить несколько скверов. Но чиновники никак на эти инициативы не отреагировали. Тогда Нина решила помочь тем, кому эта помощь нужна. В качестве благотворительной помощи она занимается озеленением территории церквей и домов ветеранов.

В питомнике меня не покидала мысль, что Нина Александровна все-таки немного волшебница. Добрая, разумеется. Ведь недаром говорят, что в руках доброго человека и мертвое дерево оживает. Наверное, она знает какую-то тайну: ведь в ее саду растет то, что физически расти в Сибири не может!

ЕЛИЗАВЕТА СТАРШИНИНА start@pressa.irk.ru ФОТО СЕРГЕЯ ИГНАТЕНКО

Метки:
baikalpress_id:  13 573
Загрузка...